Кластер миллиардеров

      Комментарии к записи Кластер миллиардеров отключены

Кластер миллиардеров

Юрий Барзов председатель совета директоров, Москва

Любой миллиардер, что сделал себя сам, в обязательном порядке принадлежит к этому кластеру. И вошел он в него задолго перед тем, как взял миллиарды.

Отечественный мир переполнен людьми, каковые пробуют растолковать вторым то, чего сами не знают. Я пишу эту статью не чтобы растолковать что-то вам, а только, дабы разобраться самому. Легко, мне так эргономичнее. Исходя из этого выводы статьи я определю лишь, в то время, когда закончу ее писать. Делюсь с вами, дабы мы имели возможность выполнить путь к пониманию совместно. Так – увлекательнее.

И, быть может, любой из нас придет к какому-то собственному пониманию. Приступим, пожалуй.

Не каждый член кластера миллиардеров имеет в распоряжении миллиарды. Но любой миллиардер, что сделал себя сам, в обязательном порядке принадлежит к этому кластеру. И вошел он в него задолго перед тем, как взял миллиарды.

Чем сплоченнее данный кластер, тем большее число миллиардеров он создаёт. Раньше консолидации кластера мешали расстояния, национальные границы, религиозные, классовые, социальные, информационные преграды. Сейчас барьеров делается меньше. Быть может, неподалеку то время, в то время, когда любой представитель этого кластера возьмёт в собственный распоряжение миллиарды. Принадлежность к этому кластеру никак не формализована, но кластер миллиардеров отделяет от остального мира невидимая стенки.

Войти и выйти может любой. Поболтать о погоде – также. Но обмен смыслами между теми, кто внутри, и теми, кто снаружи, попросту неосуществим. Входящие в кластер люди, довольно часто сами того не подозревая, вкладывают другие смыслы в общеизвестные слова. нейрофизиологии и Профессор психологии Принстонского университета Ури Хассон показал в собственных изучениях, что такое не редкость. Достаточно поменять контекст.

В рамках собственного особенного контекста кластер миллиардеров владеет своим особенным языком, суть которого недоступен никому, кто не загружён в данный контекст.

По законам термитника

На отечественной планете появляется новый публичный уклад. Власть элит слабеет. Внезапно, откуда ни возьмись, в элиты врываются люди из ниоткуда – из низших социальных слоев, с забытых Всевышним диких окраин. Во властных структурах множатся «обнажённые короли». Сдвигается баланс сил. Грядет смена классовой структуры общества. Об этом говорят и пишут многие.

Кто-то пробует дробить людей на касты в соответствии с степени их творческого потенциала и властолюбия. Другие предрекают пришествие меритократии. Третьи возвещают приход холократии. Четвертые проповедуют Децентрализованные Независимые Организации на блокчейне.

Все это преподносится как единственно верные хорошие сценарии, а антиутопиям в духе оруэлловского «1984» легко несть числа.

Внесу собственную скромную лепту и я, не смотря на то, что проповедников в кластере миллиардеров не обожают. Вместо того дабы кликать человечество в яркое будущее, его в том месте . Время от времени, но, промелькнет что-то типа статьи Михаила Фридмана про поколение индиго. Так монетизированные миллиардеры подают сигнал братьям по кластеру: «Вы не идиоты. Все так. Иди и делай!».

Но, я ничего не проповедую. Легко делюсь теорией, сформировавшейся на базе двадцатилетнего наблюдения за самые заметными представителями кластера миллиардеров – фактически, миллиардерами – в динамике их развития.

Прямо на данный момент, в то время, когда я пишу эти строки, человечество распадается на два неравных по влиянию и размеру кластера: кластер потребителей и кластер миллиардеров. Причем, это расслоение происходит не по имущественному показателю либо социальному статусу. Кроме того не по отношениям собственности на средства производства.

К ветхим классовым реалиям оно по большому счету не имеет никакого отношения.

В базе нового деления лежит пороговое увеличение эффективности применения частью людей собственных основных ресурсов: мозга и времени. Люди, прошедшие порог, консолидируются в кластере миллиардеров. Те, кто остается за порогом, формируют кластер потребителей. В этом разделении нет ничего уничижительного для потребителей либо обидного для миллиардеров.

Новая структура будет похожа на устройство термитника. Не смотря на то, что думается, что все термиты заняты нескончаемой деятельностью, в действительности, как узнали ученые, 80% из них не делают полностью ничего. Это не мешает оставшимся 20% строить в тысячи раз превышающие их рост башни, в которых позже живут все, и лентяи, и работяги.

Это – термитный кластер миллиардеров. Похожий порядок царит и в колониях муравьев, которых мы привыкли вычислять трудоголиками, благодаря известной басне Крылова. В соответствии с изучениям, всегда работают лишь 3% муравьев.

Более чем 25% – не трудятся ни при каких обстоятельствах, и вдобавок 72% бездельничают больше половины времени. Вот где-то в диапазоне от 3 до 20% от популяции человечества и обязан пребывать размер кластера миллиардеров, дабы, играючи, обеспечить зажиточное существование всем, направить все собственные остальные экспоненциально растущие ресурсы на реализацию собственных целей.

Информационное общество необычным образом выворачивает и усиливает явления, каковые находились в нашей жизни неизменно. Миллиардеры – исключения, были неизменно. Кластер миллиардеров также существовал. Отличие современной эры лишь в том, что он начал консолидироваться.

Глобальное проникновение мобильной связи и интернета придало данной консолидации воистину планетарный масштаб. Ядро набирает критическую массу, притягивая к кластеру все больше неофитов.

Чеканный профиль

Отечественный мир быстро изменяется. Не смотря на то, что это и звучит уже как банальность, настоящие масштаб и скорость трансформаций чувствуют немногие. Кто же эти счастливцы, каковые способны не просто угнаться за переменами, но и опередить, предвосхитить их? Цифровые кочевники? Новая технологическая элита? Названий большое количество, но ни одно не передает правильного смысла.

Малкольм Гладуэлл назвал их «выпадающие». И они вправду выпадают из неспециализированного последовательности. на данный момент, на отечественных глазах «выпадающие» начинают вырабатывать тренд. Северная Америка чеканит по миллиардеру каждые шесть дней и, согласно точки зрения инвестиционного банка Credit Swiss, продолжит их чеканить с такой же скоростью следующие пять лет.

Следом подтягивается Китай. До тех пор пока счет идет на много, но так постоянно бывает с экспонентой сначала, в то время, когда база для удвоения еще через чур мелка. Безотносительные цифры малы, но они уже удваиваются.

Шансы среднестатистического человека стать миллиардером растут.

Как стать миллиардером? Сперва необходимо попасть в кластер миллиардеров. Позже отыскать нескольких таких же как вы участников этого кластера и состыковаться с ними мозгами. И вот тогда, года через четыре (с поправкой на успех три-пять) по окончании вхождения в кластер, – «бара-бум!» – миллиарды как по волшебству покажутся на вашем блюдечке с светло синий каемочкой, как обожал сказать незабвенный Остап Бендер. Но это все будет позже.

Сперва – кластер.

Какие конкретно они, члены кластера миллиардеров? Быть может, их отличает умение зажигательно и аргументированно презентовать собственный проект? «Это не было похоже на презентации в шоу «В бассейне с акулами»… Марку было 19 лет, и он был полным интровертом. Сказал лишь Шон… Мы с Рейдом Хоффманом уже год изучали рынок социальных сетей, и пришли на встречу с готовностью сходу подписать чек.

Нам было абсолютно все равно, что они сообщат», – так обрисовывает собственную первую встречу с основателями Facebook Марком Цукербергом и Шоном Паркером (больше прославившимся, благодаря созданной им и закрытой судом работе по обмену музыкой Napster, которая убила музыкальную индустрию) ранний инвестор Фейсбука Питер Тиль, он же – один из основателей PayPal и основатель тайного стартапа Palantir, оцениваемого в $15 млрд. Рейд Хоффман – один из основателей сравнительно не так давно запрещенного в Российской Федерации и реализованного Микрософт за $28 млрд LinkedIn. На той знаменательной встрече находилось сходу четыре участника кластера и ни один из них, если доверять записям их выступлений и интервью значительно более позднего времени, не блистал красноречием.

Немногие из состоявшихся либо, как на данный момент модно сказать, монетизированных миллиардеров говорят так же открыто как Питер Тиль. Им сложно растолковать, как они стали миллиардерами, по причине того, что они сами этого не знают. Но вопросы им задают. Так появляются прекрасные сбалансированные корпоративные предания, в каковые со временем начинают верить сами их главные персонажи. Они не честнее и не старательнее остальных.

Не одарены громадным интеллектом либо более широким диапазоном эмоций. У них имеется простые пороки и человеческие слабости. Они далеки от книжных совершенств.

Но они все равно остаются участниками одного кластера, объединенными всего одной, но крайне важной поведенческой чертой, которая разрешает им спрессовывать время, успевая на порядки больше остальных.

От нуля до миллиарда за четыре года

Так именовался продукт McKinsey, что мы с Алексеем Резниковичем, тогда партнером данной славной компании, а на данный момент управляющим партнером Letter One Technology Михаила Фридмана, пробовали продвигать среди российских клиентов на рубеже тысячелетий. Компания McKinsey серьезнейшим образом изучила опыт нескольких десятков компаний, каковые достигли миллиардной капитализации в последние десятилетия ХХ века. Мы брались оказать помощь выстроить компанию-миллиардера по кальке результатов этого изучения.

Срок McKinsey забрали от балды – дабы не весьма маленький (клиент не поверит) и не через чур долгий (клиент не захочет). Я думаю, тогда четыре года были идеалом, а средний срок был ближе годам к десяти. на данный момент он меньше и сокращается , по причине того, что связи между всеми людьми на планете, включая участников кластера миллиардеров, становятся теснее и распознавание собственный-чужой происходит практически мгновенно.

Обращение в том проекте шла о компаниях, а не о людях, но главный посыл, что все зависит от команды, был полностью верным. Лишь вот с параметрами подбора данной самой команды мы тогда дружно дружно промахнулись, по причине того, что опирались на всяческие модели управленческих и лидерских компетенций и, конечно, перемудрили. Как выяснилось, дабы попасть в кластер миллиардеров, совсем необязательно быть фаворитом либо управленцем.

Необязательно знать что-то о бизнесе по большому счету. Но нужно приучить собственный мозг трудиться в верхнем регистре, что снабжает его радикальную пластичность. Но тогда мы и слов-то таких не знали.

Французский больной

Во второй половине девяностых годов бельгийский нейрофизиолог Аксель Клеерманс изучал мозг одного француза, пораженный гидроцефалией. В нем оставалось от силы 10% мозгового вещества обычного человека. Все другое пространство под черепом было заполнено водой. Беспрецедентным данный случай делало только одно событие: «глупый» человек много лет ни о чем не догадывался, жил обычной судьбой и демонстрировал когнитивные способности хоть и ниже среднего, но в пределах нормы.

Но больше всего Акселя поразил кроме того не данный крайне необычный факт, в противном случае событие, что области мозга, каковые нейрофизиология вычисляла важными за людскую сознание, у французского больного отсутствовали совсем. Но он оставался в сознании и замечательно осознавал себя. Тогда у Акселя появилась догадка, что сознание не привязано к каким-то конкретным участкам мозга, быть может обучаться, развиваться и перепрописывать себя в различные места.

Летом 2016 года, через десятилетие по окончании публикации первых результатов, Аксель презентовал на интернациональном конгрессе нейрофизиологов в Буэнос-Айресе собственную концепцию «радикальной пластичности мозга» – состояния, которое достигается в мозгу взрослых людей за счет активации нейросети метасознания, которая руководит процессом обучения сетей обработки первичной входящей информации – тех, каковые принимают сигналы органов эмоций. Эта сеть разрешает отечественному мозгу отличать то, что мы знаем, от того, что мы не знаем, и по-различному обрабатывать узнаваемые и новые эти.

Аксель назвал эту нейросеть сетью верхнего регистра. Существование данной сети уже удалось подтвердить экспериментально.

Представители кластера миллиардеров способны разгонять собственную нейросеть верхнего регистра до беспрецедентного для простого человека уровня производительности. Наряду с этим ресурсы мозга экономятся за счет особенной архитектуры данной сети, напоминающей компьютерные модели сетей малых и сетей миров свободных от масштаба.

Таких не берут в астронавты

Не могу назвать правильную дату, в то время, когда я начал изучать представителей кластера миллиардеров. Быть может, это произошло по окончании знакомства с основателем банка и водочной компании «Русский Стандарт» Рустамом Тарико. Либо по окончании встречи с Андреем Косоговым и Алексом Кнастером из «Группы Альфа». Возможно, в то время, когда мой тогдашний партнер Сергей Воробьев познакомил меня с Леном Блаватником.

Либо, в то время, когда к нам в офис на Трехгорный переулок приехал сам легендарный изобретатель Синемобиля Фуад Саид. Одно я знаю совершенно верно: меня постоянно интересовало, как они делают это, и какими качествами нужно владеть, дабы добиться того же, чего добились они. Кто-то из них был моим клиентом. В команде кого-то я работал.

Вторых интервьюировал с пристрастием, выпытывая их секреты. С некоторыми кроме того совместно отдыхал. Время от времени мне казалось, что разгадка близка, но она постоянно ускользала.

Сейчас, задним числом, я вспоминаю, что барьер непонимания всегда был. Он был полностью невидим, и это лишь усугубляло конфликты и недоверие.

Кое-кто из моих привычных менеджеров именовал олигархов людьми из матрицы и утверждал, что им нужен переводчик для общения с обычными людьми. В второй группе за олигархами закрепилось наименование «астронавты», которое подчеркивало их оторванность от земных реалий. К «блажи» хозяина приближенные относились по-различному. Одни подыгрывали. Другие спорили. Третьи боролись за собственную правоту. За интересы компании, как они считали.

В одной компании между менеджментом и основателем появился непримиримый конфликт как бы из-за разногласий в отношении стратегии развития бизнеса. Данной организации больше нет. Обстоятельство?

К кластеру миллиардеров в управлении всех групп и крупнейших компаний принадлежали один-два человека максимум.

Самый долгий карлик

Пожалуй, «Несколько Альфа» в этом отношении была единственным исключением. В 2007 году в перечне российского Forbes выяснилось аж девять человек из «Альфы». И один – максимум два – из каждый структуры. Тогда я сделал вывод, что «Альфа» – это кузница миллиардеров.

Сейчас я предполагаю, что она, как и «мафия PayPal» в Кремниевой равнине, стала легко узлом сети кластера миллиардеров. Причем к кластеру в управлении «Альфы» принадлежали не только олигархи – Фридман, Авен, прочие основатели и Хан, но и наемные сотрудники. Косогов, Леонов, к примеру. Косогов стал миллиардером по версии Forbes.

Леонов – нет, но по влиянию в этом узле, в особенности на стадии формирования, он в чем-то, возможно, превосходил кроме того Фридмана. «Фридман был моим преподавателем по бизнесу. Леонов – по судьбе», – говорил мне позже Косогов. «Альфа – это самый долгий карлик», – сообщил мне один русский миллиардер из список журнала "Форбс", имея в виду, что из всех олигархических групп она была самой цивилизованной. Я же вкладываю в это описание совсем второе значение.

В Российской Федерации «Альфа» была самым большим узлом в сети кластера миллиардеров, но около нее в силу изюминок русского бизнеса не появилось созвездие узлов мельче, как это случилось с «мафией PayPal».

Домашняя фотография

На фото, размещённом в 2007 году изданием Fortune, тринадцать парней живописно расположились в баре в прикидах, должных изображать мафию: треники, кожаные куртки, шляпы. У мордатого очкарика в центре – толстенная золотая цепь на шее. Это – Рейд Хоффман, один из создателей LinkedIn и удачливый венчурный инвестор. На переднем замысле: Макс Левчин с картами в руке. Наоборот за столом – Питер Тиль. В галстуке и пиджаке.

Изображает главного. Может, он основной и имеется, но на фото не достаточно самого известного «мафиози» – Илона Маска. Левчин, Маск и Тиль главенствовали акционерами PayPal на момент его продажи eBay в 2002 году. Остальные у них трудились.

Фактически, с данной фотографии к ним и приклеилось наименование «мафия PayPal». Это – еще один большой узел сети кластера миллиардеров. Архитектура сети такова, что большие узлы имеют большое количество связей с другими узлами, далекими и родными, тогда как мелкие узлы имеют сообщение лишь с ближайшими. Из мелких узлов время от времени вырастают громадные. Так Тиль и Хоффман вложились когда-то в никому малоизвестный Фейсбук, что сейчас разросся в громадный узел. Что дальше?

Питер Тиль, вопреки настрою Кремниевой равнины, решительно поддержал Дональда Трампа на выборах. Вошел в переходную команду избранного президента. Организовал его встречу с главами технологических компаний, включая радикального соперника Трампа на протяжении выборов – Илона Маска. Что это?

Новый узел завязывается? Заметим. Ожидать осталось недолго.

Консолидация кластера миллиардеров набирает скорость.

Disclaimer

С американскими технологическими миллиардерами я, в отличие от русских, лично не знаком. Изучал их по книгам, интервью и выступлениям. Благодарю YouTube, интервьюировать самому уже нет потребности. Все вопросы заданы и отвечены. И записаны на видео.

Наблюдай и слушай.

Да, и из-за чего как раз миллиардеры? Разве среди «выпадающих» по Гладуэллу нет представителей вторых занятий? Мне несложнее иметь с ними дело. Их несложнее отличить – имеется один интегральный критерий – миллиард.

Да и изучение мое начиналось в сфере управления бизнесом. Исходя из этого покину великих музыкантов, спортсменов и писателей Гладуэллу.

Осознанная практика

Кстати, летом 2016 года вышла книга доктора психологических наук из Университета Флориды Андерса Эрикссона «Пик». В ней Эрикссон пробует растолковать то, что неправильно осознал Гладуэлл, обрисовывая в собственной книге «Гении и аутсайдеры» (не весьма правильный перевод «Выпадающих») ставшее известным правило 10 тысяч часов. Так как ссылается Гладуэлл именно на изучения Эрикссона.

10 000 часов любой практики, как поясняет Эрикссон, совсем не хватает, дабы стать виртуозом в любом деле. Для этого практика должна быть осознанной. Сейчас концепцию осознанной практике осуждают. Эрикссон уверен: обстоятельство в том, что люди путают осознанную практику с простыми занятиями. Я пологаю, что частично он прав, но дело обстоит чуть в противном случае.

Осознанная практика пересекается до известной степени с тем подходом ко времени, что разрешает представителям кластера миллиардеров выводить собственный мозг на пик производительности.

Инвесторы времени

Что больше всего ценят миллиардеры? Верно. Время. Деньги не являются для миллиардеров дефицитным ресурсом. А вот время для них течет равно как и для всех людей. Двигаться против стрелы времени никто не в силах.

Через чур велик энтропийный барьер.

Время возможно экономить, но это – нудный и муторный процесс, что мешает человеку наслаждаться моментом. А момент, прожитый без удовольствия – это время, потерянное зря. У каждого, кроме того у миллиардера, сами по себе появляются неприятные, тяжелые и тщетные моменты.

Обстоятельства их происхождения нереально осуществлять контроль. Экономия времени, рвение успеть как возможно больше в ущерб ощущению неповторимости переживаемых нами мгновений – это растрата того времени, контроль над которым нам дешёв.

Представители кластера миллиардеров могут ценить время, но совсем не так, как написано в книжках по тайм-менеджменту. Как часто бывает с проблемами, каковые не решаются посредством оптимизации, они переформатируют постановку задачи: время нужно не беречь, а инвестировать. «Мне все равно, чем ты будешь заниматься, если ты будешь думать о отечественных делах 24 часа, семь дней в неделю», – сообщил мне Рустам Тарико.

То, что он имел в виду, было не думанье, как таковое, а особенный режим работы мозга, в то время, когда он задает себе вопросы: «Что я знаю? Что я не знаю?». И в зависимости от ответов отправляет привычные задачи в подсознание, а незнакомые помещает в фокус сознания.

Сеть верхнего регистра применяет и те данные, которую обрабатывают первичные сети, и какую-то еще, источник происхождения которой пока не установлен. Работа мозга как бы распараллеливается на множество подсознательных процессов, по которым луч сознания движется как лазер ЛиДара, вычерчивая контуры окружающей действительности. Методы, ведущие к успеху, закрепляются.

Неточности анализируются и приносят массу нужной информации. Книги открывают метод мышления их авторов. События переживаются многократно и рассматриваются с различных сторон. Время как бы спрессовывается. О Стиве Джобсе говорили, что он формирует «поле искажения действительности».

Это выражение применяли, дабы выделить его умение и харизму Стива убеждать, как метафору. Так оно и было. Время в этом поле текло по-второму, чем вне его.

Французский историк Фернан Бродель в 1950-е годы ввел в историографии три шкалы времени. Множественность времен позже перекочевала в естествознание. У кластера миллиардеров также имеется собственная шкала, которая иногда спрессовывает годы в секунды.

Инвестиции времени приносят неповторимый возврат.

Бороться и искать

В книге Вениамина Каверина «Два капитана» у храбрецов был таковой девиз: «Бороться и искать, отыскать и не сдаваться». Кластер миллиардеров имел возможность бы выбрать данный девиз себе. Принятие новых вызовов – это та же инвестиция времени, открывающая возможности и новые впечатления.

Еще у них не работает когнитивное искажение психики людей из кластера потребления, в соответствии с которым мы постоянно боимся вероятной утраты больше, чем ценим вероятное приобретение. «У меня было большое количество совместных проектов с McKinsey, – сообщил в один раз в моем присутствии Рустам Тарико основателю корпорации «Глория Джинс» Владимиру Мельникову. – Добрая половина из них закончилась провалом. Но вторая добрая половина принесла мне прибыль, которая на порядки перекрыла все утраты от провалов».

В данной несложной фразе заключен целый букет подходов представителей кластера. Во-первых, они постоянно действуют в условиях неопределенности. Во-вторых, они нацелены на успех, а не на поражение.

В-третьих, они оценивают возможности и принимают решения, осознавая степень риска и принимая ее.

Им легче идти на риск, по причине того, что провал для них – это также инвестиция времени. Способ ошибок и проб для них есть методом познания окружающего мира с большим возвратом на инвестиции времени.

Всевышний не играется в кости

«Всевышний вправду не играется в кости, – согласился с Эйнштейном выдающийся бельгийский физик русского происхождения нобелевский лауреат Илья Пригожин. Но по окончании добавил. – Он может вычислить конкретно правильный итог в том месте, где мы вынуждены надеяться на возможности. Но полученный им итог вряд ли будет очень сильно различаться от отечественного».

Сам того не зная, ученый в области термодинамики сформулировал секрет успеха представителей кластера миллиардеров. Они сами не знают этого секрета, пока им не сообщишь. Они так .

Быть может, они – это один из способов природы создавать порядок из хаоса.

50/50

Стрела времени появляется лишь в том месте, где имеется случайность. Руководить случайностью запрещено. Но возможно функционировать, исходя из того, что в любой точке бифуркации возможности выпадения одной из двух альтернатив полностью равны. Возможность события, на большом растоянии отстоящего от нас по цепочке бифуркаций, возможно ничтожно мелка, но в каждой точке тут и по сей день возможность 50/50.

По словам основателя компании по созданию компьютерных игр «Нивал» Сергея Орловского, такая степень риска самый привлекательна для человека. Итак, мы снова приходим к инвестициям времени, в базе которых лежит получение наслаждения от всех подконтрольных нам переживаний. Как вы думаете, какой процент стартапов выживает в Соединенных Штатах через десятилетие? Когнитивное искажение подсказывает цифры 10-20%.

А в действительности? Ну, вы уже додумались – 50%.

Из-за чего на данный момент?

Совокупность цивилизации людей вступила в фазу нестабильности. Ее флуктуации усиливаются. Представитель кластера миллиардеров Илья Пригожин писал, что мир около нас стал страшным, полным перемен и неожиданностей. нестабильность и Непредсказуемость пугают.

Но как раз в этих условиях ничтожно малые упрочнения смогут начать изменения , каковые в корне перестроят всю совокупность. Порядок восстановится из хаоса на новом, более высоком, энергетическом уровне. Случиться это может за счет автокаталитического процесса.

Консолидация кластера миллиардеров – это и имеется автокаталитический процесс, любой участник которого не только содействует ускорению преобразования, но и участвует в нем сам.

Простота из сложности

Кластер миллиардеров не приемлет сложности в межличностном сотрудничестве. Познание приходит скоро. Все действия двоичны.

Как и при с химическими преобразованиями несложных и сложных молекул, как раз сложность внутреннего устройства представителей кластера определяет простоту сотрудничества между ними.

«Простота», – обожает повторять основатель группы Alibaba Джек Ма, говоря о секретах собственного успеха. Протокол расшифровки смыслов, выражаясь словами Ури Хассона, в мозгу представителя кластера миллиардеров так сложен, а его погружение в единый контекст так глубоко, что разрешает понять суть практически с полуслова. Но это – в пределах собственного кластера.

Люди из кластера потребителей, даже если они являются экспертами в обсуждаемом вопросе, не смогут извлечь суть из того, что говорит человек из кластера миллиардеров. Им не достаточно глубины контекста. И напротив.

Сопряженные мозги

В то время, когда люди говорят между собой, пребывав в едином контексте, картина активации их мозгов неспешно делается аналогичной. Наступает сопряжение мозгов, которое снабжает фактически полную передачу смысла. Люди начинают трудиться как узлы единой сети.

Такое явление обрисовывает Ури Хассон. На практике многие из нас испытывали его на себе в редкие моменты страно слаженной совместной работы либо игры. Имеется кроме того термин для этого: «поток». Узел кластера миллиардеров способен трудиться в состоянии потока годами.

Об этом пишет Джим Коллинз в собственной великой книге «От хорошего к великому». У него все также упирается в подбор неповторимой команды начальников для великой компании. Лишь в чем их уникальность – ему кроме этого тяжело было осознать, как было мне, в то время, когда я десятками интервьюировал под запись на видео топ-менеджеров, дабы отыскать неповторимые лидерские компетенции.

Эти суперлюди не делали ничего необыкновенного. Они не были великими, но они строили великие компании. Они просто были из кластера миллиардеров.

К Альфа Центавра

В собственных изысканиях я был собирается доказать на примере миллиардеров, самостоятельно сделавших себя, что общечеловеческие сокровища делают человека успешным. Как бы ни так. Мне хотелось верить, что они – какие-то очень этичные люди, но все, что я выяснял о них, всецело противоречило данной надежде.

Нет, они не были монстрами, кровососами, стяжателями, как их обожала изображать коммунистическая пропаганда. Они просто были такими же, как все люди. С свойственными нам всем недочётами.

Их, равно как и всех, портили деньги и власть.

Но в последние десятилетия что-то начало меняться. Миллиардеры стали добреть. Они стали лучше, чем простые люди, не смотря на то, что достаток должно было поменять их мозги в противоположном направлении, отнять у них эмпатии.

Они стали совершать поступки, повергающие в шок представителей касты потребления.

К примеру, Юрий Мильнер вместо приобретения километровой лодки забрал и профинансировал поиск внеземных цивилизаций. А позже – полет к Альфа Центавра. Я трудился с Мильнером в начале 2000-х, в то время, когда он лишь начал инвестировать в Интернет, и ничего для того чтобы экстравагантного в нем не увидел. Не смотря на то, что, да, уже тогда он вел себя как представитель кластера миллиардеров.

не забываю, он исправил от руки цифры в моем предложении и вернул его мне со своей подписью. Я, привыкший тогда к продолжительным дискуссиям по поводу сроков и гонорара, честно говоря, легко опешил. Позвонил Мильнеру, начал было торговаться и… подтвердил, что приступаю к работе.

Вписанные им цифры меня устраивали.

«Клятва дарения» – инициатива Билла Гейтса – объединила уже десятки миллиардеров, дававших слово израсходовать на благотворительность солидную часть собственного состояния при жизни. Систематично мы определим, как эта клятва исполняется на деле. Миллиардеры опрокидывают себе на голову ведра со льдом, дабы собрать денег на поиск лекарства от редкой заболевания и привлечь к ней внимание. Консолидация кластера меняет нормы социального поведения его представителей.

Мир (хоть и в лице вторых представителей кластера) делается лучше по отношению к ним. И они отплачивают ему тем же.

И дальше…

Кластер миллиардеров в ходе предстоящей консолидации может перерасти в коллективный разум нового типа – с уровнем быстродействия и осознанности, невиданным прежде. Это будет принципиально другой интеллект по отношению к неестественному. В том месте, где неестественный суперинтеллект будет вычислять, человеческий суперинтеллект будет бросать кости.

И до чего-то, мне думается, они договорятся.

А как же мы? Простые смертные из кластера потребления? Для чего мы им будем необходимы? Довод, что на потребителях они именно и делают миллиарды, легко опровергается тем, что им необходимы не миллиарды, а ресурсы.

В случае если взять эти ресурсы возможно будет безвозмездно, они не откажутся.

Само собой разумеется, они смогут кормить всех потребителей легко из эмоции милосердия. Но я пологаю, что обстоятельство будет более прагматичной. Кластер потребителей будет им нужен для расширенного производства новых участников их кластера, по причине того, что рождаться у них самих будут такие же дети, что и у остального человечества. «Лотерея яичников», по меткому определению Уоррена Баффета, определяет только место в иерархии в кластера потребителей, но никак не качественный переход.

Вхождение в кластер миллиардеров, как и любой сложный поведенческий навык, определяется неповторимой для каждого комбинацией окружающей среды и факторов наследственности.

Предрасположенность создают сложные сочетания генов, каковые не только наследуются, но и случайно формируются. Но генетическая предрасположенность не гарантирует автоматического рождения в кластере. Она – так как только предрасположенность, а не предопределенность. В кластер ведет неповторимый для каждого путь, складывающийся из познания внешней среды и мистических личных переживаний. Время от времени он приводит в том направлении в ранней молодости, время от времени – ближе к концу судьбы. Это – бифуркация.

Значит, в любой конкретный момент шанс каждого перейти в кластер миллиардеров все те же 50 на 50. А как еще смогут оказаться «повелители возможностей»?

Как вы уже имели возможность додуматься, жизнь представителей кластера миллиардеров, еще не получивших миллиард, среди представителей кластера потребителей отнюдь не устлана розами. Их не знают. Предложенные ими идеи отвергают, ответы высмеивают. Их упрекают в упрямстве, излишнем риске и вздорном характере. Это, в то время, когда кто-то из них монетизируется, все их бессчётные недочёты (с позиций потребителей) срочно преобразовываются в преимущества. А сначала их путь тернист.

Но это – не их выбор. Они просто так живут и не смогут в противном случае. Исходя из этого в отношении к ним самую малость толерантности никому не повредит.

Прежде всего, потребителям, каковые желают стать миллиардерами.

Радость понимания

Дело в том, что познание контекста кластера миллиардеров доступно любому человеку, даже в том случае, если его мозг не радикально пластичен. попытки и Толерантность осознать смогут послужить триггером для акселерации мозга. Для этого необходимо сопряжение мозгов через общение.

Как ни необычно, несложнее всего общаться с уже состоявшимися миллиардерами. Во-первых, в этом случае вы совершенно верно понимаете, что перед вами представитель кластера миллиардеров, а не просто проповедник, мошенник либо сумасшедший прожектер. Во-вторых, для сопряжения мозгов общение вовсе не должно быть двусторонним.

Достаточно слушать и наблюдать их интервью, нужно, с собеседниками из одного с ними кластера. К примеру, посмотрите беседу «у камина» основателя Sun Microsystems Винода Кослы с основателями Гугл Сергеем Брином и Лэрри Пейджем. И таких бесед – полон интернет.

Нужно лишь запастись терпением, по причине того, что сначала возможно неинтересно и неясно. Чем больше вы любите сказать, тем тяжелее вам будет слушать. Нужно обучаться инвестировать собственный время, ничего не сделаешь. А где же радость? – спросите вы.

Радость – в понимании. Тут имеется мелкий нюанс. В случае если радость от того, что осознали вас – это затраты. В случае если радость от того, что осознали вы – это инвестиция.

По причине того, что, в то время, когда ясно вам, то фактически гарантировано, что осознают вас.

Вот и все. Вам очень рады в новый дивный мир.

19 декабря 2016 года, Сосновка

История Сообщества21047 52

Из-за чего свистит суслик? (1)

История Сообщества16172 14

Из-за чего свистит суслик? (2)

Просматривать потом

Т-62А Рекорд урона по кластеру, как набивать много дамага?


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: