Я сам готов работать на инвестбанк в качестве клиентского менеджера

      Комментарии к записи Я сам готов работать на инвестбанк в качестве клиентского менеджера отключены

Президент ВТБ об очередной реформе банка. // Елена Киселева. Газета «Коммерсантъ» № 108(3925) от 26.06.2008

Сейчас состоится первое по окончании народного IPO собрание акционеров ВТБ, на протяжении которого новыми акционерами банка стали более 153 тыс. физических и 2,5 тыс. юрлиц. За прошедший год котировки акций второго по размеру российского банка упали практически на 40% от цены размещения. Президент ВТБ АНДРЕЙ КОСТИН говорит, что в этом виноват глобальный экономический кризис, пока не берется прогнозировать, в то время, когда акционеры смогут сгладить собственные утраты, не смотря на то, что и уверен в том, что исправить положение должно создание инвестиционного банка.

Я сам готов работать на инвестбанк в качестве клиентского менеджера— Вы имеете возможность дать прогноз, в то время, когда котировки акций банка превысят цену размещения на IPO?

— Само собой разумеется, акции встанут. В этом нет никаких сомнений. По оценкам большинства аналитиков, ценные бумаги ВТБ сейчас очень сильно недооценены. Но прогнозировать сроки перемещения цены бессмысленно, по причине того, что действует неизменно два фактора — ситуация и финансовые показатели компании в мире. Нынешняя обстановка на рынке есть следствием одного из самых глубоких мировых денежных и фондовых кризисов за многие десятилетия.

Исходя из этого мы сосредотачиваем собственную деятельность на достижении хороших показателей.

— Но так как в течение последних трех месяцев ВТБ утратил по операциям с ценными бумагами $400 млн.

— Если вы не забывайте, февраль и январь выдались сверхтяжелыми. На всех мировых биржах случилось падение индексов. Бумаги фактически всех ведущих компаний быстро снизились в цене. В следствии отечественный портфель утратил часть цены.

Нужно заявить, что мы говорим об этом совсем открыто. А ведь имеется методики, каковые разрешают скрыть убытки по для того чтобы рода операциям. Мы этого не делаем. Более того, мы используем меры, дабы снять риски и избежать предстоящих утрат , если мировая конъюнктура будет ухудшаться.

Это и было сделано в течение последних трех месяцев. Успешная работа на рынке ценных бумаг во втором квартале разрешила нам значительно сократить утраты первых трех месяцев.

— Какие конкретно бумаги банк реализовывал и по какой причине? Свидетельствует ли это, что ваши эксперты не верят в рост фондового рынка в ближайшее время?

— Отечественный портфель складывается из высоконадежных бумаг. Это так именуемые голубые фишки, по большей части российские. Мы уменьшили портфель. Но отечественные продажи носили чисто технический темперамент и происходили вовсе не вследствие того что мы не верим в отечественный фондовый рынок.

Я по большому счету считаю, что русского экономику ожидает вторая волна стремительного роста капитализации. Мы видим по отечественным клиентам, что за последние пять лет в Российской Федерации показалось много компаний ценой $1 млрд и выше. на данный момент на подходе вторая волна — и в сельском хозяйстве, и в недвижимости, и в обрабатывающей индустрии.

Исходя из этого, непременно, фондовый рынок нам весьма увлекателен.

— Несколько дней назад член правления ВТБ Николай Цехомский заявил, что банк рассчитывает частично перекрыть по результатам полугодия отрицательные результаты первых трех месяцев. Это заслуга Юрия Соловьева, что на данный момент курирует работу по управлению портфелем ценных бумаг?

— Господин Соловьев — звезда, не побоюсь этого слова. Настоящая звезда. на данный момент это больше принято сказать о футболе, хоккее, но и в банковском секторе также имеется звезды. Это вправду весьма гениальный банкир, и приход его в ВТБ во многом решает задачу кардинального трансформации деятельности банка. Я считаю, что создание инвестиционного бизнеса — это третья наибольшая реформа ВТБ по окончании создания и публичного размещения акций розничного банка ВТБ 24.

По окончании ее проведения банк попадет в лигу ведущих европейских банков, в случае если угодно, в финал чемпионата Европы. Я сам готов ближайшие три года отработать на инвестбанк в качестве клиентского менеджера. Во втором квартале на фоне растущего рынка мы сумели значительно улучшить обстановку за счет доходов от главного бизнеса.

По моим прикидкам, по результатам полугодия мы выходим на те параметры, каковые задавали на 2008 год, надеясь на такие виды доходов, как комиссии, процентные доходы. Мы планируем по результатам первого полугодия превышать показатель чистой прибыли если сравнивать с первым полугодием 2007 года.

— Какой суть с нуля создавать инвестбанк ВТБ? Каковы возможности сферы, где борьба растет, риски громадны, а затраты, а также на персонал, довольно большие?

— Да не с нуля мы создаем инвестиционный бизнес! Мы создали его на базе наибольшего корпоративного банка. Все наибольшие корпоративные клиенты отечественные.

Это и естественные монополии, и ОАО РЖД, и нефтяные компании, и девелоперские. Это далеко не ноль. Нам легко раньше нечего было предложить отечественным клиентам в плане инвестиционных продуктов. Большие корпорации в мире являются клиентами в первую очередь какое количество. Как раз инвестиционщики в скором будущем станут главными по работе с наибольшими корпоративными клиентами. Мы на данный момент думаем, сколько клиентов — сто либо двести им дать.

Банк будет реализовывать не только инвестиционные продукты, но и кредитные, каковые будут идти в общей обойме. Для нас это кардинальное изменение всей идеологии. ВТБ, что в первой половине 90-ых годов XX века появился как банк для узкого круга корпоративных клиентов и всю жизнь занимался тем, что выдавал простые банковские кредиты, меняет саму сущность бизнеса.

Будьте уверены, до Января этого года вы определите, что мы участвуем в IPO на мировых площадках и в больших сделках по поглощениям и слияниям. Мы уже подписали два полномочия на участие в сделках в качестве букраннера и три полномочия на участие в роли ко-лид-менеджера.

— Сейчас акционеры ВТБ переизберут наблюдательный совет. С чем связано ответ заменить свободного директора Ива Тибо де Сильги, что проработал всего год?

— Имеется множество обстоятельств. Во-первых, у нас большое количество российских акционеров, в особенности в Петербурге, и мы сочли, что было бы верно, если бы свободным директором ВТБ стал узнаваемый и глубокоуважаемый в Российской Федерации человек. Мы посчитали, что ректор СПбГУ Николай Кропачев есть весьма хорошим кандидатом. Второе: господин де Сильги весьма занятой человек, ему не так легко отыскать время для поездок в Россию. А у нас совет планирует достаточно оперативно.

Но мы собираются продолжить сотрудничество с господином де Сильги, он будет членом правления отечественного банка во Франции. Сравнительно не так давно господин Кудрин (помошник премьер-министра и глава МинФина Алексей Кудрин возглавляет наблюдательный совет ВТБ.— Ъ) обратился к нему с таковой просьбой, и он отнесся к ней благосклонно.

— Другими словами дело не в том, что господин де Сильги остался обижен своим гонораром? В соответствии с отчетности ВТБ, банк собирается заплатить ему $150 тыс.

— Гонорар, по-моему, достаточно тождественный кроме того по мировым стандартам. В любом случае данный вопрос ни при каких обстоятельствах не был предметом дискуссии с свободными директорами.

— Западных акционеров ВТБ не смущает, что один свободный директор Маттиас Варниг в прошлом тесно трудился с Владимиром Путиным, а второй в течении нескольких лет был начальником и преподавателем Медведева?

— Думаю, инвесторы ВТБ лишь приветствуют, что отечественные директора дружны с первыми лицами в стране. Господин Путин имеет высочайшую репутацию на Западе, и все, что связано с ним, лишь в плюс и банку, и его акционерам. Все говорят: Путин — это превосходно.

А господина Кропачева мы привлекли совсем не из-за его знакомства с Медведевым. Мы искали человека из научной общественности. А с СПбГУ мы тесно сотрудничаем, сам я являюсь членом попечительского совета.

— Президент Медведев вам не звонил с предложением трудоустроить бывшего шефа и платить ему $150 тыс. в год?

— Нет. Это отечественная мысль, которую поддержал Алексей Кудрин.

— У частных акционеров точно появятся вопросы еще по одному пункту повестки дня собрания — утверждению списка сделок с заинтересованностью общей стоимостью $120 млрд. Где ВТБ заберёт столько денег?

— Это чисто техническая процедура. В случае если клиенту выдавать 360 однодневных кредитов по $1 млн любой, то у нас в отчетности будет записано $360 млн. Это лимит на одного заемщика, любая сделка считается раздельно.

— Чуть больше года назад была создана УК ВТБ — управление активами. Она будет подчинена господину Соловьеву либо войдет в совокупность ВТБ 24?

— В случае если сказать открыто, данный проект пара запущен. Мы должны вывести его на как следует другой уровень, а также за счет упрочнения кадрового состава, привлечения экспертов с мировым опытом. Курировать УК будет господин Соловьев, но она, непременно, будет трудиться и с частными клиентами через отечественную сеть ВТБ 24.

— Как обстоят дела с выделением розничного бизнеса из ВТБ в ВТБ 24? В то время, когда процесс будет полностью завершился?

— Он фактически закончен. Поставленная нами перед ВТБ 24 задача занять 10% розничного рынка будет решена практически в ближайшие год-полтора. Следующий этап — отработать схему сотрудничества розничного банка с другими банками группы ВТБ.

К примеру, создать совокупность кросс-продаж розничных продуктов большим корпоративным клиентам либо же совмещения кредитования строительных компаний с применением их возможностей для продажи клиентам ВТБ ипотеки. Мы пробуем решить эту задачу за счет создания совокупности вознаграждений. Клиентскому менеджеру должно быть грубо говоря все равно с позиций дохода, реализовал он продукт инвестблока, розничного банка либо группы.

— Планируете ли вы реализовывать через ВТБ 24 продукты вторых банков?

— Мы это уже делаем. ВТБ 24 реализовывает ПИФы вторых управляющих компаний.

— А также Сберегательного банка?

— В случае если хороший продукт — почему бы и нет? У нас по этому поводу было большое количество дискуссий, и мы, конечно же, заинтересованы в том, дабы в первую очередь продвигать продукты группы ВТБ. Но что скрывать, Сбербанк для нас соперник номер один. Мы пробуем соперничать и обыгрывать друг друга. Но имеется множество сфер, где мы производим совместную позиции. Скажем, перед встречей управления страны с банкирами стараемся координировать позицию, время от времени кроме того совместные документы готовим.

Вот еще пример — совместный проект по созданию национального платежного средства. В то время, когда Греф внес предложение мне, я сходу дал согласие, но сообщил: У меня имеется лишь одно условие. Это не должна быть Сберкарта. Он с этим сходу дал согласие.

Каких-то вторых базисных ограничений на совместное участие нет.

— На каких условиях ВТБ будет принимать участие в Объединенной русском платежной совокупности?

— Процесс переговоров еще не закончен. Но я повторяю: единственным отечественным условием было изменение заглавия карты. По-моему, уже зарегистрировано второе наименование — UnionPay. Само собой разумеется, догнать национальную китайскую платежную совокупность, где полтора миллиарда карт выпущено, нам будет тяжеловато.

Но проект, на мой взор, увлекательный. Непременно, эта карта должна иметь хождение и приниматься к расчетам не только в Российской Федерации, но и за границей.

— Чем было вызвано нежелание банка принимать участие в аукционах Олимпстроя и что поменяло данный настрой потом? Кадровые перемены в Олимпстрое?

— Нам казалось, что совокупность проведения аукционов была не совсем действенна и транспарентна. А на данный момент она нормально трудится, и у нас претензий нет. Может, был какой-то притирочный период. Все-таки новые корпорации, новые механизмы. Еще мы готовы принимать участие в инвестиционных проектах в Сочи. Мы бы желали учавствовать не только как банк, что размещает свободные остатки средств Олимпстроя, но и как банк, что дает деньги на сооружение олимпийской деревни.

Мы к этому готовы, и для нас Олимпстрой крайне важен как центр по координации инвестиционной деятельности.

— Какой количество средств Олимпстроя вы привлекли?

— 1,048 млрд рублей на срок от полгода до года. Мы победили шесть конкурсов из сорока.

— Участвует ли ВТБ в бюджетных аукционах Министерства финансов? Как вы используете столь маленькие средства? По словам участников рынка, в кредитовании их обернуть за месяц нереально.

— Участвуем. Для нас это ответственный инструмент хотя бы вследствие того что у нас формируется пассивная клиентская база за счет больших клиентов. Большие клиенты не всегда знают, пролонгируют ли они депозиты в ВТБ либо нет, и для стабильного управления отечественным казначейством нам принципиально важно гарантированно иметь маленькие деньги. Мы думаем, что Министерство финансов отправился на весьма важный ход в этом замысле. По большому счету, все, что касается маленькой ликвидности, Министерство финансов и ЦБ отработали блестяще в текущем году.

Что вправду разрешает сказать о том, что не было в Российской Федерации никакого банковского экономического кризиса.

— Каков количество привлеченных банком средств Министерства финансов?

— В первую очередь проведения депозитных аукционов мы привлекли более 14 млрд рублей.

— От каких активов ВТБ собирается избавиться, а какие конкретно желает купить? В каких секторах?

— Непрофильные активы реализовываем — Пермские моторы, пакет акций EADS, на последней стадии сделка по продаже 100% акций компании Бриллиант-пресс. У нас, по-моему, уже ничего непрофильного и не осталось. А вот банковские активы в Российской Федерации и бывших советских республиках готовы брать.

Не так долго осталось ждать приобретём банки в Молдавии и Таджикистане, на ближайшем правлении будут рассматриваться эти сделки по $25 млн любая.

— Организован ли фонд прямых инвестиций в коммерческую недвижимость с канадской SITQ на $200 млн, о создании которого было заявлено в декабре?

— Еще не организован. Планируем сделать это до Января этого года. Данный фонд будет не единственный, фондов прямых инвестиций в недвижимость у ВТБ хватит большое количество. У нас уже имеется такие фонды в Лондоне.

Они принимали участие а также в проекте Невская ратуша в Питере. Проект большой и знаковый для Питера, в том месте будет размешаться мэрия. Проекты в области недвижимости, в особенности на ранней стадии реализации, банку не редкость трудновато кредитовать, и фонды прямых инвестиций разрешают эту проблему решать.

Исходя из этого мы будем создавать фонды с различными западными участниками.

— В прошедшем сезоне вы говорили о том, что планируете делать совместный проект с Объединенной промышленной корпорацией Сергея Пугачева по переводу Балтзавода на Северную верфь и застройке освободившейся территории. В какой стадии реализации он находится?

— Мы в контакте с ОПК. Ответ принимается на уровне федеральных структур и города. Я сравнительно не так давно виделся с господином Гнусаревым (Александр Гнусарев, генеральный директор ОПК.— Ъ), сказал на эту тему.

Когда они решат главные вопросы и возьмут добро на данный проект, мы готовься разглядеть вопросы его финансирования.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: