Какие в россии бывают менеджеры

      Комментарии к записи Какие в россии бывают менеджеры отключены

Какие в россии бывают менеджеры

Русские менеджеры неоднородны по собственной природе. Управляющий партнер компании Ward Howell International Сергей Воробьев разбирает экономическую судьбу в Российской Федерации и функции русских управленцев.

Сергей Воробьев, Ward Howell International

Размещено в издании «Управление компанией»

Русский менеджер неоднороден по собственной природе, так же как и русский хозяин. У них различные мотивы, различные компании, различные клиенты. Но все они трудятся в одной стране и на одних рынках.

Мы попытались разглядеть их классификацию вместе с управляющим партнером компании Ward Howell International, ведущим русским хедхантером Сергеем Воробьевым.

Существует ли какая-либо классификация русских управленцев?

С.В.: На данный вопрос нельзя ответить конкретно. В случае если сказать о хорошей классификации управленцев, то тут все легко. Но в случае если разговор заходит о русских управленцах, все существенно усложняется.

Это некая матричная картина.

В хорошей рыночной экономике прежде всего ценятся люди, могущие наращивать корпоративную цена. После этого идут эксперты, каковые смогут обслужить клиента наилучшим образом и могут оперативно руководить компанией.

В Российской Федерации рыночная цена фактически отсутствует, по причине того, что рынка нет. Клиент далеко не везде может позволить себе настоящую свободу выбора, по причине того, что не везде существует управа на производителя. Для 70% русского экономики главным клиентом, партнером, неприятелем, втором есть государство.

Так, в случае если мы говорим о хороших рыночных управленцах, то в их распоряжении — максимум 10–15% экономики. Это или отрасли, по большому счету не существовавшие до 1991 года, или производители, ориентированные на потребителя, имеющего рыночные возможности, право выбирать, к примеру, предприятия, специализирующиеся на производстве товаров народного потребления в довольно обеспеченных регионах.

Главными с позиций экономики являются топливно-энергетический и сырьевой секторы. Тут практически не приходится сказать о существовании рынка. Кто-то вправду пробует наращивать рыночную цена, трудясь с Западом.

Но все героически «дружат» с страной, от которого тут все и зависит.

В целом легко душераздирающая картина. То, что дает мать-природа, обычная русский компания перераспределяет дальше, теряя, а не создавая ничего по дороге; конечно, ни о каком наращивании капитала не идет и речи. В этом секторе все же имеется хорошие управленцы — уж весьма денег большое количество.

Первый сектор — это государство. Третий — рыночек. И где-то между этими двумя секторами «зависают» так именуемые «неопределившиеся». Кто-то еще по большому счету не осознал, куда идти, 10 лет прошло, но ему не хватило.

Кто-то отправился в сторону страны и не дошел либо направился в сторону рынка и старается дойти до него, а рынок ему движется навстречу.

Все это я обрисовал во второй половине 90-ых годов двадцатого века в собственной работе «Защита от страны». С того времени ничего нового для себя я не открыл. Тогда же я вывел градацию управленцев. В том месте обрисованы 12 хороших функций, какими должны обладать первые лица компании. Могу назвать по памяти.

Сперва идет стратегия (для чего?), позже маркетинг (для кого и что конкретно, и на каких стадиях?), потом финансы (кто будет финансировать то, что я замыслил произвести?). Лишь затем производство. После этого продажи (как реализовать произведенный товар?) и развитие производства, по причине того, что нельзя производить одно да и то же.

Позже информационные разработки, без них производство неэффективно. После этого администрирование — не очень отягощенный менеджмент. Вот этой функцией народ и занимается в стране.

В то время, когда говорят о менеджменте, по большей части подразумевают именно это.

А все другое: «деньги — автоматом», стратегия — «бери больше, кидай дальше», производство — исторически досталось. Вот из этого, по окончании седьмой функции, все начинается.

После этого идет безопасность двух форм: физическая, дабы не забрали неотёсанной силой, и юридическая. Потом: управление людскими ресурсами и последняя функция — это связи с общественностью и реклама.

Кроме этого я вывел 13-ю функцию — это защита от страны либо работа с ним. Тут возможно вывести еще дюжина функционалов, но все вьется около одного: кто-то защищается, кто-то крадёт, кто-то дружит, кто-то в страну преобразовывается.

Рынок характеризуется, во-первых, тем, что не вы определяете, сколько у вас будет соперников. Вторая черта рынка — это непреложное следование принципу «клиент неизменно прав». На Западе компании обучаются заботиться сперва о самом клиенте, после этого о клиенте клиента и т. д., следуя по цепочке в донесении цены собственного продукта до конечного потребителя.

У нас от населения фактически не зависит та цена на электричество, которую ему нужно будет платить. Это решают «уполномоченные» из госаппарата.

Вы купите энергию у Чубайса по любой цене. И нефть вы заберёте. Перестараются — совсем без денег останутся.

Неточностей тут не прощают. НТВ, наверное, уже просчиталось. Была хорошая рыночная компания, создавшая НТВ+.

А скандал появился из-за политического ресурса, а это все первый сектор, государство.

Сейчас разыгрывается очередная партия того, что я именую «русскими шахматами». Разыгрывается очень способная комбинация между гроссмейстерами. Но для чего нам за всем этим замечать и в этом принимать участие?

Простые люди берут компьютер и общаются между собой по сети. А отечественные громадные главы — они вычисляют себя выдающимися управленцами — скупили все телеканалы и между собой через каналы говорят. А из-за чего мы все должны на это наблюдать?

Мы осваиваем эту тринадцатую функцию. Это, действительно, не ведет к росту корпоративной цене, а в конечном счете — убивает компанию.

Из-за чего и как растет рыночный сектор?

С.В.: Он растет, по причине того, что иногда государство кого-нибудь «отправляет в плавание». Не смотря на то, что бывает и напротив — рыночные структуры идут в страну. От страха? За деньгами? Да, как раз исходя из этого, но никто не желает открыто назвать настоящие обстоятельства. А по большому счету, в одном секторе смогут быть компании, ориентированные и на рынок, и на страну. Мне думается, что касается нефтяной индустрии, ТНК есть лучшей комбинацией тех и других.

В том месте создается лучшая команда в соответствии с хорошим западным менеджментом и имеется действенная русский команда с позиций выживания в русских условиях, владения 13-й функцией и т. д., исходя из этого они смогут позволить себе сочетание того и другого. Это оптимум.

Для большой компании в противном случае запрещено. Они ведут себя достаточно действенно в конкретных русских условиях, дабы не проиграть вторым соперникам, но смогут кроме этого позволить себе другую линию поведения и набирать очки как настоящая действенная рыночная структура.

А для тех, кто начинает с 8-й функции, нужно писать книжки по «русским шахматам», не смотря на то, что они сами их писать и будут. В том месте сложнейший функционал. Выступать с лекцией в Гарварде неудобно.

Но тут вам не Гарвард. Лучшая закалка — это Гарвард — Магадан, Магадан — Гарвард. Тогда ты знаешь да и то, и второе.

Ты живуч, поскольку индекс жизнеспособности должен быть высоким в Российской Федерации — в противном случае сожрут.

Одна из наибольших рыночных структур, созданная «с нуля» компания IBS — это весьма хорошая, по западным стандартам, компания, надежда новой русском экономики. У нас она есть наибольшей, кроме того на Западе за среднюю сойдет. Обслуживает IBM, Boeing, не продается никому, запускает новые проекты глобального масштаба, выходит на зарубежные рынки.

Но клиентура у А. Карачинского весьма тяжелая. Так или иначе он должен вникать в ее неприятности. По сути, он обязан строить рыночную компанию, но клиенты создают определенные ограничения и не стимулируют действенное рыночное поведение.

В то время, когда он будет запускать глобальные проекты, то будет о них говорить. Вот тут-то будет полностью рыночен и прозрачен. Клиент так как и воспитывает.

Участились ли случаи, в то время, когда компания, в которой уже завершился передел собственности, начинает вспоминать о том, что ей не выгодно в быть такой же, как государство, как тот, на кого она трудится?

С.В.: Да. Мне показалось, что в сентябре случился качественный перелом в сознании критической массы наибольших русских собственников. Менеджмент, действенное управление попали в число приоритетов, в top5.

Если бы Запад нас оценивал и платил за это деньги, то это бы поощрялось активнее. Это все-таки долговременная игра.

И на данный момент я могу констатировать количественный перелом, другими словами уровень качества перешло в количество. Этому содействует еще один момент: хозяин физически устал. В случае если мы говорим про наибольшие компании, то так или иначе частично они сами поучаствовали во взращивании того дракона, которого на данный момент сами опасаются. Предпринимаются упрочнения по консолидации, растут так именуемые неоперационные затраты. Это культурное обозначение того бардака, что присутствует.

Неоперационные затраты убивают конкурентоспособность продукта, бизнес не имеет возможности развиваться. Бесконечных размеров достигают издержки.

Я планирую писать структурную статью про хозяина. К сожалению, действия менеджера, среди них и хозяина, в то время, когда он ведет себя как менеджер, защищая собственный собственное предприятие, — это шахматы, это сложная и не весьма приятная многоходовая игра. Но то, что делает хозяин, — это домино. На первой фазе он и костяшки составлять не может, исходя из этого крадёт от неизбежности, считая, что это и имеется коммерция, позже выясняет, что это не верно, но уже поздно.

Идет замкнутый цикл: «похитил, выпил, в колонию». Это ясно, а о стратегии развития не идет и речи.

Дальше наступает какое-то просветление, и он уже может отделить себестоимость от прибыли. И вот откровение, которым гордятся все олигархи, — «воруем-то мы с прибыли». Громадный прогресс, хотя бы не разрушаем — сохраняем.

Вот на данной фазе мы все по большей части и находимся, обучились костяшки составлять. А шахматы начинаются для хозяина, в то время, когда он корпоративную цена наращивает, в то время, когда доллары США в квадрате, доллары США в кубе.

Появляется вопрос: какова совокупность мотиваций? Вы сообщите мне, чего вы желаете как хозяин. Все время тащить из прибыли? Тогда вам не нужен сильный функциональный менеждмент — вам необходимы финансисты и юристы. Юристы — дабы вас не посадили, финансисты — дабы все культурно подсчитали.

Для «крупняка» наподобие уже не годится. Уже столько «отвели», столько накупили, помой-му трудиться нужно.

И еще одна вещь, которая выяснила данный качественный переход, — устали. Легко физически устали, да и наворовали достаточно. А эти «управленцы» помой-му не крадут и в состоянии создавать и для себя, и для других.

Более того, они весьма обожают собственный дело. Показался настоящий спрос на управленцев.

И вдобавок имеется призрачная возможность попасть на Нью-Йоркскую фондовую биржу. Для этого снова же нужен важный менеджмент.

В хорошем случае оптимальнее , дабы хозяин на работу не ходил. Неизменно бывают исключения: Билл Гейтс и другие, — но они лишь подтверждают правило. У хозяина собственных забот полон рот. Однако отечественный хозяин к хорошим шахматам практически не приступал. Он увлечен русским вариантом данной игры.

Но с позиций цивилизованного хозяина он по большей части играется в домино.

Что касается мотивации… На этапе бурного роста, а это более-менее неспециализированная обстановка для России, у вас просто не хватит денег, дабы платить хорошую заработную плат менеджерам. Вы должны расплачиваться по-второму — опционами либо акциями. Во всех наибольших публичных западных компаниях хозяина уже нет, он размазан. Исходя из этого менеджмент необходимо мотивировать приращиванием корпоративной стоимости.

А у нас еще и не известно, как это сделать юридически.

Как решается эта неприятность?

С.В.: Все борются. Последний год и мы боремся, и клиенты. Смелые упрочнения предпринимаются.

Без публичного рынка весьма не легко, это изобретение велосипеда.

В маленьком количестве отечественных публичных компаний, где вправду имеется флотируемые на рынке акции, где имеется рыночная оценка, это возможно себе позволить, и сделать это нужно. У остальных появляются всевозможные придумки. Приходится переплачивать наличную составляющую как заработной платом, так и бонусом. Да не нужно платить такую заработную плат, выплачивать столько бонусов.

Если ты настроен на рост корпоративной цене, необходимо расплачиваться за ее рост. Точка. В случае если я вас нанимаю, необходимо вас еще убедить, что моя компания имеет шанс на прирост цены. В противном случае менеджер сообщит: «Что ты мне лапшу на уши вешаешь? Не будет этого, так что, прошу вас, денежки дай». Из этого появляется иллюзия, что все это весьма дорого стоит. менеджер и Собственник вступают в партнерские отношения.

Мы говорим не о заработной, а о совокупности мотиваций. Что обязан делать менеджер? В случае если «похитил, выпил, в колонию», то тогда лишь деньги.

Имеется люди, весьма азартные как раз в этих трех функциях.

В любом случае управленец играется, он фанатик собственного дела, трудоголик, чуть более консервативный человек, чем предприниматель. Не будет платы без риска: меньше риск — меньше плата. Предприятие должно быть менее рискованным, менеджер должен быть менее рискованным, в противном случае пускай занимается предпринимательством.

Но все равно, в случае если мы говорим о развитии, о выходе из кризиса, о построении чего-то нового, о стремительном росте, то менеджер должен быть намного более агрессивным, чем в среднем на Западе, намного более динамичным. Это единственное, что ему остается.

Имеется те, кто профессионально трудится, наращивает корпоративную цена вопреки всему, повышает внутреннюю эффективность, усиливает уровень качества продукции, обычным образом пробует создать себе рынок, в случае если его нет, и обслужить его либо обслужить существующий. Они систематично получают образование Гарварде на каких-то направлениях, занимаются трансформацией корпоративной культуры в компании, рисуют схемы, трудятся у доски, ездят на корпоративные тренинги. Мы создали «Клуб 2015».

У нас нет времени попусту терять время и разбираться, кто у кого похитил, мы желаем заниматься будущим.

Неизменно слышны жалобы на дефицит грамотных управленцев на рынке. Так имеется они либо нет?

С.В.: Имеется, но мало. Без зарубежных менеджеров все равно никуда, по причине того, что российские фирмы достигли таких специфики и размеров, что им весьма не легко. Возможность успеха чужестранцев, для которых отечественная экономика как чистый лист бумаги, — 5–10%.

В случае если же выбирать среди тех, кто трудится в Российской Федерации уже давно, она возрастает до 90–95%.

Исходя из этого нужно самим себя тащить за волосы, как барон Мюнхгаузен. Шансы имеется, хозяин устал. Нужно трезво принимать истинное положение дел, кто он, что ему нужно.

Если вы желаете забрать управление у хозяина, он не даст. Необходимо затратиться энергетически совершенно верно так же, как он затратился, приобретая это все у страны и защищаясь от него. Совсем не имеет значения как, уровень энергетических затрат был большой.

И это достойно всяческого уважения.

Разделение труда — база эффективности. «Я гайки делаю, а ты — для гайки делаешь болты, идет работа всех прямо в сборочный цех».

У нас на данный момент три государства живут в одной. А в каждом секторе еще три типа хозяина. Вот такая сложная матрица. В первом круге по большому счету не нужен никакой менеджер, всем уйти.

Пускай хозяин один развлекается. К сожалению, на многих наукоемких, технологически емких фирмах так и случилось. Сейчас пришел второй хозяин и говорит: «Где люди?» Возможно, и возвратятся.

У нас было 10 лет, дабы чему-то обучиться. на данный момент возможно было бы переходить в высшую школу. Но в среднем мы остались на уровне третьего класса.

Троечка с сильным минусом. Нужно осознавать, что до тех пор пока ты допрыгаешь до страны, время пройдет. Это не сходу и не для всех. Развлекайтесь, растите, показывайте внутреннюю эффективность, но в случае если позже хозяин компании предоставит шанс для роста, докажите ему, что прибавочной стоимости от вас больше, чем от воровства.

Вот и все. Докажите это один раз хозяину, он не будет больше красть. Тогда сам за страной будешь бегать: «У меня имеется возможность честно платить налоги. Я их кроме того могу посчитать и забюджетировать. Я же не могу их платить в гордом одиночестве, я буду не конкурентоспособен».

Вот смотрите, нас уже в индустрии таких еще 3–5, имеется еще 10. Помогите нам с ними договориться. Профессионализм необходимо продемонстрировать. Воспитывал рынок, не воспитывал — что уж выросло. Подрастающее поколение снова поставили не в лучшие условия.

Но вероятно развитие «год за три», как было до первого кризиса, но Российская Федерация — не Уолл-Стрит, не Силиконовая Равнина, не Гонконг. Нужно осознавать, где мы были. Так как наряду с этим существует масса возможностей для личных упрочнений и огромная возможность взять именно на них полноценную отдачу.

Малый бизнес Москвы — Сергей Воробьев


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: