Александр жулин: «гори все синим пламенем»

      Комментарии к записи Александр жулин: «гори все синим пламенем» отключены

Александр жулин: «гори все синим пламенем»

Катание на коньках – это бизнес. О материальных стимулах в экспортном потенциале и большом спорте русских фигуристов говорит Александр Жулин.

Марина Равнина

Прославленный спортсмен Александр Жулин (мировой чемпион, Европы, СССР, медный и серебряный олимпийский чемпион в паре с Майей Усовой) добился блестящих результатов не только в качестве фигуриста, но и в качестве тренера – его подопечные Татьяна Навка и Роман Костомаров стали олимпийскими чемпионами в Турине. По окончании возвращения в Россию вместе с бывшей женой Татьяной Навкой для съемок в проекте первого канала «Ледниковый перид» Александр получил всеобщую популярность, выступая в паре с актрисой Ингеборгой Дапкунайте.

Александр с Ингеборгой уступили пальму первенства в этом соревновании только Татьяне Навке в паре с Маратом Башаровым. В следующих сезонах этого рейтингового шоу Александр учавствовал в качестве тренера, а на данный момент он деятельно занят постановочной работой в проекте первого канала «пламень и Лёд». Параллельно Жулин тренирует российский дуэт Никиту и Елену Ильиных Кацалапова и французов Натали Пешала и Фабьяна Бурза.

Мастер грезит о новых собственных ледовых шоу, поскольку опыт постановки ледового спектакля у него уже имеется – в мае состоялась премьера «Ледового посвящения» — Бондианы в интерпретации тренера и знаменитого фигуриста. Не обращая внимания на плотный рабочий график, Александр отыскал время для интервью с Мариной Равниной.

Executive.ru: Александр, вы 13 лет жили в Америке. В чем принципиальная отличие в работе тренеров в Российской Федерации и за границей?

Александр Жулин: Ну, как минимум, в заработной плате (смеется), а вдруг без шуток, то на западе подход к работе с учениками-фигуристами совсем второй – более тактичный, более щадящий. У нас же из человека, в буквальном смысле слова, душу вынимают.

Executive.ru: Вам лично какая совокупность больше импонирует?

А.Ж.: Мне, возможно, Западная. Не обожаю на тренировках крика, истерики. Отечественные парни весьма забитые как раз из-за для того чтобы стиля работы с будущими звездами.

Палитру фигуристов хронический стресс на тренировке весьма обедняет, поскольку по окончании таких ожесточённых опытов над психикой спортсменов «выдавить» из парня либо девушки нужную эмоциональную краску при постановке программы для выступления на важных соревнованиях неординарно не легко – у ребят свойства раскрываться на льду отбиты в юные годы. Отечественные звезды первой величины Женя Плющенко, Леша Ягудин весьма сильные личности, каковые показались не благодаря, а вопреки российской совокупности работы с потенциальными олимпийцами.

Executive.ru: Многие спортсмены не скрывают, что громадный спорт помог им выбиться из нищеты. По вашему точке зрения, на данный момент юные русские спортсмены имеют достаточные материальные стимулы, дабы выкладываться на тренировках на 150%?

А.Ж.: Понимаете, большой спорт и материальные стимулы – вещи взаимосвязанные, но не на 100%. В Америке у моего приятеля Игоря Шпильбанда тренируются мальчики из весьма богатых семей. У них нет материального стимула, но имеется творческий потенциал, что им хочется раскрыть.

Более того, они готовы практически жить на катке, не смотря на то, что суммы, каковые они приобретают в качестве призового фонда за собственные победы – ничто если сравнивать с состоянием их своих родителей.

Executive.ru: В советское время юные фигуристы, подающие надежды, тренировались безвозмездно. Как на данный момент обстоят дела с подготовкой хорошей смены олимпийцев?

А.Ж.: на данный момент в случае если ребенок перспективный – удачно выступает на соревнованиях – ну для начала, хотя бы входит в сборную Москвы, он также тренируется безвозмездно. Не смотря на то, что сказать о том, что у мальчика либо девочки имеется громадное спортивное будущее в фигурном катании, возможно приблизительно лет с 11.

Executive.ru: Как вы вычисляете, от чего зависит, превратится ли одаренный ребенок в прославленного фигуриста либо нет?

А.Ж.: От совокупности факторов. Все усилия ребенка может перечеркнуть очевидная гормональная перестройка организма в переходном возрасте. Поправится девочка на 20 кг, и все, «прощай фигурное катание».

Не смотря на то, что бывают и куда более грустные обстановки, в то время, когда и способности у ребенка хорошие, и тренер выкладывается на все 100%, и родители стараются (ребенка на тренировки на другой финиш города возят), но… нет у человека силы воли, упорства биться до последнего с самим собой: с ленью, усталостью, нехорошим самочувствием. Так как отечественный вид спорта предполагает постоянные тренировки, а также, через боль.

какое количество серьёзных соревнований и олимпиад фигуристы побеждали с тяжелыми травмами… И это персональный выбор спортсмена – дойти до финишной прямой либо лечь в поликлинику. В общем, основное – это бойцовские качества у будущего опытного фигуриста. Не смотря на то, что фактор судьбы также нельзя сбрасывать со квитанций.

К примеру, из 11 человек отечественной группы одиночников выбился в люди лишь я, да да и то в танцах.

Executive.ru: какое количество времени вам необходимо, дабы выяснить, возьметесь ли вы тренировать спортсмена?

А.Ж.: Мало, не смотря на то, что, увы, бывают и промахи. Время от времени весьма гениальные парни не могут преодолевать мандража перед выступлением, и тогда все отечественные упрочнения «горят синим пламенем». Значительно полезнее в случае если ребенок неяркий, но трудолюбивый и собранный, ну и целеустремленный, само собой разумеется.

Executive.ru: С какого возраста юный спортсмен обязан решить, станет он опытным фигуристом либо нет?

А.Ж.: Лет в 12-13.

Executive.ru: Вы тренируете всего две пары фигуристов: русских мировых чемпионов среди юниоров Никиту и Елену Ильиных Кацалапова и французский дуэт Натали Пешала и Фабьяна Бурза. Из-за чего не переключаетесь на подготовку мелких детей, среди которых вы с вашим опытом тренерской работы имели возможность бы рассмотреть будущих олимпийских чемпионов?

А.Ж.: Я тружусь на льду 10 часов, из которых пять часов тренирую опытных фигуристов, которых вы назвали, и вдобавок пять часов ставлю программы для телепроекта «пламень и Лёд». И нужно осознавать, что сопоставить мою заработную плат на телевидении и ставку тренера младшей группы фигуристов, увы, нереально. Вот из-за чего заняться малышами я по денежным обстоятельствам не могу себе позволить.

Кроме моих собственных бытовых привычек, каковые у меня появились за 13 лет судьбы в Америке и нескольких лет работы в Москве в проекте «Ледниковый период», я обязан заботиться о дочери: Александра без шуток занимается теннисом, а персональные тренировки в этом виде спорта стоят больших денег.

Executive.ru: РФ фигурного катания не высказывает вам собственного неудовольствия от того, что вы тренируете соперников отечественных фигуристов?

А.Ж.: Это общемировая практика. Я не делаю ничего необыкновенного, тем более, Натали и Фабьян – спарринг Никиты и партнёры Елены. Первые выкладываются на тренировках на 100%, дабы юные спортсмены осознавали, что такое наибольший уровень мастерства в фигурном катании (дать слабину при вчерашних юниорах весьма стыдно), а Лена с Никитой, сравнительно не так давно начавшие выступать во взрослом фигурном катании, видят, что им имеется, к чему стремиться, над чем трудиться.

Это весьма полезная в спорте обстановка. Так что я не испытываю эмоции вины перед федерацией и Родиной фигурного катания соответственно.

Executive.ru: У вас имеется весьма успешный "стаж работы" с азиатскими спортсменами – японская одиночница Фуми Сугури стала одной из самых прославленных спортсменок в собственной стране благодаря вашим упрочнениям как тренера. В чем отличие в ходе подготовки европейских и азиатских спортсменов?

А.Ж.: Европейцы смогут себе позволить «заболеть», не явиться на тренировку «по обстоятельствам личного характера», а азиаты трудятся как швейцарские часы – у них не бывает сбоев в ходе тренировок. Таковой дисциплины у европейцев, само собой разумеется, нет. Это факт.

В этом смысле тренеру трудиться с азиатами несложнее.

Executive.ru: Ваши ученики Роман Татьяна и Костомаров Навка одно время говорили о том, что не исключают возможности участия в Олимпийских играх-2014 в Сочи, но позже от данной идеи отказались. В чем обстоятельство?

А.Ж.: Обстоятельств пара. Основная – изменение правил судейства в отечественном виде спорта. В случае если прежде артистизм разрешал завоевать золото, то на данный момент на первом месте чистота некоторая механистичность и «катания», так как баллы спортсмены сейчас приобретают за определенные элементы, каковые нужно включить в собственную программу.

Вследствие этого программы становятся более неинтересными с творческой точки зрения, а это влечет за собой оттекание зрителя с трибун. Мы видели возвращение в громадный спорт Жени Плющенко и, увы, он не стал олимпийским чемпионом как раз по причине того, что не учел всех изюминок новой совокупности судейства. По ранее действовавшим правилам – победа конкретно досталась бы Плющенко, но по новым – Эван Лайсачек обогнал Женю по скорости вращения, и это выяснилось ответственнее.

Рома с Таней решили не рисковать своим титулом. И я их поддержал.

Executive.ru: Каков экспортный потенциал русских фигуристов? Смогут ли они кататься за границей в ледовых шоу и составлять борьбу Западным спортсменам (хотя бы с позиций оваций зала)?

А.Ж.: Очевидно! И я, и Татьяна Навка, и фактически все отечественные звезды – олимпийские чемпионы и мира и чемпионатов Европы – с успехом катались либо катаются во многих зарубежных ледовых шоу. Гениальных фигуристов знают везде, и им не только звучно хлопают в ладоши, но и весьма хорошо платят за участие в шоу.

Executive.ru: Как вы вычисляете, рост количества ледовых шоу в Российской Федерации на данный момент – это хорошая тенденция либо негативная?

А.Ж.: До тех пор пока хорошая. Мы (организаторы ледовых шоу) общаемся между собой достаточно деятельно, и кое-какие недочеты в шоу каждого из нас берем на вооружение.

Executive.ru: В Америке ледовых шоу было довольно много, но позже данный «рынок» начал неспешно сжиматься. Как вы вычисляете, имеется ли риск «перекормить» зрителя фигурным катанием?

А.Ж.: Да, таковой риск существует. В жизни по большому счету в большинстве случаев «полоса жира – полоса мяса», исходя из этого интенсивный рост (во всем) может быстро привести к спаду. Но пока борьба идет отечественному неспециализированному делу лишь на пользу: сперва соревновались между собой первый и второй канал, ледовые шоу устраивали Илья Авербух, Женя Плющенко, я. на данный момент деятельно начинается жанр ледовых пьес, что неспешно вытесняет более академичную подачу разрозненных номеров участников программы.

В борьбе за зрителя любой продюсер старается сделать какой-то броский ход вперед. А это оказывает помощь всему фигурному катанию. Более того, за годы существования «Ледникового периода», в то время, когда звезды первой размеры побывали на гастролях в десятках городов России, и дальнего зарубежья и ближнего, в Российской Федерации показалось огромное количество детей, каковые, как и мы в молодости, равнялись на Роднину, так нынешние парни грезят кататься как Ягудин, Навка.

Благодаря широкой популяризации отечественного вида спорта, надеюсь, российское фигурное катание в недалеком будущем вернет себе лидирующие позиции в мире. Это, кстати, разговор, про «курицу либо яйцо». Дело в том, что чем больше в стране собственных чемпионов – мастеров интернационального класса, тем выше интерес аудитории к развлекательным проектам в этом виде спорта.

Executive.ru: В случае если ледовые телепроекты закончатся, останетесь ли вы в Российской Федерации либо попытаетесь искать лучшей доли за границей?

А.Ж.: Это зависит от тех денежных условий, в которых я окажусь в Российской Федерации. До тех пор пока мне все весьма нравится: льда достаточно, ученики как российские, так и зарубежные, показывают хорошие результаты, я деятельно занят в телепроектах и ледовых шоу. Но в случае если уровень материального благосостояния пошатнется, опасаюсь, мне придется задуматься, как жить дальше.

На 40 тыс. рублей – заработную плат российского тренера – прожить в таком дорогом городе, как Москва, как минимум не легко. Тем более, в то время, когда 13 лет в Америке трудишься за адекватные своим трудозатратам платы.

Executive.ru: В мае состоялась премьера вашего ледового спектакля «Ледовое посвящение». Если бы вы запускали проект сейчас, каких недочетов попытались бы избежать?

А.Ж.: Как говорят, на неточностях обучаются, а не ошибается лишь тот, кто ничего не делает. Кое-какие огрехи в моем проекте были, но их замечательно проанализировал Илья Авербух, что в собственном проекте «Огни громадного города» все эти недочеты минимизировал. В случае если сказать о тех неточностях, каковые я бы во второй раз не повторил, то, само собой разумеется, на данный момент я бы не стал стартовать в мае. Это не самый выигрышный момент для премьеры нового шоу.

С постановочной точки зрения я бы дал приоритет действию на льду, а не беседе. на данный момент я осознаю, что в отечественном спектакле было через чур много диалогов. Причем, из-за технических нюансов, каковые не были отлажены полностью, зритель слышал звук совсем не того качества, как мне бы хотелось.

Наконец, уровень звезд в собственном шоу постоянно хочется иметь топовый, но по денежным обстоятельствам добиться этого получается не всегда.

Executive.ru: Какая сумма нужна чтобы на данный момент поставить ледовое шоу?

А.Ж.: Это вероятно и на $30 тыс., и на пара миллионов долларов. Легко нужно осознавать, что отдача от шоу за $30 тыс. будет соответствующая вложениям: мы не сможем задействовать звезд фигурного катания первой величины, применять эффекты, обеспечить грамотную рекламную кампанию мероприятию. Вот из-за чего минимально приемлемый порог – хотя бы пара сотен тысяч долларов.

Executive.ru: Что в ходе подготовки шоу увлекает вас лично больше всего?

А.Ж.: Очевидно, постановочная часть! Если бы мне сообщили: «Саша, ни о чем не думай, лишь занимайся работой худрука, а вопросы орг характера мы возьмем на себя», я был бы радостен. При моей занятости в проекте «пламень и Лёд» и тренировке учеников-фигуристов опытных спортсменов на продумывание рекламной кампании и бухгалтерские отчеты меня уже не достаточно.

Executive.ru: Вероятно ли появление в Российской Федерации новых ледовых шоу, созданных не фигуристами, а любителями фигурного катания?

А.Ж.: Я пологаю, что любители фигурного катания, непременно, смогут продюсировать увлекательные ледовые шоу – это весьма выигрышный метод вложения средств, поскольку, кроме барышов, человек приобретает еще и крупномасштабный пиар. Но создавать шоу либо спектакль, очевидно, нужно в тандеме с специалистами в области фигурного катания.

Совершу параллель: вы имеете возможность сообщить опытному архитектору, в каком стиле вы желали бы видеть собственный будущий дом и корректировать проект на уровне эскизов, но так как вы не станете самостоятельно делать расчёты и чертежи. Кроме этого выглядит и подготовка шоу: продюсер может высказать собственную идею, около которой режиссер-постановщик выстроит ледовый спектакль с учетом денежных возможностей клиента: свет, звук, костюмы, декорации – все это может варьироваться по цене многократно.

Executive.ru: А что самое ответственное в подготовке шоу?

А.Ж.: Общеизвестно, что люди берут билеты, в большинстве собственном, дабы взглянуть на выступление любимого фигуриста, исходя из этого приоритет номер один в ледовом проекте – это звезды, чемпионы первой величины.

Executive.ru: Имеется ли сферы, в которых вы категорически не гениальны?

А.Ж.: Я не бумажный червь! Ни при каких обстоятельствах бы не взялся за организацию гастролей собственных подопечных, чего стоит заполнить анкету на визу! Это настоящая пытка.

Так что сфера делопроизводства – не мой конек.

Executive.ru: А какой у вас талант, кроме тренерской работы?

А.Ж.: Я прекрасно разбираюсь в недвижимости. Ощущаю тренды. Думаю, был бы в качестве инвестиционного консультанта весьма успешен.

Жаль, не имею столько собственных средств, дабы делать личные большие вложения в недвижимость так довольно часто, как мне бы того хотелось.

Executive.ru: Ваша любимая женщина Наталья Михайлова – ваша ученица. Имеется ли у вас замыслы на ее спортивное будущее?

А.Ж.: Наташин партнер взял важную травму и ушел из громадного спорта, подобрать ему замену не получилось. На «домашнем совете» мы с Наташей сделали вывод, что спортивных достижений нам хватит с лихвой из моей биографии, а она будет кататься со мной на шоу и искать себя в других творческих профессиях: станет фотографом, дизайнером одежды либо же попытается себя в чем-то втором.

Так как Наташа моему опыту доверяет и осознаёт, что я желаю ей лишь хороша, она дала согласие с таковой концепцией собственного будущего, чему я весьма рад. на данный момент мы совместно обустраиваем отечественную новую квартиру. А это весьма приятный и важный процесс, которым моя любимая всецело поглощена.

И для меня обустройство нового гнезда – волнующий и весёлый момент.

Executive.ru: Ваши пожелания читателям:

А.Ж.: Хочу всем менеджерам грезить с размахом и получать собственных амбициозных целей, ну а себе, пользуясь случаем, желаю захотеть громадного количества новых знакомств с любителями фигурного катания, каковые готовы разглядывать отечественный вид спорта в качестве хорошего бизнес-проекта.

Фото: inga-sasha.narod.ru

Кроме этого смотрите:

Храбрец отечественного времени

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: