Андрей третьяков: «российский рынок толком еще не возделан»

      Комментарии к записи Андрей третьяков: «российский рынок толком еще не возделан» отключены

Исполнительный директор БТА Банка.

Андрей третьяков: «российский рынок толком еще не возделан»Досье Bankir.Ru. Андрей Третьяков. Появился 27 мая 1977 года в Алма-Ате. Во второй половине 90-ых годов двадцатого века окончил Казахскую Национальную Архитектурно-строительную академию (инженер-экономист в строительных работах), в 2007 году – International Executive MBA французской HEC School of Management и магистратуру Казахстанской Интернациональной Академии бизнеса (менеджмент). Начал банковскую карьеру в 2001 году в Казахстане в должности старшего эксперта отдела управления бюджетирования и анализа Комирбанка.

В 2002-2005 годах – начотдела рекламы и связей с общественностью Темiрбанка. В 2005-2006 годах – глава департамента корпоративных коммуникаций Казинвестбанка. В 2006-2007 годах – директор по рекламе Темiрбанка.

В 2007-2008 годах – глава управления бизнес-анализа и планирования рынков Славинвестбанка. С 2008 года – исполнительный директор БТА Банка (Российская Федерация).

— История группы БТА – это первая конкретная попытка пресловутой банковской интеграции в пространстве СНГ. И как сейчас, по окончании «окончания» попытки, вы оцениваете саму идею?

— Да, до момента передачи в госимущество казахстанского БТА Банка, которая случилась годом ранее, это была самая многочисленная негосударственная банковская несколько в СНГ по размеру активов. На мой взор, в свое время она выбрала верную стратегию – собрали последовательность рынков, объединенных схожим клиентским составом, входили в капитал банков, организовывали сеть банков — стратегических партнеров, делились методикой. Подтверждение успешности уже в том, что несколько БТА входила и TOP-200 мирового рэнкинга банков…

— Давайте напомним, где как раз находилась несколько БТА…

— Казахстан, Российская Федерация, Украина, Грузия, Армения, Киргизия, Турция. В Российской Федерации несколько включала четыре банка – БТА-Москва, АгроинкомБанк, ОмскБанк и БТА-Казань. В Казахстане было два банка – Темiрбанк и БТА Банк (бывший Банк ТуранАлем, сокращенное наименование которого и стало новым брендом). Помимо этого, несколько открыла представительства в Объединенных Арабских Эмиратах и в Китае и в том месте кроме этого проходила работа по выходу на рынок банковских одолжений.

Так, БТА организовало этакий личный Великий Шелковый путь. Но главное развитие, само собой разумеется, шло на территориях СНГ. И это не просто так: осваивалось пространство, объединенное неспециализированной ментальностью, сходством экономразвития, клиентской базы.

В чем было одно из главных преимуществ интеграции. В первую очередь – в возможности оперативно направлять деньги в том направлении, где они максимально действенно трудились. прозрачность и Размер группы сделали ее увлекательной для западных партнеров, имеющей доступ к недорогим западным ресурсам.

В следствии несколько БТА до кризиса довольно много кредитовала, была для многих собственных клиентов настоящим источником ресурсов развития.

— После этого произошёл конфликт заинтересованностей, главный акционер покинул Казахстан и казахстанский БТА был национализирован… А что с БТА Москва? Возможно ли заявить, что банк стал заложником политики?

— Я бы не заявил, что банк стал заложником лишь политики. Часть того, что случилось, касается взаимоотношений между участниками бизнеса, мы традиционно не комментируем, как раз вследствие того что это отношения участников.

Ясно, что отечественные участники конфликтовали, это был публичный конфликт, его не прятали, он был виден уже из исков казахстанского БТА. Для нас в данной ситуации частично отрадно то, что, коль не так долго осталось ждать участники спорят, а мы (Банк) являемся предметом спора, то и мы не так нехороши — были бы нехороши, не спорили бы.

Мне думается, что обстановка закономерная. Мы стали заложником издержек интеграции — из-за чего я, фактически, и был рад вашему первому вопросу об интеграции. Это весьма занимательная и, думаю, серьёзная для всего банкинга тема. Я кратко обрисовал, как эта интеграция развивалась. Собственного апогея она достигла в тот момент, в то время, когда в группе БТА стали организовываться такие надстрановые и надбанковские органы коллегиального управления – так именуемые дирекции.

У нас были неспециализированные дирекции по маркетингу, по розничным продажам, по кадрам, по управлению неспециализированным брендом. И таковой подход дал хороший эффект в плане скорости обмена инновациями, лучшим опытом, синергии, понижения затрат и т.д. Так что в определенном замысле история интеграции БТА – хорошее пособие для будущих схожих проектов.

Все это закончилось в тот момент, в то время, когда денежные рынки стали закрываться. Это, в случае если постараться откинуть субъективные факторы, совсем естественный процесс. По мере углубления кризиса все страны стали устанавливать заградительные меры на пути финансовых потоков, перенаправляя их вовнутрь страны.

Формы таких заградительных мер в каждой стране были собственные, но сущность одна. Казахстан достаточно враждебно защитил собственные рынки. Государство забрало курс на вхождение в капитал и пара главных банков, среди них и БТА Банк (Казахстан), были национализированы. Ясно, что сверхзадачей банка стал сейчас не только бизнес, но и реализация заинтересованностей страны. Другими словами из интернациональной она стала национальной.

Интеграция в рамках группы ко мне уже не хорошо вписывалась.

По большому счету я сообщу так: интеграция имеет место, в то время, когда рынок растет. А вот в то время, когда рынок падает, интеграция дает таковой замечательный «подзатыльник», по окончании которого время от времени не легко сориентироваться.

— Каковы сегодняшние отношения в самого увлекательного треугольника БТА – казахстанского, украинского и российского?

— Казахстанский БТА, как я осознаю, с новыми акционерами – госфондом «Самрук Казына», направлен на решение проблем в стране. Мы довольно продолжительное время не общаемся, они закрыты, решают собственные неприятности. С БТА-Украина мы кроме этого на данный момент не поддерживаем взаимоотношений на своем уровне.

Надбанковские дирекции, о которых я сказал, прекратили функционировать. Ну а мы остались в Российской Федерации.

Были один на один с русским рынком. До этого у нас был громадной неспециализированный бренд, и многие клиенты шли к нам, как к дочернему банку наибольшего на территории СНГ частного банка. Сейчас они поняли, что данный наибольший банк отрекся от нас. Неспешно это отречение стало причиной понижению отечественных рейтингов и, честно сообщу, мы весьма опасались негативной реакции клиентов.

Те, кто желали уйти – ушел. Но мы проводили работу, растолковывали людям, что БТА-Москва стабильно трудится, что мы независимы и не только в полной мере жизнеспособны, но и с уверенностью наблюдаем в будущее, осознавая, куда идем.

Само собой разумеется, было нужно довольно много трудиться в прошедшем сезоне, чтобы доказать собственный право на существование как независимого денежного университета. Но мы в далеком прошлом подготовились к тому, дабы быть не просто страновым филиалом громадного банка, а самим иметь сильные позиции на собственных рынках. И, я считаю, заняли достаточно устойчивую позицию на них.

— Каков юридический статус вашего банка с позиций прав собственности? И какие конкретно варианты тут смогут быть?

— Текущая структура собственности понятна: 22% в собственности БТА-Казахстан, другое в руках четырех частных инвестиционных компаний. Какие конкретно варианты развития собственности? Мне затруднительно сказать на эту тему.

Во многом это зависит от желания казахстанской стороны – сохранять долю либо не сохранять. Как они поведут себя в данной обстановке – не знаю, необходимы ли им эти инвестиции в Российской Федерации.

— А возможно какой-то радикальный вариант – к примеру, отсудить?

— БТА-Казахстан к БТА-Россия имел последовательность исков. Пара проиграл. Таковой спор идет.

Отрадно видеть, что сейчас все-таки приходит познание того, что корпоративная агрессия неконструктивна. По крайней мере, я бы заявил, что пик неконструктивности, агрессивных взаимоотношений пройден. Такое чувство, что наступила переосмысление и тишина стратегии. «Боевые действия» и все, что с этим было связано, остались в прошедшем сезоне…

По большому счету, в прошедшем сезоне мы пережили, как говорится, «пламя, медные трубы и воду». Пламя у нас был – горел один из филиалов. У нас была вода – нас пара раз затапливало. В рамках углубления по делу одного из отечественных клиентов компетентные органы заодно прихватили солидную часть отечественного серверного оборудования У нас были «бронзовые трубы» — лишь не весёлые – неприятности у БТА в Казахстане долетали до нас через СМИ и портили нам репутацию.. .

Мне не легко сказать о следствиях и причинах, но банк и в этих условиях стабильно трудился. Думаю, сейчас мы в полной мере можем претендовать на звание самого стрессоустойчивого банка в Российской Федерации (смеется).

— Я пара раз все же слышал такую версию, что имеется «заказ» на БТА – «замочить» банк по полной программе.

— Не поверите, сколько с февраля прошлого года мы таких предположений слышали а также чувствовали, причем чувствовали физически. Что такое для нас физическое чувство слуха? В то время, когда вы рассказываете о какой-то компании, которая к вам никак не относится, это одно. Но в то время, когда ваши сотрудники, приходя на работу, начинают обсуждать это в «курилке», в то время, когда напряжение передается по всему банку, в то время, когда у каждого в глазах вопрос: «А, может, уже вещи собирать пора?

А будет ли заработная плат? А как будет на следующий день?»… постоянные слухи и Постоянное напряжение. Причем предположений было легко море, начиная от самых немыслимых. Дескать, кто-то из «громадных» казахов «мочит» БТА, а в ответ другие казахи, каковые обладают БТА-Москва, «мочат» тех казахов, каковые «мочат» БТА. Кто-то сказал: «Парни, зуб даю, 18-го числа вас закроют».

Кто-то сказал: «Через несколько дней у вас отзовут лицензию». Кто-то сказал: «Через пять дней у вас пройдет комплексная проверка и вам выставят такое предписание, что легко кошмар». Звонили привычные: «Ну что, ты уже ищешь работу?». Приблизительно год банк существовал в таком режиме…

Понимаете, что самое увлекательное? Где-то в феврале 2009-го это напрягало. К апрелю этому стали как-то меньше уделять внимания. А в конце прошлого года уже кроме того самым мнительным стало ясно: если бы должно было что-то произойти, если бы какой-то «заказ», то уже произошло бы.

Но банк трудится, никакого давления со стороны регулятора нет, в Правлении банка трансформаций не случилось, совет директоров трудится с маленькими заменами. Так что БТА жив и умирать не планирует. Думаю, тему «заказа» возможно снимать с повестки дня, она уже «протухла».

— В случае если возвратиться к теме банковской интеграции на территории бывшего СССР — как, по-вашему, она настояща?

— Интеграция настояща, непременно. Несколько БТА была ее пионером, пионеру неизменно сложнее, но начало положено. Отрицательный опыт не свидетельствует, что сама мысль нереальна.

— Вы вот сообщили по поводу неспециализированной ментальности на просторах СНГ. Неспециализированная ментальность — это, само собой разумеется, прекрасно. Но в случае если брать, к примеру, розницу, как-то мне не верится, что, к примеру, в Киргизии и в Российской Федерации однообразный подход к сбережениям и инвестициям, сравнимы денежные возможности людей и т.п. Как это все сравнимо — Украина, Российская Федерация, Казахстан, Армения…

— Вы понимаете, в случае если ввести пара переменных, возможно — уровень доходов, плотность населения и т.п., — то в полной мере сравнимы. По самому процессу продаж, маркетингу, совокупностям коммуникаций с клиентами. В целом, в случае если исключить Москву, везде весьма похожая обстановка.

По ипотекам Казахстан, к примеру, кроме того больше закредитован и продвинут, чем Российская Федерация. Кстати, Казахстан как-то стремительнее, возможно, перенял не только западные правила игры в банкинге, но и западные разработки ритейла а также.

— Ну, Казахстан не обычен; он всегда был фаворитом в банковском мире СНГ. А вот уровень вторых рынков?

— На вторых рынках, кончено, была собственная специфика. Время от времени не легко было всех приводить к неспециализированному знаменателю, это ясно. Но в целом интеграция по рынкам, на мой взор, настояща. Вопрос в другом: последний кризис продемонстрировал риски данной интеграции. В случае если ваш бизнес в каждом отдельном регионе зависим от другого региона, вы должны быть готовым к тому, что в какой-то момент вся совокупность подвиснет. По причине того, что желание стран в момент кризиса защищать собственные рынки постоянно работает против интеграции.

И не только у нас, но и на Западе, в любой стране мира может принимать каждые формы, начиная от передачи в госимущество и заканчивая судебными разбирательствами и заградительными мерами.

Это в случае если сказать об интеграции денег. А вдруг сказать об интеграции опыта, об интеграции каких-то инфраструктурных вещей – то в этом направлении постоянно стоит двигаться.

— Как, на ваш взор, интеграция настояща на данный момент? Довольно часто приходится слышать: формирует таможенный альянс Москва-Минск-Астана, это, дескать, прообраз нового ренессанса и будет чуть ли не валютный альянс, рубль в качестве резервной валюты и т.п. Вот, дескать, земля для банковской интеграции… Но это все политика. А наблюдаешь настоящие цифры товарооборота между бывшими советскими республиками, и как-то не верится.

Частенько пресловутые «межправительственные отношения» раз этак в 20-30 меньше, чем взаимоотношения какого-нибудь дяди Пети Авена с дядей Мишей Прохоровым. И невольно задумаешься: а имеется ли настоящая бизнес-земля для банковской интеграции? Имеется с чем трудиться банкам в пространстве СНГ?

— Она в любом случае имеется. Вопрос в ее количествах и в том, возможно ли ее подрастить какими-то гидропонными присадками и допингами. Возможно, лучше допингами не злоупотреблять и сверхгигантскими проектами не увлекаться. А присмотреться к тому, что вырастает естественным методом. Специализация регионов неизбежна. Различные государства будут специализироваться на каких-то собственных направлениях развития. На данной разности появляется естественная земля для интеграции.

Стихийных примеров интеграции масса. К примеру, тот же Казахстан с Узбекистаном. Узбекистан систематично снабжает Казахстан фруктами и овощами. Не благодаря каких-то политических «хотелок» и межправительственных соглашений. Легко люди везут и реализовывают собственную продукцию. Так сложилось. Либо забрать российские области, пограничные с Казахстаном.

В том месте все отмечают активность трансграничного бизнеса. Это, в первую очередь, небольшой и средний торговый бизнес. Обслуживание этих товарных и финансовых потоков – вот уже земля для банков.

Я верю, в первую очередь, в такую интеграцию.

— ОК, но нет ли риска зависимость таковой естественной интеграции от политики? По причине того, что в случае если в Киеве у власти Янукович — это одно, а вдруг Тимошенко – второе. Либо, к примеру, сейчас господин Онищенко говорит, что белорусское молоко имеется носитель глобального зла, а на следующий день Минск — отечественный лучший приятель.

Не окажется ли, что банки, поверившие и начавшие трудиться в рамках СНГовской интеграции, также станут заложниками взаимоотношений конкретных персон? Так как, как мы знаем, в то время, когда паны дерутся, у холопьев чубы трещат…

— Да, это вопрос… не забываю, в то время, когда я в 2007 году заканчивал MBA, а нам преподавали французы, — они большое количество говорили и про собственный видение развития рынков, и про собственный видение развития мира, и про различные денежные модели, их минусы и плюсы. И что страно – при многовариантности и всей дотошности этих моделей, во всех были учтены вероятные трансформации рынка, но ни в одной – вероятные трансформации поведения страны. Они просто не предполагали, что государство способно дергаться, поменять собственные линии поведения и политикой «сбивать настройки» рынка.

Но справедливости для нужно подметить, что сейчас эта неприятность не только русский. Кризис сделал ее общей. Пологаю, что на данный момент умы управленческой науки будут вынуждены внести довольно много поправок в собственные бизнес-модели с учетом более активной роли страны.

В случае если уж апологеты либеральной экономики на данный момент показывают, что денежные рынки нужно жестко регулировать, то на невмешательство страны уже рассчитывать не приходится….

— Кстати, вследствие этого, как, по-вашему, высок риск «ползучей передачи в госимущество»? Внезапно и Российская Федерация отправится по пути Казахстана, в котором сейчас мы говорим «власть» — подразумеваем «банки», а говорим «банки» — подразумеваем «власть»…

— Принципиальная отличие передачи в госимущество банкинга в Российской Федерации и в Казахстане в ее инструментах. В Казахстане государство напрямую участвует в капитале банков, обладает ими. В Российской Федерации государство осуществляет контроль банкинг участием собственных денег.

Де-юре российский банкинг по большей части личный, де-факто – по большей части национальный.

Из-за чего так произошло? И в том месте, и в том месте обстоятельство одна. Оттекание западных средств, рынки закрылись, а обязательства никто не отменял и единственным источником ликвидности стало государство. Но разность инструментов имеет огромное значение. В Казахстане на управление банками бросают государственныхы служащих.

А государственный служащий ни при каких обстоятельствах не мыслит через бизнес. Государственный служащий в банкинге – это также самое что астронавт, попавший в инопланетный корабль. С одной стороны, космонавтику он знает. С другой – тут все в противном случае устроено.

В Российской Федерации же в управлении банкингом остались люди бизнеса. И это принципиальный момент.

Мы, БТА Банк, как и другие участники русском финансовой системы, взяли большую помощь от страны в необходимый момент. Но не почувствовали на себе последствий какого-либо «масонского заговора» страны по «ползучей передачи в госимущество». Мы, само собой разумеется, взяли советы и пожелания регулятора, прошли комплексную диагностику, на данный момент проходим еще одну комплексную диагностику. Но мы не получали государственного заказа на кредитование какого-либо конкретного сегмента, приказа заниматься этим либо тем.

Мы коммерческая структура, которая делает собственный бизнес.

— Поболтаем о бизнесе. В случае если сказать обобщенно, какова была ваша тактика в 2009 году?

— 2009 год был для нас вдвойне сложным. Во-первых, по причине того, что кризис на дворе, а во-вторых, по причине того, что мы в первый раз были один на один с рынком, нам приходилось всем обосновывать, что мы независимый денежный университет, не «дочка», которую кинула «мама» и сейчас мы с голоду. Мы довольно много упрочнений израсходовали на диверсификацию клиентской базы. И отлично почувствовали, что хорошая розничная диверсификация дает элементы стабильности.

К примеру, в прошедшем сезоне мы в полтора раза увеличили собственный депозитный портфель, втрое увеличили количество клиентов – «физиков». Завлекали более небольшие вклады, диверсифицировали их.

Мы сознательно это делали. Сознательно предлагали самые привлекательные условия для, скажем так, средних вкладчиков. Прилагали довольно много упрочнений, а также — маркетинговых, дабы им запомнится.

Отечественное выстраданное и вынесенное еще из периода интеграции яркое чувство того, на чём в Росси возможно соперничать. Соперничать возможно на клиентоориентированной рознице. Мои французские доктора наук постоянно говорили: в то время, когда вы рассказываете о конкурентном преимуществе, ни при каких обстоятельствах не рассказываете о конкуренции на качестве. Уровень качества – это категория, производная от вторых составляющих бизнеса, и соперничать на качестве не весьма рационально.

Строить стратегическое конкурентное преимущество на IT кроме этого плохо, по причине того, что IT возможно приобрести. Должно быть некое хардовое преимущество…

И вот мы весьма остро почувствовали, что в Российской Федерации стратегическим конкурентным преимуществом возможно клиентоориентированность. В Российской Федерации неприятность с клиентоориентированностью. Ее нет. В силу ментальности людей, каковые трудятся в сервисе. В то время, когда приезжаешь в Россию, это весьма остро ощущается: почему-то обслуживать считается непрестижным.

Как следствия – в русском сервисе в принципе нет жажды угодить клиенту. Для меня, как уроженца Казахстана, это непривычно. Отечественный восточный опыт показывает, что оказывать услугу, другими словами обслуживать, — это почетно. В Российской Федерации все люди привыкли, что оказывать услугу — это на грани позора.

Не знаю, из-за чего. Возможно, все-таки связано с русской ментальностью…

И вот мы в течение некоего периода, в особенности — в прошедшем сезоне, стали «ковать» это направление. У нас были такие достаточно ожесточённые бихевиористские опыты, в то время, когда мы говорили: «Мы желаем стать самым клиентоориентированным банком, и мы знаем, что, в случае если мы будем такими, нам не обязательно быть самым громадным банком, необязательно быть самым недорогим». В случае если мы будем так милы и любезны, что понравимся людям, то люди придут сами и приведут вторых людей.

Вот тут мы прилагаем максимальное колличество усилий.

Видели отечественные «кнопки качества»? Это именно из данной серии. Перед каждым операционистом мы расположили панель с двумя кнопками – зеленой и красной. На зеленой – рука с поднятым пальцем вверх, на красной – вниз.

Как и зрителей на гладиаторских битвах. Мы предлагаем клиентам надавить зеленую либо красную кнопку в зависимости от того, как ему понравилась работа операциониста. Результаты суммируются. На неспециализированном табло в оперзале показывают рейтинги операционистов за сутки.

И неспециализированный рейтинг офиса.

В случае если клиент видит, что перед ним операционист, у которого через чур много красных нажатий, он, возможно, поднимется в очередь либо обратиться к тому операционисту, у которого большое количество зеленых нажатий.

А отечественные сотрудники приобретают премии в зависимости от количества операций. Соответственно, клиентоориентированный операционист, что обслуживает клиентов так, что им нравится, возьмёт больше бонусов. А тот, что не желает обслуживать, будет должен уйти.

— А не опасаетесь, что большая часть людей жмет зеленую кнопку, дабы просто не обижать операциониста?

— Панель так расположена, что операционисту не видно, какую кнопку вы нажимаете. Мы весьма опасались именно этого момента. И опасались, какая реакция будет у самих операционистов, по причине того, что это все-таки достаточно твёрдый опыт. Исходя из этого сразу же решили для себя, что эта совокупность будет завязана лишь на хорошую мотивацию.

Другими словами мы не штрафуем за «красный» рейтинг, мы доплачиваем за «зеленый».

— И какая цветовая гамма у вашего банка в целом?

— Процентов девяносто – зеленый цвет… Частично это пиар-инструмент, частично маркетинговый. В то время, когда человек приходит в банк и видит, что к его точке зрения прислушиваются, его вывод отражается на мотивации персонала, он осознаёт, что это — банк, в формировании сервиса которого он принимает участие. Мы даем клиенту ключ от пульта управления качеством.

По большому счету, на мой взор, не так много способов настроить персонал на хороший обслуживающий лад. Первый – переучить, Второй – создать среду, в которой останутся лишь те, кто желают это делать…

— какое количество человек на данный момент трудится в вашем банке?

— на данный момент около тысячи человек, с учетом филиальной сети. У нас на данный момент 29 допофисов и 11 филиалов. В Москве 15 допофисов, остальные – по регионам. Сейчас мы все интенсивнее трудимся с филиалами. Весьма ответственным, занимательным для нас регионом есть Уфа, в том месте довольно высокий потенциал у ритейла. Краснодар и Ставрополь – весьма занимательные регионы.

Астрахань для нас ответственна, по причине того, что мы традиционно в том месте находились, у нас в том месте громадная сеть точек, многочисленный коллектив, хорошая инфраструктура. В том месте мы один из ведущих игроков.

— А Казань? Изначально несколько БТА в том месте весьма деятельно находилась…

— В том месте остался еще один «осколок группы» – банк БТА-Казань. У нас остались дружеские отношения с кем-то, с кем мы общались в рамках неспециализированных банковских дирекций. До сих пор можем созвониться, списываемся, но какого-либо бизнес-контакта нет.

Казань – достаточно закрытый рынок.

— Как бы вы оценили на данный момент «паникозависимость» банковской розницы? Мне думается, она быстро снизилась: в 2004 году при куда меньших потрясениях на рынке было куда больше шума и треска… Клиент стал поспокойнее?

— А, возможно, банки стали лучше трудиться с клиентами? Одно из двух… В действительности, по-моему, российский среднестатистический вкладчик весьма склонен к риску. Мы проводили опросы по вкладам: самым серьёзным причиной при выборе банка была ставка. Не надежность банка, а размер процентов.

Конечно, при таком подходе, в то время, когда клиент выбирает самые высокие ставки, самые высокие риски, и при чего начинает волноваться за собственные деньги.

На протяжении кризиса мы замечали не оттекание, а перетекание вкладов из тех банков, каковые в головах вкладчиков позиционировались как рискованные, в те банки, каковые были более стабильными. В частности, в Сбербанк. на данный момент идет обратный процесс.

Так что сейчас в Российской Федерации вкладчики уже не паникуют – они мигрируют.

С корпоративными клиентами тяжелее. Корпоративные клиенты, конечно, предпочитают увести обороты в том направлении, где риска меньше. Отечественная опыт говорит, что розничная клиентура значительно более лояльна к каким-то информационным выбросам, нежели клиентура корпоративная.

Громадная заслуга в этом в собственности стране, Агентству по страхованию вкладов. Так как у многих физиков вклады не превышают лимит страхования. Как результат – сейчас деп

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

Андрей языков: «чем жестче банк работает с заемщиком, тем большее «эхо» разносится по рынку»

председатель совета директоров Агентства по реструктуризации ипотечных жилищных кредитов. Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru Досье Bankir.Ru. Андрей…

  • Дмитрий шевченко: «сейчас лучший момент, чтобы выйти на рынок факторинга»

    Из-за чего банкиры не торопятся заниматься факторингом, о детективной истории его появления в Российской Федерации и о законе, что может поменять целый…

  • Андрей костин: сейчас рынок неверно оценивает компании

    Жалко, в то время, когда что-то отечественное стоит дешево и попадает в чужие руки, — согласился глава банка ВТБ Андрей Костин, комментируя продажу…

  • Андрей дегтярев: «люди должны привыкнуть, что в правилах игры на финансовом рынке есть некая стабильность»

    Глава Абсолют Банка. Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru Досье Bankir.Ru. Андрей Дегтярев. Появился 30 августа 1974 года в Москве. В 1995 году закончил…