Где вы, наши биллы гейтсы?

      Комментарии к записи Где вы, наши биллы гейтсы? отключены

Где вы, наши биллы гейтсы?

Нурия Фатыхова Журналист, Москва

Говорят, русские программисты – лучшие в мире. Вероятно. Но из-за чего, при таких условиях, мы не знаем имен собственных потенциальных IT-гениев и у нас нет собственного IPad?

В то время, когда мы говорим о проблеме российского IT-бизнеса как бизнеса на базе созданных новых разработок, а не просто сервисов для соцсетей, то где лежит корень данной неприятности? В отсутствии надлежащей бизнес–среды? В людях-экспертах (соответственно и в образовании)?

Из-за чего у нас нет собственных Стив Джобсов, Микрософт, Dell либо легко сотен мелких, но конкурентоспособных компаний (как в Соединенных Штатах, Германии, Израиле), занимающихся разработкой новых операционок, телекоммуникационных сетей, гаджетов?

Executive.ru решил задать эти вопросы самым успешным представителям российского IT-бизнеса. Отечественный первый собеседник – Станислав Протасов, старший вице-президент Parallels.

Executive.ru: Где отечественные IT-фавориты?

Станислав Протасов: В Российской Федерации имеется мы, имеется Acronis, ABBYY, Касперский и еще пара компаний с оборотом в много миллионов американских долларов, каковые известны в мире.

Exeutive.ru: И все? Это мало для рынка.

С.П.: Но нужно осознавать, что у американских и по большому счету западных компаний была временная фора. Они показались намного раньше. Вторая неприятность – сложность ведения бизнеса в Российской Федерации.

В случае если взглянуть особые рейтинги простоты ведения бизнеса по различным государствам, Российская Федерация не входит кроме того в первую сотню. Создание инновационного бизнеса само по себе – это весьма рискованное предприятие. На западе из 100 стартапов в среднем выживают лишь три. В случае если расширить им сложность ведения бизнеса, выживших не останется по большому счету.

В Российской Федерации простота ведения бизнеса есть огромной проблемой: коррупция, несовершенство законодательства, карательная практика правоприменения и т.п. Это значительно усложняет обстановку.

Executive.ru: Возможно, неприятность в недочёте инвесторов для таких технологичных стартапов? В случае если да, то из-за чего?

С.П.: Неприятность с инвестициями и инвесторами существовала, но на данный момент обстановка скоро изменяется к лучшему. Появляются инвестфонды, нацеленные на технологические стартапы (RunaCapital, AlmazCapitalPartners). Но всецело решенной эту проблему назвать запрещено.

Количество таких фондов не хватает, и не хватает денег, каковые эти фонды инвестируют в технологические стартапы. В случае если в стране 100 фондов, и любой фонд инвестирует в 100 проектов в год, окажется 10 тыс. технологических стартапов. В случае если фондов пять, таких статрапов будет всего лишь 500.

Вопрос – не в деньгах, а числом проектов, каковые смогут «окучить» инвестфонды.

В Российской Федерации венчурные инвесторы начали появляться в последние 5-7 лет. на данный момент их все равно не хватает, дабы человеку с хорошей идеей, светлой головой и ясным видением было бы финансирование под собственный проект.

Executive.ru: Неприятность имеется и в образовании. В то время, когда, на ваш взор, случился, и почему, сбой в подготовке программистов в Российской Федерации?

С.П.: Неприятность с русскими программистами пребывает в том, что их мало. Рынок IT-персонала в Российской Федерации не большой. У нас страна сама по себе не большая по количеству населения. Значительно хуже то, что полный цикл создания продукта снабжают не только инженеры и программисты. Это еще и маркетологи, продакт- и программ-менеджеры. Основная сложность в чем?

Кроме того в случае если увлечь программистов идеей какого-либо продукта, платить адекватную заработную плат и другое, то они, вероятнее, сделают продукт для программистов. А необходимы продукты для простых людей! Дабы таковой продукт оказался, необходимы программ- и продакт-менеджеры, каковые знают, что необходимо потребителям продукта.

Таких людей в Российской Федерации нет. Компании вынуждены их выращивать сами, тратя время и обучаясь на собственных неточностях.

Что с этим возможно сделать – не весьма ясно. Дабы таких людей учить, необходимы учители, каковые имеют практический опыт. Таких учителей также нет. Возможно, лучше запастись терпением и ожидать.

Компании тренируют таких людей, такие люди неспешно появляются.

Executive.ru: Возможно, неприятность и в отсутствии надлежащего менеджмента в практике компаний-разработчиков?

С.П.: Менеджмент – также неприятность, по причине того, что чем больше делается организация, тем громадную роль играется отточенность и слаженность процессов, в которых живут люди и создается продукт. Идея о том, что возможно забрать тысячу гениальных людей, посадить в одном месте, в течение продолжительного времени посыпать деньгами и в следствии взять прорывной продукт, обречена на провал. Менеджмент процессов связан с образованием – у нас нет для того чтобы рода подготовленных людей.

Да, имеется книжки, их возможно прочесть. Но книжка воспринимается по-различному, в зависимости от уровня конкретного человека. Необходимы люди, у которых имеется опыт, каковые знают, что из процессов принципиально важно, а что нет. Такие люди лишь появляются.

Кроме того наибольшие технологические компании России по численности персонала редко превосходят несколько тысяч. А в одном лишь Микрософт трудится около 100 тыс. сотрудников. Исходя из этого отсутствие по-настоящему громадных компаний, в которых менеджмент процессов игрался бы определяющую роль, – это также сдерживающий фактор.

Executive.ru: Не смотря на то, что мы знаем, что в Российской Федерации программы писались еще в НИИ и пишутся на данный момент… Возможно ли по большому счету сказать о русском рынке IT- разработок?

С.П.: Рынок IT-разработок существует, даже в том случае, если страна именуется Сомали и в случае если в страну компьютер привозят на рыболовной лодке. Рынок России, конечно же, существует. Он достаточно прекрасно развит.

Но он все равно намного меньше, чем рынок США, и представляет собой приблизительно 1% мирового рынка.

Executive.ru: Как тогда обязан трудиться продвинутый рынок IT-продуктов сейчас?

С.П.: Рынок обязан трудиться так, как он трудится – на то он и рынок. Однако в любой стране мира существует национальное вмешательство в данный рынок. Тут нужен баланс. В случае если присутствие страны через чур слабо, многие толковые вещи остаются нереализованными. Сильное вмешательство ведет к тому, что на свет производятся «потемкинские деревни».

С моей точки зрения, государство должно сделать такую модель, в которой IT-компании будут больше ориентированы на то, дабы обнаружить клиентов самостоятельно и так получать. Но для этого в стране должно быть достаточно большое количество небольших и средних бизнесов.

Допустим, я стартап. Мне предстоит реализовать какому-то большому национальному конгломерату собственную недоделанную идею. У меня ничего не окажется.

А вот маленькая компания может приобрести мой продукт, попользоваться им, поведать мне, что ей не пришлось по нраву, и так разрешить мне улучшить продукт. У нас средний бизнес и малый – это 25% от ВВП. На западе – более 50%.

Маленьких компаний много, рынок для продуктов старапов шире, исходя из этого стартапам несложнее пробивать себе путь.

Идеи создавать национальные поисковые машины, национальные сотовые телефоны, национальные операционные совокупности заставляют стартапы искать лазейки, дабы вписаться в эти проекты. Неприятность содержится в том, что вписаться смогут лишь «привычные» стартапы (не факт, что лучшие) – количество их весьма ограничено. Исходя из этого на выходе получаются «потемкинские деревни», или получение и колоссальное расходование средств весьма не сильный результата.

Чрезмерная централизация русском экономики мешает стартапам развиваться. В то время, когда экономика слишкои централизована, технологические компании теряют суть. Лучше за границей хорошие ответы.

Executive.ru: Примеры приведите…

С.П.: Один отечественный сотрудник перешел в компанию, которая делает ПО для наземного обеспечения работы аэропортов. В Российской Федерации всего две либо три компании, каковые такое ПО создают. Выяснив, как в том месте трудятся, он был шокирован.

Для него было необычно видеть, что в процессах компании отсутствуют какие-то базисные вещи. К примеру, sourcecode для различных аэропортов хранится в различных директориях. Кто-то из программистов утратил часть кода для конкретного аэропорта.

Компания стояла на ушах. Нереально было кроме того исправить неточности в ПО (каковые были известны), по причине того, что не было кода, куда эти исправления необходимо было вносить. Это напрямую воздействует на безопасность гражданской авиации.

А из-за чего так происходит? По причине того, что данной компании эффективность процессов не ответственна. Она делается ответственна лишь тогда, в то время, когда ищут «стрелочника», виноватого в недостаточной безопасности полетов.

Executive.ru:Три шага, каковые должны сделать российские IT-компании, дабы стать конкурентоспособными?

С.П.: Во-первых, ориентироваться на глобальный рынок, по причине того, что российский рынок – это всего 1% от глобального. Глобальный рынок оптимален еще тем, что на нем приходится соперничать с настоящими людьми. Это же как в боксе.

Возможно приходить в спортшколу и лупить на ринге 15-летних подростков. А возможно отправиться к Майку Тайсону и стать его спарринг-партнером. В случае если желаешь стать лучшим, второй вариант более предпочтителен.

Во-вторых, тратить больше упрочнений на создание продакт- и программ-менеджмента организации. Одна из главных неточностей стартапов – они через чур поздно определят о требованиях и реальных нуждах собственных пользователей. Отслеживать потребности пользователей – задача программ- и продакт-менеджеров.

В-третьих, нужно стараться налаживать процессы разработки, применяя наилучший дешёвый опыт. Дабы процессы трудились, как автомат Калашникова. Да, и не забыть запастись настойчивостью и огромным терпением.

Алекс Джонс: тайна личности Билла Гейтса, фонд Гейтсов — империя евгеники


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: