Феномен «автоваза» в образовании, или почему отечественные вузы уходят со сцены

      Комментарии к записи Феномен «автоваза» в образовании, или почему отечественные вузы уходят со сцены отключены

Феномен «автоваза» в образовании, или почему отечественные вузы уходят со сцены

Чем обернется глобализация образования для России? Спасет ли отечественные университеты опека страны? Ищите ответы вместе с Ярославом Кузьминовым на Executive.ru.

Ярослав Кузьминов, ректор Национального исследовательского университета «Высшей Школы Экономики»

«Сейчас довольно часто возможно слышать утверждение, что образование в Российской Федерации теряет собственную конкурентоспособность. Так ли это? Какие конкретно измерения возможно применять, дабы выяснить состояние образовательной совокупности? Один из существующих для этого способов – взглянуть на компетенции школьников.

И тут имеется определенный прогресс. За последние десять лет мы замечаем поступательное перемещение вверх отечественной образовательной совокупности в интернациональных рейтингах в этом показателе, в особенности в группе младших школьников. Во втором эшелоне мы держимся по компетенциям учеников старших классов.

Трагедии, по крайней мере, никакой не происходит. И мы все знаем о проблемах, которые связаны с недостаточной проектной ориентацией обучающихся, низкой связью с практикой школы, дефицитом и отсутствием выбора зарубежных языков и креативных предметов. Но по профобразованию точных измерителей нет. Мы можем делать выводы о его состоянии по нескольким показателям:

  • Рейтинги университетов – достаточно узкий сектор измерений и весьма печальный для нас. Мы фактически не присутствуем в ТОП-100. Лишь 12 российских учебных заведений входит в интернациональные рейтинги, включая ТОП-500.
  • Спрос на отечественные образовательные программы за границей. Результаты тут кроме этого тревожные.

Но эти показатели не измеряют профобразования в целом. По последнему сводному рейтингу, что формировала компания «Пирсон», Российская Федерация была на 20 месте по качеству образовательной совокупности. Это весьма хороший показатель.

Перед нами лишь явные фавориты – Республика Корея, Финляндия и без того потом. Но мы не спортивные комментаторы, перед нами не происходит забег национальных совокупностей образования. Нас должно с вами тревожить, как уровень качества образования отражается на культуре и экономике страны, ее возможностях в будущем. Иначе говоря мы должны сказать о людской капитале.

Его качественный разрез – это комплект компетенций, количественный – совокупность здравоохранения, демографическая политика. С учетом опережающего роста креативного сектора экономики в мире наровне с понятием людской капитала довольно часто начинают упоминать интеллектуальный капитал – свойство создавать, отбирать и осваивать инновации.

И в случае если мы посмотрим, как оба они формируются в разных государствах, то мы заметим, что любой из них в опережающей степени может опираться не на национальную, а на глобальную совокупность образования. Импортировать модели из вторых стран, приобретать умения и знания из сети, опытных сообществ, рынков труда. И главные компетенции формируются также глобально.

Инструменты тут – глобальный рынок и сеть труда специалистов. Исходя из этого основной грядущий вызов выходит за рамки соревнования среди национальных совокупностей обучения – это готовность России пользоваться совокупностью глобального образования.

Пять барьеров отечественной совокупности образования

При ответе главного вызова существует пять преград:

1. Информационный барьер. Он фактически ровный: все школьники – уже в сети, все юные люди – в сети.
2. Языковой барьер. Эксперты в области IT, прогнозисты, говорят, что к 2020 году будет решена для массового пользователя неприятность перевода в сети.
3. Возможность зарубежных глобальных игроков и операторов трудиться на территории страны, с нашим населением. Но мы вступили в ВТО, и в этом отношении маленькая заинтересованность зарубежных операторов разъясняется тем, что мы на данный момент не говорим о вытеснении отечественных компаний.
4. Барьер доходов для включения в глобальную сеть образования.
5 Барьер заработной платы для импорта работников.

Последние две преграды в том качестве, которое принято на рынке глобального образования, может преодолеть 5-7% российских образовательных компаний. К 2020 году это возможно и 15%, а к 2030 – до трети.

Имеется основания считать, что это будет не треть, а практически добрая половина организаций, не только в силу экономических возможностей и роста доходов, а в следствии того, что отечественные громадные очаги качественного образования покажутся в довольно недорогих государствах, первым делом, в Китайской арабском мире и Народной Республике. Первые показатели этого мы уже замечаем. Непременно, образование при активной жизни населения не так долго осталось ждать начнет волноваться феномен «АвтоВАЗа».

Мы будем замечать вытеснение отечественного производителя, чрезмерно защищенного рынком, и не сможем этого избежать, если не преодолеем замкнутость отечественной образовательной совокупности. Что для этого делать?

Как преодолеть замкнутость отечественной образовательной совокупности?

Пара предложений:

1. Прекратить опасаться, что кто-то уедет. Нам нужно повышать глобальную адаптируемость в школах, внедрять интернациональный бакалавриат (International Baccalaureate) в высшие школы как раз по отношению к возможности поступить на хорошую программу за границей. Это будет одним из параметров.

Нам стоит прекратить опасаться глобальных процессов, ввести интернациональный curriculum vitae на большинстве отечественных программ.

2. Развивать опережающим образом новые формы:

  • Университет в сети. В последние пять лет происходит настоящий взрыв присутствия в открытом, ничем не защищенном интернете, том же видеохостинге YouTube, ведущих мировых университетов, начиная с Гарварда. Они выкладывают фактически все образовательные ресурсы, записывают собственные лекции и делают их публичным достоянием.
  • Школы в университетов, экспансия университетов как самые конкурентоспособных элементов отечественного образования в общеобразовательные школы.
  • Дополнительные стадии профобразования. на данный момент самые интересные тенденции – формирование следующих ступеней, по окончании высшей. Института не хватает. Следующую стадию возможно назвать педагогической, инженерной, интернатурой и экономической ординатурой. В то время, когда выпускники в практических проектах осваивают некие компетенции работы в коллективе, успехи прибыльности предприятия. В отечественной совокупности образования, не считая медицинской отрасли, мы по большому счету не считаем, что таковой опыт имеется, что он пользуется спросом и возможно адаптирован.

Вытеснение отечественного производителя отправится наверняка не по линии ветхих, формальных образовательных университетов, а по направлению этих новых форм. Мы можем на данный момент видеть это на рынке труда, где главными сигналами являются получение и прохождение стажировок внутренних корпоративных степеней DBA-специалистов.

3. Обогащать ресурсное обеспечение образования. Оно содержит три элемента:

А) Кадровое обеспечение. Действенным управлением на данный момент считаются заключение договора с учителем, перевод его из статуса преподавателя в статус доктора наук, восстановление здоровых опытных сообществ. Уровень, принятый в передовых государствах мира – 110-120% от средней заработной плата – оклад преподавателей, от 200 до 600% — оклад учителей высших школ.

И в случае если мы к 2018-2020 годам последовательно доведем отечественные показатели до данной планки, то сможем обеспечить главное экономическое условие трансформации ресурсной кадровой базы образования.

Тут имеется и структурные неприятности:

  • Преподавателя в большинстве развитых государств оканчивают магистратуру. Мы до сих пор формируем преподавательский состав школ из выпускников бакалаврской ступени. Большая их часть – воспитатели и школьные психологи. Мы до сих пор ими пренебрегаем, и это большая неточность. На уровне институтов нам нужно минимум 10% учителей, включенных в глобальный рынок труда – порядка 30 тыс. человек в первой половине 20-ых годов XXI века.
  • Нужно преодолеть провинциальную совокупность аттестации научных кадров. Нужно перейти к интернациональным степеням. на данный момент мы имеем от 60 до 80% брака среди диссертаций. Это вызов для страны, нужно прекратить закрывать на это глаза.
  • Расширение прослойки молодежи – до 20-30% от общего числа учителей. Мы возвращаемся к необходимости создания совокупности постобучения, той самой ординатуры по всем профессиям.

Б) Денежные ресурсы. Реализация параметров договора действенного образования не может быть уложена в 1% ВВП, что мы вычисляем помой-му достаточным.

Необходимо кроме этого прекратить опасаться частных затрат в образовании. К источникам для денежной базы возможно отнести мобилизацию ресурсов семей. Опыт говорит о том, что в то время, когда растут вложения семей в тот либо другой уровень образования, студенты и школьники начинают более энергично обучаться.

Провалы в частном софинансировании, какие конкретно бы формы оно не принимало, практически соответствуют тому, что у нас появляются провалы в качестве образования. По нашим расчетам, нужна мобилизация еще 2% ВВП напрямую от семей. В этом нет никакого подрыва бесплатного образования. В то время, когда я говорю о расширении вклада семей, во всех государствах это инвестиции не в хорошие инструменты образования.

Нам нужно обеспечить предложение таких механизмов.

В) Материальная база. Мы совсем неконкурентоспособны в части материальной инфраструктуры образования. Довольно часто к этому легкомысленно относятся. К примеру, «не все ли равняется, в каком строении проводить занятия».

Это неправильно, и я кроме того не говорю о том, что к нам никто не отправится обучаться, в случае если у нас не будет обычных кампусов. По отечественным расчетам, обучение в кампусе дает плюс два часа каждый день действенного времени, которое возможно израсходовать на самообразование, дискуссии и научные семинары, общение с учителями, библиотеки. Другими словами мы теряем за время обучения один год из пяти. У нас не хватает времени для занятий, научного общения, социальной жизни студентов.

Это цена отсутствия современной инфраструктуры образования и огромные утраты.

Фокус прошлого десятилетия для образовательный совокупности был на устранение утрат от несоответствия структуры образования возможностям экономики, платежеспособному спросу. Так именуемого «безлюдного образования» — это до трети всей совокупности. Эта повестка 2000-х годов до сих пор осталась, мы видим нередкие и неловкие попытки Министерства образования что-то с этим сделать. Но имеется фокус уже нынешнего десятилетия:

  • Нужно вырабатывать университеты рынка труда и рынка образования, прежде всего новую совокупность опытных квалификаций.
  • Адаптация глобальных стандартов знаний.
  • обеспечение системы информирования и Прозрачность образования на всех уровнях для агентов и участников рынка.
  • Создание условий для новых проектов в образовании (как высшего, так и дополнительного), а также для их экономической состоятельности. Нужно вырабатывать социальные фонды, каковые бы финансировали инициативы в совокупности обучения, дополнительных навыков школьников.

Пара слов напоследок.

Три вида социальных ловушек в развитии совокупности образования

1. Ловушка гонки за высшим образованием. Главный экономический риск – формирование класса людей, взявших амбиции по доходам за работу, но не имеющих возможность их реализовать – обиженного, псевдообразованного класса. Это настоящий вызов для России, способного привести к негативным, не только социальным, но и политическим последствиям.

На данной земле существует тенденция ограничения, сжимания высшего образования, тягу к которому нам нереально преодолеть. Нужно выделить рациональное рвение семьи дать детям нужное развитие, знание языков, социализацию. Но это первые два года обучения. В других государствах это реализовано как двухгодичный колледж.

Но давайте зайдем на занятия отечественных третьих-четвертых направлений. На лекциях мы их не отыщем, они все трудятся сейчас. Быть может, нужно правовая фиксация двух ступеней образования в рамках бакалавриата и у нас.

2. Гонка за результатами обучения, подменяющими настоящее и нужное получение навыков. При переходе на очередную ступень образования, значительно чаще говорят о ЕГЭ. И большая часть школьников у нас занимаются формальным «натаскиванием» на преодоление этого барьера. Как с этим быть?

Нам нужно думать о расширении возможностей и снижении барьеров для вхождения в ту образовательную программу, которая есть выбором обучающегося. Это значит дать добро институтам в несколько раз расширить прием на первый курс с последующим выбыванием. Это сетевое расширение ведущих институтов.

Это формирование в школах расширенного пучка возможностей для портфолио школьников, дабы у него были успехи не по одной линейке подготовки к ЕГЭ.

3. Ловушка формального отношения к учебе, экономия упрочнений обучающихся. Ответ на нее – увеличение отчислений и ужесточение контроля несправившихся. Но это может напрямую вести к гонке за формальными результатами.

Тут нет однозначного ответа, необходимы тонкие меры в политике избегания двух последних рисков».

Выступление Ярослава Кузьминова записано на пленарной дискуссии «Борьба за человека» Гайдаровского форума-2013. Материал к публикации подготовила Галина Драгун, Executive.ru

Источник фото: facebook.com

Hearthstone РЛТ — Колода от Близзард Шаблон Охотника ''Вечная охота'' (КД#74)


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: