Как действовать во время валютного кризиса?

      Комментарии к записи Как действовать во время валютного кризиса? отключены

Как действовать во время валютного кризиса?

Дмитрий Бжезинский Менеджер, Москва

Из-за чего случился валютный кризис? Как должны вести себя в условиях денежной нестабильности компании и граждане? Об этом и многом втором — доктор наук Константин Корищенко.

В середине декабря 2014 года, в ответ на стремительное падение курса рубля, Банк России быстро поднял главную ставку. Помимо этого, ЦБ подготовил последовательность мер по борьбе с кризисом, направленных на поддержание стабильности финсектора страны. Предпринятые регулятором его роль и шаги в событиях на валютном рынке Executive.ru обсудил с Константином Корищенко.

В качестве помощника главы ЦБ России курировал валютную политику, по окончании чего руководил Столичной межбанковской валютной биржей. Сейчас доктор наук Константин Корищенко возглавляет кафедру фондовых финансового инжиниринга и рынков Факультета финансов и банковского дела Русском академии государственной службы и народного хозяйства при Президенте Российской Федерации.

Executive.ru: Главная ставка повышена до 17% годовых. Как вы полагаете, это на долгое время?

Константин Корищенко: Я пологаю, что такую высокую ставку возможно отнести к категории кризисных. Сейчас рост ставки входит в ряд мер по сдерживанию как девальвационных, так и инфляционных процессов. В данной связи, на мой взор, она не должна продержаться весьма долго.

По целому последовательности показателей возможно делать выводы о том, что обстановка, в первую очередь, с ценой на нефть, которая без шуток воздействует на девальвационные процессы, на рубль, близится к определённому развороту и завершению.

Executive.ru: В чем состоят минусы высокой ставки?

К.К.: Основной минус высокой ставки содержится в том, что она лежит в базе совокупности рефинансирования. По крайней мере, по главным инструментам Банка России. Это указывает, что для финансовой системы будут заметно дорожать деньги. Следовательно, они будут переносить большую цена на собственных клиентов. Само собой разумеется, это не будет содействовать экономическому подьему.

Это сдерживающий фактор.

Executive.ru: Как вследствие этого рост ставки может сказаться на уже выданных кредитах? В частности, на кредитах долговременных, таких, как ипотечные?

К.К.: По идее, увеличение ставки скажется очень плохо. К примеру, в случае если у вас имеется кредиты с переменной (плавающей) ставкой, то это будет удорожать их. Но, как я осознаю, на данный момент властями предпринимаются разные меры, каковые должны эту обстановку купировать.

Executive.ru: Ваш сотрудник, бывший заместитель председателя ЦБ Александр Хандруев, выступая на канале «Ливень», не исключил предстоящего увеличения главной ставки. Как вы вычисляете, это вероятно?

К.К.: В принципе, совсем исключать подобное развитие событий я бы не стал. С одной стороны, ставка уже высока, в случае если разглядывать ее как антиинфляционную меру. Но в качестве противодействия предстоящей девальвации рубля ее величина сейчас недостаточна.

Другими словами, возможно ожидать увеличения. Но, как я уже сообщил, на данный момент имеется предпосылки к тому, что понижение курса должно остановиться, исходя из этого до предстоящего увеличения ставки дело может не дойти.

Executive.ru: Может ли валютный кризис, что мы сейчас замечаем, перерасти в денежный, экономический и потом – в социальный. Либо же его удастся купировать?

К.К.: Все зависит от того, что осознавать под словом «кризис». В случае если мы говорим о замедлении экономики, то да, само собой разумеется. По всем официальным и неофициальным прогнозам, у нас в 2015 и, быть может, в 2016 годах ВВП расти не будет. В случае если сказать о проблемах, каковые смогут быть у бизнеса, то ясно, что ставка высокая, и финансироваться по таковой ставке проблематично. Приведет ли это к кризису? Не думаю.

Скорее, это будет очень сильно сдерживать развитие. Что касается вероятного социального кризиса, то бюджет страны утвержден, и предстоящие заявления должностных лиц говорят о том, что социальные обязательства выполняться будут.

Executive.ru: Были ли аналоги аналогичных валютных кризисов в новейшей всемирный истории? Хочется осознать – мы не одиноки в аналогичной обстановке?

К.К.: Нет, мы не одиноки. Имеется примеры государств, где ставки увеличивались и на десятки процентов, и в разы. Один из самых хороших примеров на моей памяти – это увеличение ставки до 1000%, которое случилось в Швеции в первой половине 90-ых годов двадцатого века.

Действительно, продлилось это всего два либо три дня.

Executive.ru: Национальный банк принял пакет мер по борьбе с кризисом в банковском секторе. Одна из новелл – временное разрешение банкам не проводить отрицательную переоценку ценных бумаг. Не развязывает ли это банкам руки?

К.К.: Нет, не развязывает. В условиях высокой волатильности рынка, со скачками ставок и курсов, вводить ограничительные меры в области банковского регулирования – преждевременно. Они начинают трудиться в противоположную сторону, мешая бизнесу.

Условно говоря, в случае если у вас цена актива сейчас 100 единиц, на следующий день 80, послезавтра 60, а спустя семь дней снова 100 единиц, то если вы станете всегда заниматься переоценками, ничего хорошего от этого не будет.

Executive.ru: Как вы полагаете, имели возможность ли события 15-16 декабря 2014 года быть позваны обстоятельствами, о которых мы говорили в прошлом интервью: в то время, когда компании, приобретая средства господдержки, тут же относят их на валютный рынок?

К.К.: История последних дней – это вопрос уже психотерапевтического характера. В то время, когда степень психологической усталости и неопределённости превышают приемлемый уровень и начинаются иррациональные действия, наподобие продажи 100 рублей за евро.

Executive.ru: Другими словами, это не были масштабные спекуляции, нервы?

К.К.: Это был низколиквидный рынок, на котором отсутствие нужной предложения и глубины спроса и порождало эти скачки курса.

Executive.ru: А на каких количествах торгов это происходило?

К.К.: На маленьких количествах.

Executive.ru: Из-за чего при таких условиях ЦБ не имел возможности предпринять маленькие же интервенции?

К.К.: Для этого регулятору нужно всегда присутствовать на рынке. Не известно почему этого не происходило либо происходило с некоей задержкой.

Executive.ru: Другими словами, отсутствие ЦБ на рынке в критический момент и стало причиной обстановку?

К.К.: Выражение «критический момент» мне думается не весьма верным. По причине того, что вся обстановка была достаточно критичная. Или ЦБ нужно было находиться и держать какой-то определенный курс, что противоречит его нынешней политике, или позволить рынку самостоятельно стабилизироваться, что, фактически, и происходило.

Executive.ru: Какие конкретно советы вы бы дали гражданам и бизнесу? Какие конкретно меры им предпринимать в текущих условиях, дабы хеджировать вероятные риски?

К.К.: В условиях высоких резких скачков и ставок курса, заключение новых сделок неизменно сопряжено с высокими рисками. Исходя из этого имеется резон выждать некое время, пока обстановка успокоится, и не выполнять больших сделок. В противном случае на трансформации ставок и курса возможно взять весьма неприятный итог.

Это же справедливо и для граждан. К примеру, в плане рассмотрения вопроса о кредитовании. К примеру, в случае если человек продолжительно копил деньги, дабы купить какой-либо товар, имеет суть приобрести его на данный момент, потому, что инфляция будет разгоняться. Но мчаться и брать второй-третий холодильник либо еще какую-нибудь не весьма нужную вещь легко чтобы сберечь деньги – это не наилучшая стратегия.

Это не сбережение денег, а нерациональная их трата. Основное, дабы человек осознавал, что на следующий день жизнь не заканчивается, и рубли, сколько бы они ни стоили, все равно будут нужны. Исходя из этого финансовую подушку нужно сохранять, не пробуя сейчас истратить все легко вследствие того что на следующий день что-то подорожает.

17 декабря 2014 года Банк России опубликовал пакет мер по борьбе с кризисом в отношении финсектора страны. Из опубликованных семи пунктов привлекают внимание три. Банкам, практически, дали карт-бланш на выдачу потребительских кредитов по любым ставкам.

Отметим, что ранее была законодательно введена средняя полная цена кредитов (ПСК), значительное отклонение от которой запрещалось. Сейчас эта норма будет функционировать не с 1 января, а с 1 июля 2015 года. Кроме этого банкам дано привлекать средства населения по более высоким ставкам – на 3,5 процентов (против 2,0 ранее) превышающим среднюю большую доходность депозитов на рынке.

Наконец, регулятор ввел временный запрет на отрицательную переоценку банками портфеля ценных бумаг.

Новостной обзор валютного рынка 01.09.2017


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: