Андрей бильжо: «люди, которые все измеряют деньгами, имеют психологию бедных»

      Комментарии к записи Андрей бильжо: «люди, которые все измеряют деньгами, имеют психологию бедных» отключены

Андрей бильжо: «люди, которые все измеряют деньгами, имеют психологию бедных»

Марина Равнина Директор по PR, Москва

Собственный бизнес он нарисовал сам. Храбрец анимационного сериала «Петрович» вдохновил Андрея Бильжо на создание сети ресторанов. История успеха на Executive.ru.

Живописец, ресторатор, телеведущий, писатель и журналист Андрей Бильжо согласится, что принимает решения интуитивно. Так когда-то он отказался от карьеры архитектора, после этого вместо профессии врача выбрал психиатрию, спустя десятилетия успешной практики доктора-психиатра столь же сильно Андрей поменял собственную жизнь и стал живописцем-карикатуристом, а после этого телеведущим. Чуть позднее показался ресторан «Петрович», совладельцем которого есть Андрей.

Успешный фактически во всех собственных разных начинаниях Андрей уверен, что лишь бедные люди думают сперва о деньгах, а позже о проекте. Богатые (а также возможно) начинают заниматься тем, что им весьма интересно, а позже это окупается сторицей. Андрей поведал о смерти и жизни ресторанов, выборе сотрудников, ностальгии и соцсетях.

Executive.ru: Андрей, из-за чего в момент выбора жизненного вы пути отдали предпочтение медицине, а не мастерству?

Андрей Бильжо: Я с детства все время большое количество рисовал и неоднократно становился победителем школьных олимпиад по рисованию. По окончании восьмого класса кроме того поступил в школу с архитектурным уклоном, но… проучившись в том месте всего 14 дней, возвратился в собственный прошлый класс, поскольку был к нему эмоционально привязан. Дальше на выбор моего дороги повлияли книги Василия Павловича Аксенова, которому я при жизни успел сообщить лично, что именно под впечатлением от его произведений я стал доктором.

По большому счету по судьбе я скорее романтик, чем прагматик. В молодости работа доктора казалась мне весьма романтичной – белый халат, спасение людской судьбе, но реальность выяснилось значительно более приземленной. Белый халат значительно чаще испачкан в крови, моче и еще всевышний знает в чем. Но однако я не жалею, что много лет собственной жизни дал психиатрии.

На мой взор, я был хорошим доктором. Причем на младших направлениях я воображал себя скорее врачом. Но в данной сфере я бы, возможно, не преуспел: будучи человеком импульсивным и увлекающимся, я бы совершил несколько врачебную неточность. Врач обязан владеть теми качествами характера, которыми я не владею, а вот в психиатрии моя природная наблюдательность была бесценной.

Но, кроме того будучи доктором, я постоянно рисовал ни на сутки, а, возможно, ни на час.

Executive.ru: В те годы, в то время, когда основной вашей профессией были психиатрия, ваши картины не выставлялись?

А.Б.: В конце 1980-х – начале 1990-х мои картины (по большей части холсты, написанные маслом) большое количество выставлялись у нас в стране и за границей. Нужно заявить, что они и продавались хорошо, не смотря на то, что много работ было легко у меня похищено в ходе бессчётных переездов экспозиции из города в город. Неспешно в первой половине 90-ых годов XX века я начал сотрудничать с «Русским газетой», позже по окончании революции 1991 года я достаточно скоро был в «Коммерсанте», что был мне близок по духу.

В команде «Коммерсанта» я проработал 15 лет и за это время успел попытаться себя в разных амплуа. Более десяти лет я вел разноформатные передачи на телевидении на Первом канале, НТВ, РЕН ТВ, ТВС, 5 канале. Последнее, что я вел, – ток-шоу «Слово за слово» на канале «Мир».

Мой уход с канала в некоем смысле стал неожиданностью, по причине того, что с каждым разом шоу становилось все лучше и лучше, свободнее и свободнее, и как раз ко мне приходили весьма увлекательные люди. Я могу высказать предположение, что мои картинки против Лукашенко и в защиту политических заключенных Белоруссии сыграли собственную роль в просьбе управления канала ко мне его покинуть. Все хватало быстро.

Executive.ru: Кое-какие люди уверены в том, что ресторанный бизнес – это сфера мастерства. Вы разделяете такую точку зрения?

А.Б.: Да, непременно. Не смотря на то, что опытным ресторатором я себя не считаю. Я только создатель концепции ресторана, в которой употребляется ретро-иронический взгляд и стилистка на время и историю.

Executive.ru: В то время, когда вы начинали заниматься ресторанным бизнесом, что было для вас первостепенным?

А.Б.: Для меня «Петрович» – это прежде всего художественный проект. Тогда мне хотелось создать в Москве пространство, где имели возможность бы планировать люди творческих профессий (писатели, журналисты, телевизионщики), которых мне было бы приятно видеть. Другими словами я пространство для себе аналогичных, которого не хватало в Москве мне самому.

В первой половине 90-ых годов двадцатого века для того чтобы кафе либо ресторана в Москве не было. Это была эра малиновых интерьеров и пиджаков, оформленных «как бы малахитом в сочетании с как бы золотом». Никто не имел возможности тогда и высказать предположение, что пара лет спустя в ресторан «Петрович» нужно будет заказывать столик на субботу за 14 дней.

Executive.ru: Большая часть ресторанов не смогло пережить кризис 1998 и дефолт года 2008. Как вы, пребывав «у руля», сумели совершить собственный ресторан через две столь важные денежные «бури»?

А.Б.: По всей видимости, мне помогло отсутствие жадности. Полагаю, многие рестораторы погорели в то время именно на этом. Для меня же и моих деловых партнеров сохранить публику и атмосферу отечественного ресторана было серьёзнее, чем получение прибыли не смотря ни на что. В то время, когда встал вопрос, будем ли мы повышать цены, я настоял (и мои партнеры меня поддержали), дабы этого не случилось. Чашка кофе у нас до сих пор стоит символические рублей 15.

Легко я осознавал, что в кризис отечественная публика не сможет платить по счету, в случае если стоимости повысятся, а когда вместо творческой интеллигенции придут «малиновые пиджаки», каковые имеют деньги, но никаких эмоций к нашей авторской концепции не испытывают, ресторан погибнет. Нужно заявить, что не только мы весьма дорожим отечественной публикой: она отвечает нам взаимностью! За все эти долгие годы мы не заплатили за рекламу ресторанов «Петрович» ни одного рубля, не смотря на то, что про нас было написано пара сотен статей и подготовлено огромное количество сюжетов для радио и телевидения.

Executive.ru: Кроме «Петровича» в Москве ваши одноименные рестораны существуют в Киеве, Праге и Петербурге. Поведайте, прошу вас, по какому принципу вы выбираете места, где раскрываются ваши новые рестораны?

А.Б.: В большинстве случаев это решение принимается коллегиально с моими бизнес-партнерами, каковые находят единомышленников в том либо другом городе. Но, честно соглашусь, не все «Петровичи» были успешными бизнес-проектами: в Праге ресторан было нужно закрыть, а в Петербурге первый «Петрович» открылся в неудачном месте с позиций логистики, и нам было нужно практически заново создавать концепцию ресторана для другого раздельно стоящего строения на улице Марата неподалеку от Невского проспекта, в котором сравнительно не так давно открылся отечественный новый ресторан «Петрович» в Питере.

Executive.ru: В Питере вы вычисляете, что обстоятельство неудачи первого «Петровича» была связана с выбором строения. А из-за чего закрылся ресторан «Петрович» в Праге?

А.Б.: Определив о том, кто планирует управлять пражским рестораном, я сходу осознал, что мы обсуждаем судьбу мертворожденного ребенка, но отговорить партнеров от привлечения к работе этого человека не смог. Пара месяцев спустя по окончании открытия пражского «Петровича» стало ясно, что я поставил «диагноз» управляющему правильно, но… было уже поздно. Ресторан умер.

Executive.ru: Считается, что управляющий в ресторане в обязательном порядке оставляет часть выручки себе. Нужно ли с этим бороться и каким методом?

А.Б.: Я считаю, что осуществлять контроль управляющего нужно в меру, а a priori относиться к управляющему как к потенциальному вору, по причине того, что все крадут и он может что-то похитить (а раз так, то хозяин обязан лично пересчитывать морковки на кухне каждый день)… Нет, это неверный подход. Чтобы у управляющего все оказалось наилучшим образом, у него, кроме любви к собственной работе и профессионализма, должна быть определенная степень свободы, материальная заинтересованность и драйв, само собой разумеется. В этом смысле мне весьма повезло, по причине того, что отечественный управляющий есть настоящим ресторатом, и я с ней неизменно легко нахожу неспециализированный язык.

Executive.ru: Кем вы вычисляете себя прежде всего – живописцем, ресторатором, телеведущим, журналистом?

А.Б.: Я в далеком прошлом придумал для себя универсальную формулу: «Я собственный среди чужих, и чужой среди собственных», по причине того, что я занимаюсь различными вещами, приобретаю от этого наслаждение, достигаю каких-то опытных удач, но в широком смысле слова я считаю себя живописцем, другими словами человеком, что занимается, в первую очередь, творчеством.

Executive.ru: Раз задуманная концепция ресторана не должна подвергаться трансформациям либо это вероятно?

А.Б.: Очевидно, в случае если ресторан «не отправился», его концепцию поменять нужно, но, перед тем как это сделать, принципиально важно проанализировать обстоятельства неудачи. Более того, делать выводы о судьбе заведения нужно не раньше, чем через пять месяцев по окончании его открытия.

Executive.ru: Ваш проект «Петрович» весьма успешен. А прибыльные проекты в большинстве случаев стараются клонировать. Из-за чего вы не откроете в Москве сеть ресторанов «Петрович»?

А.Б.: Произведение искусства копировать нереально (это я самоиронизирую, само собой разумеется). Но так как мы не задаемся вопросом, из-за чего Рембрандт не сделал 100 автопортретов с Саскией, а ответ несложной: клонировать успешные проекты не получается. Для меня любой ресторан «Петрович» – это штучное произведение искусства. В Петербурге и Киеве совсем различный интерьер, что насыщен преданиями, предметами и фотографиями соответственно Петербурга и Киева.

И создание каждого для того чтобы личного интерьера требует огромных энергетических затрат. А основное – я не осознаю, для чего в Москве либо Питере создавать 20 «Петровичей». Людей, каковые ходят к нам от общего числа завсегдатаев столичных ресторанов всего 3%. Остальным 97% совсем не занимательна отечественная история, они ее не осознают и лишь сломают своим возникновением.

У нас, как вы понимаете, карточная совокупность – мы не всех пускаем в собственный ресторан. Так что делать сеть совсем не нужно. на данный момент «Петрович» – достаточно закрытый клуб, где отечественные гости гарантировано встречают людей собственного круга, поскольку взять пропуск возможно только по советы двоих завсегдатаев «Петровича».

Executive.ru: на данный момент многие рестораны борются за клиента, изобретая хитроумные маркетинговые ходы для привлечения новых визитёров, а вы в противовес тенденции от новых людей «отбиваетесь». Поясните из-за чего?

А.Б.: Мы вправду карточки не реализовываем, а даем по окончании получения двух рекомендаций от отечественных постоянных клиентов, и эта история была мной придумана еще в девяностых, дабы отгородиться от малиновых пиджаков. Я осознавал, что, если они к нам придут, то на долгое время не задержатся, но имидж подпортят, исходя из этого придумал эту совокупность, которая превосходно трудится уже много лет. Отечественные карточки – это, собственного рода, игрушки, каковые люди держат в кошельке рядом с золотыми кредитками.

А встретившись со мной случайно за рубежом, они довольно часто добывают эту карточку и благодарят за то, что мы создали «Петрович». Кстати, на отечественных пропусках мы всем записываем отчество «Петровны и Петровичи». А отечественные карточки возможно отыскать у людей самых национальностей и разных религий.

И все они, к счастью, относятся к нашему юмору с пониманием.

Executive.ru: В то время, когда вы оказываетесь за границей в качестве туриста, поведайте, как вы выбираете ресторан в незнакомом городе, в случае если конкретных названий местных заведений вы не известно почему не понимаете?

А.Б.: близкие и Мои друзья весьма злятся на меня, в то время, когда я обхожу чуть ли не 10-15 ресторанов в незнакомом городе перед тем, как сделать заказ. Но… позже постоянно благодарят за то, что чутье снова меня не одурачило. Мои личные ощущения неизменно весьма субъективны, но я бы дал пара рекомендаций вторым людям, поскольку, возможно, ваш вопрос сводится как раз к выведенным мною закономерностям.

Итак, для начала повторю очевидные истины, что за рубежом нужно избегать ресторанов, расположенных в туристических районах. Ни при каких обстоятельствах нельзя обедать в кафе на основной муниципальный площади либо у вокзала: в том месте постоянно будет дорого и невкусно. Основной показатель хорошего качества ресторана, в случае если в том месте обедают местные обитатели.

Это легко понять по беседам визитёров с официантами и хозяевами ресторана. Обычно самые вкусные заведения имеют очень неказистую мебель и покоцанную посуду, но готовят в том месте неподражаемо. Меня лично весьма настораживают актуальные в Москве рестораны, где подают еду на квадратных тарелках.

В таком заведении в большинстве случаев коричневые стенки, бежевые подушечки и все подробности интерьера практически кричат: «взглянуть на меня, какой я стильный!». Я кроме того знаю, что на квадратных тарелках нерасторопные официанты в большинстве случаев приносят маленькую порцию, претенциозно украшенную страницами салата либо же рисунком из соуса – вобщем, в случае если имеется задача пообедать дорого, невкусно, но по-пижонски – это оптимальный выбор ресторана.

Увижу, что за рубежом, где люди более бережно относятся к деньгам, вы для того чтобы ресторана не отыщете. А в Москве – эта ниша существует, и в том направлении вправду приходят люди, каковые желают отделить себя от остального мира.

Executive.ru: Какие конкретно страны вас как живописца особенно впечатляют?

А.Б.: Я весьма обожаю Италию. Уже более 10 лет систематично подолгу бываю в Венеции и по сей день кроме того делаю книжечку называющиеся «Моя Венеция», в которой любая глава написана в одной из прекрасно мне привычных «точек общепита» (их будет около 50). Образ таковой: я пишу собственные заметки от руки чернильной ручкой за столиком, в каждой из этих точек общепита, но это вовсе не означает, что это книжка про рестораны Венеции.

Это лишь предлог поведать о моей Венеции – городе, что, как мне думается, я ощущаю и осознаю. Это ни за что не рекламный проспект.

Executive.ru: Если бы ваш привычный на данный момент планировал открыть ресторан, какая сумма стартового капитала показалась бы вам достаточной для запуска проекта?

А.Б.: В среднем на это потребовалось бы 250-300 тыс. евро плюс аренда помещения, которая в Москве запредельно дорога.

Executive.ru: «Петрович» в далеком прошлом превратился в востребованный бренд. Какие конкретно проекты из судьбы этого персонажа вы вычисляете самые успешными?

А.Б.: Давайте сходу определимся с терминологией. Для меня успешный тот проект, что принес мне наслаждение, а вот прибыли он имел возможность и не принести. Мне весьма понравилась компьютерная игра «Петрович и все, все, все», созданная в Питере. На разработку данной игры ушел год и оказался весьма занимательный и уникальный продукт, которым я горжусь.

Мультфильм «Петрович» стал широко известен и признание. Мне было весьма любопытно создать проект сюрпризов от «Петровича». Это был подарочный комплект: упакованные в прекрасную тубу водка, вилка, закуска, спичечный коробок. Кстати, за разработку тубы мы взяли кучу призов на всевозможных выставках дизайна. Я подошел к разработке этого проекта со всей вероятной основательностью: у нас вправду в этом комплекте все было наивысшего качества. От этикетки до спичечного коробка.

Но… подвели партнеры. Первый человек из мира водочного бизнеса ушел в запой, второй прогорел и скрылся от своих кредиторов в малоизвестном направлении… И хорошая выдумка умерла . Мой недавний проект – это постельное белье высочайшего качества, сделанное в Италии с моими картинками на постельные темы «Приезжает супруг из командировки…» Дизайн я создал вместе с одним из лучших отечественных дизайнеров и моим втором Игорем Буровичем.

Продукт оказался легко роскошным, но… кроме того для Москвы дорогим. на данный момент мы ведем переговоры с самой большой в Российской Федерации сетью по продаже постельных принадлежностей «Бель постель», и, возможно, в будущем, дабы удешевить продукцию нам нужно будет размещать заказы не в Италии, а в Китае, но мне эта история в таковой конфигурации уже не так занимательна. Я максималист…

Executive.ru: Что для вас самое серьёзное в ходе создания нового продукта?

А.Б.: Я весьма дорожу своим имиджем. Мне крайне важно, дабы моя фамилия ассоциировалась у людей с продукцией высочайшего качества, исходя из этого в каждом собственном проекте осуществляю контроль процесс от «а» до «я».

Executive.ru: Как вы относитесь к блогам и социальным сетям, где имеется возможность пообщаться с незнакомыми людьми и взять обратную сообщение весьма скоро?

А.Б.: Отношение мое двойственное. Сперва я загорелся идеей вести «живой издание». Но в 2007 году я собственную страничку закрыл, по причине того, что осознал, что мне не увлекательны люди, каковые меня без причины хвалят и столь же без причины ругают. А мои приятели, с которыми я систематично вижусь, смогут мне лично высказать собственную точку зрения по любому вопросу.

Для чего мне с ними переписываться? Но, иначе, по окончании ухода из газеты «Известия» я осознал, что мне не достаточно площадки, где возможно было бы выкладывать собственные картины на свои тексты и актуальные события наподобие «Кошмарных снов Валентины Ивановны Матвиенко» и серии открыток в поддержку белорусских политических заключенных. Я стал это делать сперва на «Гранях.ру», а позже взял предложение писать собственные посты на сайте радио «Эхо Москвы», и мне лестно, что просматривает меня в среднем 15 тыс. человек.

Так что Интернет присутствует в моей жизни. По требованию Люси – жены сына Антона – я прошёл регистрацию на Facebook и до тех пор пока вникаю, из-за чего так много людей тратит много времени на досуг в Cети. Собственный блог я веду на портале «Сноб». В том месте я высказываюсь по вопросам, каковые меня тревожат.

И все, что в том месте написано, это как раз моя прямая речь.

Executive.ru: Кого из популярных блогеров вы просматриваете?

А.Б.: Я просматриваю блоги тех людей, с которыми я прекрасно знаком и вижусь систематично. Мне неизменно Примечательно, что пишет Володя Сорокин, архитектор Юра Аввакумов, автор Лева Рубинштейн.

Executive.ru: Вы упомянули, что предпочитаете функционировать интуитивно, опираясь скорее на эмоции, чем на разум. В чем это проявляется?

А.Б.: Я считаю, что нужно заниматься лишь тем, что тебе честно весьма интересно и нравится. А вдруг думать лишь про деньги – ничего не выйдет. Солидную часть моих проектов я начинал лишь вследствие того что мне хотелось попытаться себя в новой сфере, а позже, в случае если это приносило успех, я приобретал барыши.

Меня до сих пор удивляет, что многие люди не смогут поверить, что я что-то делаю безвозмездно. какое количество грязи на меня вылили, в то время, когда я выложил на портале «Грани.ру» серию открыток , посвященных белорусской оппозиции. Само собой разумеется, большая часть откликов на эту серию – хорошие, но многие были честно уверенны, что «Бильжо просто так не будет ничего рисовать.

Ему заплатили оппозиционеры». Пользуясь случаем, желаю заявить, что за это мне никто не платил, как и за карикатуры на Валентину Матвиенко, выложенные в том месте же. Это моя личная гражданская реакция на происходящее у нас и в соседнем с ней стране. Более того, за 15 лет работы в «Коммерсанте» и пять лет работы в «Известиях» (где я официально получал зароботную плату) я не нарисовал ни одной картины, которая бы противоречила моему мировоззрению.

Был один эпизод в «Известиях», в то время, когда произошёл конфликт между южной Осетией и Грузией, что был проиллюстрирован моим рисунком, созданным безотносительно этого печального события. Заметив эту публикацию, я позвонил главреду известий (в то время это был Владимир Константинович Мамонтов) и попросил больше эту тему моими картинками не иллюстрировать. И моя просьба была выполнена. Да и по большому счету люди, каковые все измеряют деньгами, скорее имеют психологию бедных, чем богатых.

Они живут в совокупности совсем вторых сокровищ, каковые мне не близки и не понятны. Сравнительно не так давно мой сын Антон, будучи студентом высших режиссерских направлений мастерской Владимира Хотиненко, снимал дебютную короткометражную картину «Данжерез Лиазон», которая была продемонстрирована на «Кинотавре» и в Каннах, причем красивая актриса Наталья Курдюбова снималась у него совсем безвозмездно. И я отлично ее осознаю.

По причине того, что частенько ты сперва себя в какой-то проект вкладываешь, а лишь позже (далеко не сходу) приобретаешь (либо не приобретаешь) отдачу. Но нужно не опасаться рисковать.

Executive.ru: Ваш сын Антон снял короткометражный фильм. Значит, вы участвовали в его создании?

А.Б.: Нет. Никакого. Я заметил эту картину, в то время, когда она уже готовься .

Executive.ru: Да, но возможно вы спонсировали ее производство?

А.Б.: Я, само собой разумеется, имел возможность спонсировать данный проект либо же дать сыну денег взаймы, но Антон меня об этом не попросил, а получил кредит в банке. И я как папа его осознаю: возможно, ему хотелось всецело все сделать самостоятельно, обезопасить себя от моих советов, что меня не имеет возможности не радовать. Это поступок не мальчика, но мужа. И я сына за это весьма уважаю.

Для творческого человека в действительности необходимо понимать, что дети не находятся в тени своих родителей, а идут собственным методом. Не смотря на то, что, соглашусь, в создании второго и третьего короткометражных фильмов сына я минимальное денежное участие все-таки принимал. В частности, презентации картин Антона постоянно устраиваются у нас в «Петровиче», но вы осознаёте, что если бы мой сын внезапно решил устроить банкет где-то в другом ресторане, я бы вряд ли его верно осознал. (Смеется).

Но отмечу, что в творческие искания сына я не вмешиваюсь совсем, да и денежное мое участие в действительности пропорционально неспециализированным затратам на создание фильма мало. Оно просто позволяет ускорить техническую сторону процесса. Вторая короткометражка сына «Недоступен» на данный момент заявлена на «Кинотавр», третья уже отснята и монтируется, и, возможно, потом все три картины будут объединены в один полнометражный фильм.

Executive.ru: Ваши пожелания отечественным читателям.

А.Б.: Применяйте Интернет как энциклопедию и поисковик, не тратьте драгоценное время на дискуссию с незнакомыми людьми тем, каковые вам равнодушны. Так как Интернет как оказывает помощь экономить время на людей и поиск информации, так и убивает время. А время нужно беречь.

Фото: facebook.com

Кроме этого смотрите:

Елена Масолова: «Вы трудитесь Главпочтамтом, а не менеджерами»

Ирина Хакамада: «Российский бизнес непрозрачен, потому и конфликтен»

Россиянка ждет приговора во Вьетнаме. Андрей Малахов. Прямой эфир от 04.09.17


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: