Яна чурикова: «если ты знаешь все, то лучше молчи»

      Комментарии к записи Яна чурикова: «если ты знаешь все, то лучше молчи» отключены

Яна чурикова: «если ты знаешь все, то лучше молчи»

Павел Затрат Редактор, Москва

Об «шестерёнках» и «осях» российского и западного шоу-бизнеса, о собственной телевизионной карьеры и проблемах современного медиабизнеса говорит Яна Чурикова.

Executive.ru: На Первом канале вы ведете шоу «Ожесточённые игры». Желали бы появляться по ту сторону «баррикад»?

Яна Чурикова: Я была по ту сторону баррикад на проекте «Громадные гонки» и разве что от быков не бегала. Исходя из этого честно заслужила право находиться прекрасной и в гриме на бортике бассейна и с умным видом говорить о том, как же участникам «Ожесточённых игр» не легко. Иначе, нужно признать, что мы с Кириллом Набутовым (ведущий проекта – Executive.ru) струсили: в первоначальный сутки первого сезона вышли на съемочную площадку и сообщили: «Да что это за шары такие красные на воде, тьфу!

Мы на данный момент выйдем и продемонстрируем вам всем». Через несколько дней от нас никто ничего аналогичного не слышал. Время от времени, чтобы настроиться на работу, необходимо вынудить себя ее полюбить либо вынудить кого-то тебе сочувствовать.

Так вот заставлять ни меня, ни Кирилла не требуется было – чувства кипели .

Executive.ru: Предпочитаете рисковать либо заблаговременно взвешивать все «за» и «против»?

Я.Ч.: У меня не получается не рисковать, к сожалению. Быть менеджером-занудой, что просчитывает все заблаговременно, верит в силу маркетинга, молится числовым всевышним, у меня не получается. В любом деле, как показывает опыт, должна быть страсть, идеология, в которую все верят, – без этого успех неосуществим. Но я ни при каких обстоятельствах не ставила на кон все.

Если бы игралась в казино, то делала бы небольшие ставки.

Executive.ru: Кто сыграл в становлении вашей телевизионной карьеры ключевую роль?

Я.Ч.: Это именно к вопросу о риске. Вот она рискнула – Кира Прошутинская, которая для меня есть примером отечественной тележурналистики, рискнула, забрав меня и моих сокурсников на практику. А что такое практиканты?

Это обуза. И вряд ли бы кто-то захотел нами заниматься, но Кире Александровне удалось убедить громадный телевизионный коллектив в том, дабы дать нам шанс.

Executive.ru: В сети имеется информация о том, что вы совершили детство в Венгрии. Из-за чего именно там? И как это отразилось на вашем характере и, быть может, на выборе профессии потом?

Я.Ч.: Я признательна Минобороны СССР за то, что моего отца послали в Южную группу армий в Венгрии, и все собственный осознанное детство, полное приключений, я совершила именно там. Это красивое место, которое имел возможность бы обрисовать в собственных романах Марк Твен, место с богатой военной фактурой: мне и вторым детям скучать не приходилось.

Executive.ru: Забор не красили?

Я.Ч.: Мы были близки к этому (смеется), но и без того хватало приключений, которым позавидовал бы Том Сойер. И под лед пруда проваливались, и гильзы по окончании стрельбищ собирали, и побег, инициатором которого была я, за границы гарнизона устраивали – все эти события оказали влияние на меня. И мои лидерские качества, креатив и изобретательность родом из детства.

Executive.ru: Из-за чего «Фабрика звезд» – явление не сезонное и в сетке появляется нежданно?

Я.Ч.: Одно время проект шел систематично, но поток продюсеров сократился. Людей, каковые имели возможность бы потянуть проект полностью, в отечественном шоу-бизнесе мало. Весьма сложно писать каждую семь дней около десятка песен, дабы с ними выступили «фабриканты».

В общем, неприятность в ресурсах.

Executive.ru: Другими словами это не связано с тем, что русский эстрада перенасыщена молодыми звездами?

Я.Ч.: Я бы заявила, что она необычно насыщена. Забрать, например, Стаса Михайлова, Елену Ваенгу и Григория Лепса – они, но, не юные, а прославились. Легко народу необходимо иногда предоставлять выбор, а уж откуда человек выстрелит, одному всевышнему известно.

Executive.ru: Музыкальные реалити-шоу очень популярны во всем мире. В чем рецепт их успешности?

Я.Ч.: Я думаю, реалити – отмирающий формат. В то время, когда эти шоу показались на отечественном телевидении в 1990-х, они всем нравились. Да, было весьма интересно посмотреть в замочную скважину, но людям это надоело.

на данный момент выговор на зрелищности – в этом Интернет уступает телевизору. И «Фабрика звезд» – отражение данной тенденции: в этом сезоне никакого «звездного дома», лишь развлечение и сцена зрителей.

Executive.ru: какое количество возможно получить на русских звездах?

Я.Ч.: Ни разу за семь сезонов «Фабрики» таким вопросом не задалась. Мне кроме того не хватило, не знаю, чего, дабы подойти к продюсеру Игорю Матвиенко и задать вопрос, сколько он платит Виктории Дайнеко. Мне, честно говоря, все равно: я такая же часть шоу и для участников являюсь собственного рода старшей сестрой. А по большому счету экономическая составляющая меня не колышет.

Хоть я и имела возможность бы, как и все в семье, стать экономистом, но с математикой у меня всегда были неприятности.

Executive.ru: Кому из западных звезд вы симпатизируете?

Я.Ч.: В прошедшем сезоне мне нравилась Леди Гага, в этом же меня тошнит от нее. Имеется такая вещь, как перебор – хватит с эпатажем! Счастлива я за Эминема: его последний альбом взял заслуженный «Грэмми» благодаря, пожалуй, честности исполнителя. Он не стесняется делиться переживаниями.

И мне нравится таковой подход к процессу, а не пение песенок под чужую фонограмму, что сплошь и рядом на Западе, либо под музыку Врача Люка (продюсер американских поп-исполнителей – E-xecutive), благодаря чего я не могу различить Кэти Перри от певицы Кеши. Это чистой воды продюсерские проекты, и за ними редко возможно выявить индивидуальность исполнителя. А вот Джастина Бибера жалко – у этого мальчика ни при каких обстоятельствах не будет для того чтобы детства, какое было, к примеру, у меня.

Executive.ru: Если бы вы писали книгу о русском шоу-бизнесе, как провокационной она оказалась?

Я.Ч.: Гиблое это дело (смеется). Если ты знаешь все, то лучше молчи. Я предпочитаю занимать позицию наблюдателя, а не участника.

Мне неинтересно провоцировать какие-то дополнительные инфоповоды, дабы поднимать интерес к собственной персоне. И я ни при каких обстоятельствах не осознавала, для чего необходимо фотографироваться обнаженной, дабы о тебе заговорили.

Executive.ru: Имеется ли адекватные люди в медиабизнесе? И ваш метод не сойти с ума?

Я.Ч.: Такие люди имеется. Более того, кое-какие из них могут пользоваться механизмами шоу-бизнеса для собственных потребностей, и это верховный пилотаж. А имеется такие, как Валерия, – с дзенской позицией: им все равно, что происходит около, и они несут в себе жизненный позитив.

Это ближе мне, исходя из этого я не схожу с ума. У меня нет неприятностей с недооценкой либо переоценкой вещей: стараюсь решать неприятности по мере их поступления.

Executive.ru: Решите математический пример «шоу-бизнес плюс политика равняется…».

Я.Ч.: Говорю же вам – не хорошо у меня с математикой! Я не могу решать такие примеры, но знаю совершенно верно – время от времени между шоу-политикой и бизнесом возможно поставить символ равенства.

Executive.ru: Как очень сильно, по вашему точке зрения, политизирована русский журналистика?

Я.Ч.: Я так счастлива, что занимаюсь музыкальной журналистикой и шоу-бизнесом! Мне несказанно повезло, что изначально не появилось интереса к политике. Кричать на митингах, говорить с трибуны – не нравиться, не смотря на то, что работа связана с публичной деятельностью.

Исходя из этого я не имела возможность стать государственным служащим.

Executive.ru: Российский издание Viva может похвалиться собственной стойкостью – его закрывали два раза. Сравнительно не так давно вышла версия 3.0. С чем связана такая вера в проект?

Не опасаетесь ли Интернета?

Я.Ч.: Вспоминается фраза из фильма «Москва слезам не верит», что, дескать, не так долго осталось ждать не станет ни театра, ни кино, ни газет, а будет одно целое телевидение. Как видим, времени прошло большое количество, но не изменилось ничего. Интернет не в состоянии заменить ощущения от перелистывания глянцевого журнала. Галактика Гутенберга не уступила место новой эре.

До тех пор пока имеется вера в то, что еще возможно производить издания, и я ощущаю это по себе: у меня имеется и ридер, и iPad, но глаз устает от «общения» с электронными страницами. А также большие издатели на конгрессе Гильдии издателей периодической печати сообщили: «Да, мы все сделаем iPad-приложения, но у нас имеется дальние пределы, а в том направлении все это дойдет еще не скоро». Viva также имеет собственный приложение для планшетов, в котором мы по-второму подаем выигрышные вещи типа громадных прекрасных съемок.

Легко необходимо быть эластичнее к собственной аудитории. Не следует забывать и о рекламодателях, каковые нуждаются в luxury-изданиях, а раз имеется такая потребность, то я совершенно верно знаю, как создать некоторый контент, что заинтересует и читателей. Но в то время, когда мне в третий раз внесли предложение стать главным редактором издания, я отыскала в памяти фильм «Сутки сурка».

Executive.ru: Имеется ли у вас личный бизнес сейчас?

Я.Ч.: У меня дел и без того «за гланды», исходя из этого я опасаюсь сделать что-то не хорошо, и одной попой на всех стульях все равно сидеть не получается. Не смотря на то, что все отечественные звезды почему-то сделали вывод, что в обязательном порядке необходимо написать книгу, открыть ресторан, выпустить запах и обязательно запеть.

Executive.ru: Легко ли мотивировать творческих людей?

Я.Ч.: Коллектив, выстроенный по офисной иерархии, для меня непонятное что-то. Я не могу с этим жить, и мне не ясно, что такое «от девяти до шести». Исходя из этого для меня основное, дабы в коллективе было чувство того, что все мы делаем одну работу, не смотря на то, что на данный момент этого тяжело добиться. В случае если раньше моему шефу ничего не стоило зайти в редакцию и сообщить: «Парни, а давайте-ка поднимем еще один проектик», и никто не вспоминал о прибавке к заработной плату, то на данный момент мне стыдно так обращаться к моим сотрудникам.

Весьма сложно быть начальником творческого коллектива.

Executive.ru: Имеется ли в вашей жизни человек, глядя на которого, вы рассказываете себе – «я желаю стать такой же, как он (она)»?

Я.Ч.: Иногда такие люди случаются в моей жизни. Из перманентных, это, конечно же, Владимир Познер. Он доказал в один раз, еще в 1980-х, что карьера на телевидении может начинаться и не с 18 лет.

И крайне важно, что собственный звание – глубокоуважаемого журналиста – он сохраняет при различных политических режимах. Сравнительно не так давно я общалась с Мариной Неёловой – она такая красивая и не пафосная: она ни при каких обстоятельствах не позволит тебе понять, что ты менее образован, меньше просматривал, не ходишь каждое воскресенье в театр «Современник» и т.д. И, наоборот, у какой-нибудь старлетки, которую продемонстрировали пара раз по телевизору и которая еще ни черта не сделала в собственной жизни, огромное количество понтов, страно!

Executive.ru: Существует ли бренд «Яна Чурикова»? Обрисуйте его.

Я.Ч.: Ой, я как-то не озабочена этим вопросом. В то время, когда человек формирует бренд имени себя – это социальная фикция. И иногда неинтересно знать, стоит за ней что-то либо нет.

У меня нет бренда, но имеется репутация, и мне это дороже.

Фото: yanachurikova.ru

Яна Чурикова о шансоне в Кремле и о продюсерах, которые все решают


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: