«Если твоя команда успешна, посади ее в одну лодку с собой»

      Комментарии к записи «Если твоя команда успешна, посади ее в одну лодку с собой» отключены

«Если твоя команда успешна, посади ее в одну лодку с собой»

Евгений Купраш Менеджер, Москва

В дни «штормового предупреждения» лучше обойтись без резких перемещений. Глава «Альфы-Капитал» Михаил Хабаров — о трех важных инвестиционных ответах – в интервью Executive.

Ситуация в главном офисе управляющей компании «Альфа-Капитал» никак не соответствовала вечеру пятницы. По коридорам офиса класса «А» деловито снуют сотрудники с распечатками в руках, аналитики и трейдеры в кабинетах за прозрачными перегородками внимательно всматриваются в линии и графики котировок теханализа на огромных мониторах, а две из трех переговорных помещений на пути в приемную председателя совета директоров заняты.

Гармонию офисного убранства кабинета главы «Альфы-Капитал» Михаила Хабарова нарушает только шлем пилота самолета-истребителя, лежащий на подоконнике. «Приятели подарили», — радуется топ-менеджер. Сам Михаил Хабаров к риску в простой судьбе не склонен: в небо его не тянет, любым актуальным экстремальным видам спорта он предпочитает деятельный отдых с семьей, а также персональный Porsche, по собственному признанию, водит крайне осторожно.

Инвестиционная стратегия возглавляемой топ-менеджером компании кроме этого отличается здоровым консерватизмом, но не идет в ущерб амбициям. За прошедший год «Альфа-Капитал» увеличила портфель средств под управлением более чем втрое — до $1,3 млрд — и привлекла 54% показавшихся на рынке «свежих» денег. Вдохновленные успехом наемного менеджера акционеры продлили с Михаилом Хабаровым договор до 2012 года.

известный-xecutive встретился с генеральным директором управляющей компании практически сразу же по окончании того, как об этом стало известно.

Галерея фотографий: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8

Executive: В первых числах Апреля акционеры УК «Альфа-Капитал» продлили с вами договор до 2012 года. В пресс-релизе по этому поводу имеется слова генерального директора Андрея Косогова: «Альфа-Капитал» под вашим управлением реализовывает принятую стратегию развития и решает задачи. Какие конкретно как раз?

Михаил Хабаров: Задачи возможно поделить на две части. Первая часть – денежные цели, каковые были весьма четко поставлены. Второй круг задач я бы назвал интуитивно-эмоциональным. Кроме того встреча с Андреем Косоговым проходила не так, как в большинстве случаев.

В большинстве случаев работодатель «в лоб» говорит новому менеджеру о его целях: «Ты обязан собрать миллиард». Прекрасно, говоришь ты, и идешь трудиться. При с «Альфой» было в противном случае. Собственники компании руководствовались интуитивным, стратегическим посылом. На встрече акционеры сообщили: «Мы ощущаем, что из «Альфы-Капитал» возможно сделать больше, чем она имеется сейчас.

В любом бизнесе, где находится «Альфа-Групп», мы желаем занимать лидирующие позиции». «Альфа-Капитал» в то время, с их обоснованной точки зрения, лидирующих позиций не занимала. Конкретные замыслы показались позднее, и во многом они появились с подачи менеджмента, по причине того, что менеджмент лучше знает, что происходит на рынке управления активами. Мы создали лидерскую стратегию, ее одобрил совет директоров. Она содержала план на пять лет и годовой бюджет.

За год предполагалось расширить активы в 2,5 раза – с $400 млн до $1 млрд. Мы завершили год с показателем $1,3 млрд. Так, круг денежных задач был решен. С позиций «морального удовлетворения» все также весьма хорошо: за последние полтора года компания очень сильно прибавила в смысле собственного положения на рынке. клиенты и Конкуренты относятся к нам как к фаворитам. Внутренняя ситуация в компании – кроме этого лидерская.

Люди трудятся в «Альфе» не только вследствие того что тут достойная оплата труда. Они трудятся вследствие того что «Альфа» претендует на статус номера один.

Executive: Большое количество ли еще таких претендентов?

М.Х.: Всего три. Это «Альфа-Капитал», «Тройка-Ренессанс» и «Диалог». Эти компании не просто заявляют о собственных амбициях, но имеют под ними фундамент, конкретную стратегию.

Executive: Как именно менеджмент выяснил целевой горизонт в $1 млрд собранных под управление средств?

М.Х.: Проводился фундаментальный анализ по сегментам: мы узнали, из какого именно сегмента какое количество возможно забрать. По большому счету в компании имеется правило: денежные замыслы формируются лишь от рынка, но уж никак не от достигнутого. Кроме того бонусы команда управленцев приобретает за рынок.

К примеру, в случае если сказать о рынке коллективных инвестиций, то полтора года назад отечественная часть на рынке открытых и интервальных ПИФов составляла 5,3%, а сейчас – 10%. Мы посчитали, как будет расти рынок, и решили: желаем быть номером один. Для этого нужно завлекать не меньше 15% от количеств чистых поступлений в ПИФы. Отсчет времени с целью достижения задачи начался с момента принятия ответа: в случае если мы завлекаем меньше, чем 15%, значит, что мы движемся не к цели, а от нее.

В прошедшем сезоне мы забрали 54% «свежих» денег, каковые пришли на рынок.

Executive: За последние пара месяцев управленческая команда «Альфы-Капитал» существенно укрепилась. Сложно ли собрать в одной компании цвет отечественного инвестиционного бизнеса — при условии, что классных менеджеров на рынке не так много?

М.Х.: Самое сложное – это обнаружить экспертов, каковые смогут трудиться на стыке специализаций и отраслей. Отрасль управления активами в Российской Федерации – весьма юная, и найти эксперта, что в данной области что-то создал, практически нереально. Их человек сто на всю территорию страны. Самые успешные весьма лояльны своим командам и своим брендам.

Вы правы, рынок ограничен, и исходя из этого нам всем приходится искать занимательные кадровые ответы. Допустим, человек может прекрасно коммуницировать, но не знает денежный продукт. Как, к примеру, Игорь Писарский, что сравнительно не так давно перешел к нам из PR-агентства Р.И.М. Porter Novelli и известен в первую очередь как суперспециалист в сфере коммуникаций.

Мы посчитали, что его переход в «Альфу-Капитал» сможет стать занимательным опытом и для него, и для нас.

Executive: Какие конкретно функции он выполняет в компании?

М.Х.: Его опыт направлен на работу по привлечению частных инвесторов. В этом направлении у нас имеется три сегмента. Первый – до миллиона долларов. Это ритейл — ПИФы, массовые продажи через конторы и без того потом.

Сегментом командует Ирина Кривошеева. Второй сегмент – от $1 млн до $20 млн. Именно им занимается Игорь Писарский. Третий сегмент – более чем $20 млн — key clients, главные клиенты. Для этого сегмента мы пригласили Якова Гальперина. Он раньше трудился в «Альфа-Банке», «Альфа-Страховании», в банке «Глобэкс», и вот сравнительно не так давно он возвратился в структуру «Альфа-Групп».

В этом нет ничего необычного: «Альфа-Групп» готова принимать людей назад. Гальперина в холдинге были весьма рады заметить опять.

Executive: Полагаю, что «Альфа-Капитал» все же больше получает на популярных продуктах. Русские управляющие жалуются на низкую денежную грамотность населения, ею же растолковывают низкие результаты работы по привлечению средств и признают необходимость ликбеза в масштабе всей страны. Будет ли «Альфа-Капитал» учавствовать в этом ликбезе?

М.Х.: Всецело согласен: денежная грамотность населения очень низкая. Это тормозит развитие отрасли. Но, что еще хуже, низкая грамотность не разрешает людям защищать собственные накопления: люди не знают, как сохранить собственные деньги. Не считая депозитов, народ ничего не знает, а ставки по депозитам не бьют инфляцию.

Что касается каких-то действий по ликвидации безграмотности… В Российской Федерации всего пять управляющих компаний с рекламным бюджетом в $5 млн на каждую. Как же мы, простите, впятером за $25 млн научим 150-миллионную страну денежной грамотности?!

Это больше похоже на борьбу с ветряными мельницами: мы говорим о необходимости инвестировать неспешно и долгосрочно, и осознать, что такое риск, а иначе все СМИ в один голос кричат, что все пропало и что рынок падает. Эффект от влияния на умы несопоставим. До тех пор пока тут просвета нет. Но не мы первые, не мы последние.

Ответ тут одно – как следует совершённая пенсионная реформа.

Executive: Но уровень качества ее проведения именно хромает на ноги…

М.Х.: Хромает – это мягко сообщено. Первая волна реформы 2005-2007 годов не продвинула денежную грамотность ни на каплю. Возможно продолжительно обсуждать ее эффективность, но с позиций public relations итог от нее нулевой. Никто ничего не осознал – кроме того обладатели высшего денежного образования.

На мой взор, обстановка имела возможность бы сложиться совсем в противном случае, в случае если любой из будущих пенсионеров сам заполнил бы заявление на передачу собственных средств в управление – кроме того если он оставляет собственную пенсию в государсвенной компании. Поставив галочку, гражданин хоть что-то осознал бы: начал бы смотреть за рынком, разбирать обстановку, вычислять доходность со собственных накоплений и сравнивать ее с доходностью вторых управляющих.

В конечном итоге, взял бы представление о том, какова роль страны в его будущем, что такое пенсионные накопления, кто такие управляющие и как они бьются с инфляцией. А на данный момент большая часть об этом не знают. Само собой разумеется, имеется шанс на то, что из-за введения совокупности финансирования накопительной пенсии встанет вторая волна пенсионной реформы.

Ее именуют «1000 на 1000». Имеется надежда, что это может стать весомым доводом для принятия ответа о выбор личной УК либо НПФ и будет содействовать настоящему увеличению денежной грамотности населения.

Executive:Однако, ВЭБ, управляющий средствами будущих пенсионеров, хорошо справился с задачей в 2007 году: его результаты смотрятся куда убедительнее, чем промежуточные итоги работы многих свободных УК…

М.Х.: Да, согласен. Но за счет чего ВЭБ в фаворитах? За счет консервативной стратегии инвестирования. Банк инвестировал в облигации и получил на этом пять процентов. Для клиентов банка две новости. Одна хорошая: банк сработал лучше большинства управляющих компаний в Российской Федерации. Вторая – нехорошая: инфляция в 2007 году будет на уровне 11%.

Итого – проигрыш 6%. Немногие смогут этому радоваться.

Executive: Управляющие компании на данный момент переживают сложный период – мало собрать деньги, необходимо мочь их положить. И вот с этим именно неприятности. Фондовый рынок стабильностью не отличается, на валютном рынке довольно высокая волатильность, на бондах большое количество не получишь, драгметаллы и недвижимость перекуплены.

Имеется ли у «Альфа-Капитала» другие инвестиционные идеи, благодаря которым возможно обеспечить доходность выше среднерыночной?

М.Х.: Не обращая внимания на не самый спокойный период на рынках, паниковать точно не стоит. На дворе апрель, и за три месяца 2008 года российский фондовый рынок возвратился к уровням, с которых началось падение, — это отметка 2200 пунктов по индексу РТС. есть ли трехмесячный горизонт оптимальным для работы на фондовом рынке? Нет! Соответственно, и дергаться не следует.

Потом. Российские акции как были увлекательным активом, в том месте им и остаются и останутся еще в течении двух-трех лет. Соответственно, люди, входящие на рынок, получат 20-25% в год.

Прошлый год не был несложнее. Потрясений в том месте также хватало – вспомните ноябрь и май 2007. Однако, отечественный фонд акций обеспечил доходность в 24% годовых.

У нас громадная линейка структурированных продуктов, к примеру, для защиты капитала. Громадной прибыли с них взять не удастся, но собственную главную задачу они решают. У нас появились продукты, которые связаны с commodities, продукты, ориентированные на различные валюты.

Помимо этого, сравнительно не так давно показались продукты, которые связаны с инвестициями в сельское хозяйство, и мы продолжим развивать эту тему. Что касается недвижимости, то вы правы: стоимостям на столичную недвижимость расти очень некуда. А вот сельхозземли по всей России – недооцененный актив: цены на зерно, молоко, мясо всегда растут, значит, и сельхозземли кроме этого будут дорожать. Инвесторам необходимо иметь ввиду, что таковой актив покупается на 5-7 лет.

Это важное вложение, оно может принести и 100% годовых, но на горизонте 5-7 лет. По большому счету говоря, инвестиционных идей большое количество, и опытная управляющая компания от непростой обстановки на рынке кроме того побеждает: личный инвестор начинает осознавать, что принять верное ответ в одиночку ему весьма сложно. Что он делал раньше? Брал «Газпром» — и ожидал, пока бумага вырастет.

Брал квартиру в Москве – и ожидал увеличения цен на недвижимость. Такая стратегия в прошлом.

Executive: Для спасения от кризиса инвестиционных идей компании предлагают клиентам вкладываться в предметы мастерства, брать коллекции вин и без того потом. Предложите ли вы клиентам подобные методы получить?

М.Х.: В компании «Альфа-Капитал» трудятся лучшие в Российской Федерации специалисты по русским акциям и бондам. Сможем ли мы выстроить в себя стать и экспертизу лучшими специалистами по французскому вину? Тут все конкретно: нет, не сможем.

Одновременно с этим, отечественным клиентам весьма интересно вложиться в вино, монеты, предметы мастерства, и мы строим партнерство с теми, у кого в данных направлениях большой уровень экспертизы. Да, мы реализовываем чужие продукты, но наряду с этим снабжаем клиентам «Альфы-Капитал» удобство в их приобретении. Допустим, приходит к нам клиент с $20 млн в кармане и говорит: «Желаю 60% положить в Russian equity, 30% направить в зарубежные активы, а на 10% желаю экзотики: коллекционных вин, предметов мастерства и тому подобное».

Нет неприятностей: 10% инвестиций в предметы мастерства мы обеспечим ему через партнерскую программу.

Executive: Как в компании выстроена совокупность риск-менеджмента?

М.Х.: Большинство управленческой команды «Альфы-Капитал» имеет "стаж работы" в больших западных компаниях. Исходя из этого риск-менеджмент у всех нас, что именуется, отскакивает от зубов. Управление рисками – это целая совокупность, отдельный бизнес-процесс контроля над внешними и внутренними лимитами, контроль соблюдения законодательства, контроль до совершения сделки и по окончании нее, и совокупность операционного контроля.

Ни одна сделка в компании не совершается, в случае если на нее не наблюдают четыре глаза. Часть процедур в совокупности риск-менеджмента возможно автоматизировать: разумнее доверять IT-совокупностям, исключив из цепи антропогенный фактор. Осуществляющие контроль департаменты приобретают данные по лимитам, а при происхождения форс-мажоров сведенья поступают напрямую мне.

Словом, риск-менеджмент в компании реализован по всем правилам.

Executive: Ну, а как же быть с тем, что доходность с доверительного управления выше, чем доходность с ПИФов?

М.Х.: Первое, с чем отрасли необходимо безотлагательно бороться, — это некорректное распространение некорректных информации о доходности доверительного управления. Единственная публичная информация, которая возможно представлена рынку, — это аудированная доходность, вычисленная в соответствии с одной из общепринятых методик, к примеру по global investment performance standarts (GIPS). «Альфа-Капитал» — одна из немногих компаний, которая раскрывает показатели работы управляющих как раз по GIPS.

виды предоставления и Другие способы данных – от лукавого. Что касается сравнения доходности от доверительного управления и от ПИФов, с позиций инвестиционных процессов в «Альфе-Капитал» принципиальной отличия нет. Если ты пришел с миллионом и не оговорил какие-то особые условия – изюминки собственной личной стратегии при заключении соглашения, — доходность от доверительного управления будет аналогична доходности от ПИФов.

Для управляющего деньги и твои деньги вторых клиентов – один портфель.

Executive: Таковой подход — также один из инструментов риск-менеджмента?

М.Х.: Да, непременно.

Executive: Российский рынок в свое время рос скоро: клиенты управляющих компаний привыкли к доходности 60-70%. на данный момент, по окончании нескольких встрясок на биржах, они опустились с небес на землю?

М.Х.: У нас в компании трудится целая армия инвестиционных консультантов, и у каждого из них имеется инструкции – настраивать клиента на годовую доходность в 20-25%. Это в случае если клиенты приходят в акции. Трудиться с меньшей доходностью, к примеру, 12%, смысла нет: в этом случае премия в 3% если сравнивать с 9-процентной ставкой по банковским депозитам покажется пайщику неубедительной.

Для чего было смотреть за котировками, волноваться и сохранять надежду, в случае если в следствии игра не следует свеч? Пайщик может получить и больше 25%, в случае если приумножением его средств занимается успешный управляющий, а на рынке в этот период благоприятная конъюнктура.

Executive: На западе распространена практика необязательных пенсионных накоплений, причем консультанты рекомендуют затевать откладывать на старость в возрасте 25-30 лет. Как обстоят дела с накоплениями на старость в Российской Федерации, и целесообразны ли они у нас?

М.Х.: Регулярность взносов – одна из самых верных стратегий инвестирования с позиций долгосрочных вложений, пускай кроме того отчисления не будут вправду громадными и пускай рынок не отличается стабильностью. Это верный подход, его целесообразность легко доказать арифметически. Однако, в Российской Федерации а также в числе отечественных клиентов таких инвесторов очень мало.

Обстоятельств пара. Во-первых, люди пока не пробовали осуществить такую стратегию и взглянуть, что будет через шесть месяцев либо через год. Во-вторых, начинающих инвесторов очень сильно пугает волатильность на рынке. Они уверены в том, что тайминг (умение поймать момент для входа на рынок, в то время, когда цена активов снизилась по окончании коррекции, но не так долго осталось ждать опять отправится вверх) – это верно, но я желаю заявить, что тайминг – одно из самых громадных заблуждений начинающего инвестора.

Многие считаюм, что самая верная стратегия – вкладываться в бумаги, в то время, когда рынок растет, и выходить в кэш, в то время, когда он падает. Главное, за счет чего «Альфа-Капитал» бьет соперников, — это stock selection, верный выбор объектов для инвестирования. Грубо говоря, в прошедшем сезоне мы приняли всего три решения, каковые и выяснили прекрасные результаты управления активами.

Executive: Что это были за решения?

М.Х.: Первое: в конце 2006 года мы вышли из всех позиций по бумагам нефтяной и газовой индустрии. Второе: деятельно инвестировали в энергетику. Третье: удачно вложились в металлургию, в особенности во втором полугодии 2007.

Мы не выходили в кэш при каждой встряске, а в итоге взяли итог лучший, чем все остальные УК России.

Executive: С целью достижения хороших показателей нужна замечательная команда. Какие конкретно качества нужны соискателю, дабы сделать успешную карьеру в сфере управления активами и в «Альфе-Капитал» в частности?

М.Х.: Кандидат может прийти в компанию и заявить: «Я не знаю всего, но у меня имеется хорошая база в виде желания и образования обучиться». В случае если у соискателя вправду хорошее образование и имеется мозги, это отечественный кандидат. Причем не имеет значение, какое у него образование у него – денежное, техническое либо гуманитарное. Нам необходимы все, потому, что в компании имеется front office, middle office и back office.

Второе: сотрудник отечественной компании может реализовывать себя в двух качествах – как менеджер и как эксперт.

классный специалист и Менеджер взбираются по служебной иерархии параллельными дорогами. Так как что такое хороший продавец? Это эксперт, трудящийся со своей мини-командой из двух-трех сотрудников. Он может получать больше, чем председатель совета директоров, — за счет рабочей группы. И он доволен своим положением, он не желает руководить сотнями людей. Вынуди его руководить – и ты утратишь хорошего менеджера по продажам и не отыщешь начальника.

То же самое – портфельный управляющий. Он и знать не желает про тонкости управления людьми, но он руководит своим портфелем, и в этом деле он настоящий специалист. Второй путь – менеджерское развитие, в то время, когда эксперт, исходя из собственного опыта, осознаёт, что может организовывать работу команды. И тех, и других мало, исходя из этого у нас в компании прекрасно поощряются эффективные менеджеры и классные специалисты.

Имеется поразительные примеры. Одна сотрудница три года назад пришла в компанию на заработную плат в $800, а за 2007 год взяла бонус в $100 тыс. Либо менеджер, что пришел в компанию моим личным ассистентом, а на данный момент возглавляет целое сервисное направление.

Executive: В одном из собственных интервью вы упоминали, что ваши прошлые работодатели в «Allianz РОСНО» были чрезмерно консервативны в вопросах предоставления вам широких полномочий. Как в этом смысле складываются отношения с обладателями «Альфы-Капитал»?

М.Х.: председатель совета директоров компании подчиняется совету директоров, что в «Альфе-Капитал» весьма комфортный для менеджмента. Совет директоров может по-различному направлять компанию. В моей теперешней компании совет скоро решает стратегические вопросы и не вмешивается в операционные дела, отдавая их всецело на откуп менеджменту.

Так и должно быть: нам дали ответственность, мы данной серьезностью пользуемся. акционерам и Директорам компании серьёзен итог бизнеса, в противном случае, какого именно цвета будут стулья в офисе. Таковой подход мне весьма импонирует.

Executive: Сделав вам оффер, «Альфа-Капитал» купила не только топ-менеджера, но и целую команду: по сути, вы увели за собой 25 управленцев, обнажив тем самым один из флангов бизнеса «Allianz РОСНО» и добавив головной боли ее обладателям. Совесть не мучает?

М.Х.: В то время, когда Андрей Косогов предлагал мне переход в его компанию, он не собирался переманить из «Allianz РОСНО» кого-то еще. Да и у меня не было никакой ясности, кто из моей команды отправится со мной. Результат мог быть противоположным: на прошлом месте имели возможность остаться все мои подчиненные.

Ни Андрей, ни я не знали, чем в следствии кончится дело.

Executive:Однако, переход команды состоялся. Откуда у ваших подчиненных такая бесконечная лояльность вам?

М.Х.: Персональная лояльность, с моей точки зрения, – это миф. В случае если я в будущем году буду неуспешен, то люди, каковые так посчитают, не будут оставаться со мной. Они не лояльны персонально мне, но они лояльны лидерской стратегии компании.

Такая стратегия — фундамент, на котором целый другой персонал может реализовывать устремления и профессиональные амбиции. Это в крови у отечественных сотрудников.

А что касается ущерба для бизнеса от ухода целой команды экспертов, то я отвечу так. Эта компания подчиняется русскому трудовому законодательству, соответственно, любой, кто написал прошение об уходе, покидает прошлое место работы максимум через 14 дней. И у компании нет никакой возможности принудительно удержать эксперта.

Исходя из этого для акционеров одной из лучших возможностей удержать команду менеджеров – реализовать опционную программу. Вычислять, что менеджерам достаточно бонусов и зарплат, – для рынка управления активами сейчас это пройденный этап. Если ты видишь, что твоя команда успешна, ты обязан посадить ее в одну лодку с собой. Так сделали мои нынешние работодатели.

Результаты достигнуты, команда взяла опционы в размере 25% от цены УК.

Executive: Как вам оказывает помощь опыт построения собственной карьеры при утверждении того либо иного эксперта на пост в «Альфе-Капитал»?

М.Х.: В компании я занимаюсь тремя вещами. Первое – это стратегия развития, второе – третье и кадры – большие клиенты. Около 30% времени я посвящаю общению с сотрудниками компании и с соискателями. Сейчас возможно заявить, что мы весьма редко ошибаемся в людях. Текучесть кадров в компании – 2,5%.

Те, кто приходит в «Альфу», остаются с компанией на долгое время.

Фотографии Дениса Абрамова, light-news.ru

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: