Михаил мамута: «выдавать кредиты всем, кто их просит, без оценки рисков, означает оказывать медвежью услугу»

      Комментарии к записи Михаил мамута: «выдавать кредиты всем, кто их просит, без оценки рисков, означает оказывать медвежью услугу» отключены

Михаил мамута: «выдавать кредиты всем, кто их просит, без оценки рисков, означает оказывать медвежью услугу»

Микрофинансовые организации (МФО) составляют все более важную борьбу на рынке кредитов. О возможностях МФО в интервью Bankir.Ru говорит Михаил Мамута.

— Михаил Валерьевич, возможно, прежде всего клиенты микрофинансовых организаций – представители малого бизнеса. Проблемой его финансирования занимаются различные структуры: кроме МФО, имеется гарантийные фонды, программы РосБР и пр. Но создается чувство, что воз и сейчас в том месте. Небольшой (вправду, небольшой бизнес – под этим я подразумеваю стартапы в первую очередь) не имеет возможности легко и дешево взять кредиты.

Из-за чего так происходит?

— Стартапы бывают различными. Не каждому возможно и необходимо сходу давать кредит, тут принципиально важно верно оценить предпринимательский потенциал человека.

Кредит – это все-таки обязательство возвратное. А ожидать, что 100% либо хотя бы 90% стартапов окажутся успешными, объективно нереально. Риск того, что заемщик разорится в первоначальный год начала ведения бизнеса, образовывает приблизительно 40–50%. Это обычная «смертность» фирм в Западной Европе, Америке, России.

Исходя из этого выдавать кредиты всем, кто их требует, без адекватного анализа рисков, свидетельствует медвежью услугу начинающим предпринимателям: в случае если человек попадает в дефолт, то частично виноват в этом и кредитор.

— Исходя из вашей статистики, 50% фирм все-таки выживают и начинают нормально функционировать. Неужто нереально на начальной стадии отделить «неудачников» от успешных предпринимателей?

— Быть может, не смотря на то, что это и требует весьма качественного анализа. Наряду с этим возможность верного прогноза скоро растет с каждым месяцем работы начинающего предпринимателя. В Западной Европе (прежде всего, во Франции) имеется достаточно увлекательная модель микрокредитования, в рамках которой кредитуются лишь начинающие предприниматели, где – за счет высокого качества отбора – возвратность таких микрокредитов образовывает около 90%.

— А в Российской Федерации возвратное финансирование начинающих предпринимателей нереально?

— В Российской Федерации у населения низкий уровень сбережений. И в случае если человек теряет работу, либо перейти из наемных работников в класс предпринимателей, то у него частенько нет кроме того минимального начального капитала, к которому возможно добавить микрокредит. Исходя из этого хороший вариант для России в вопросе финансирования стартапов – в то время, когда наровне с программами микрофинансирования трудятся программы национальной помощи начинающих предпринимателей через гранты.

Либо в то время, когда у начинающего предпринимателя имеется пускай маленькие, но личные средства на начальные вложения в бизнес.

Но тут стоит еще подчернуть, что не каждому бизнесу нужен как раз кредит. Некоторым предпринимателям нужно инвестиционное финансирование, средства бизнес-ангелов.

— Но в Российской Федерации нет реально действующих бизнес-ангелов…

— Это один из довольно часто задаваемых вопросов: «Из-за чего в Российской Федерации нет бизнес-ангелов?». Тут дело не только в том, что у нас нет людей, каковые желали бы инвестировать в стартап. Такие люди неспешно появляются. Хуже то, что у нас до тех пор пока не хватает инфраструктуры, которая разрешает удачно «выйти» из этих инвестиций.

В случае если взглянуть на американскую венчурную индустрию, то она появилась из так называемых «мусорных облигаций». Другими словами кто-то когда-то математически просчитал (Майкл Милкен – «основатель рынка мусорных облигаций». – Прим. авт.), что при вложении, условно говоря, в 100 проектов $10 тыс. в любой, 90 проектов разорится, но 10 даст отдачу, превышающую все затраты. На этом выстроен целый механизм венчурного финансирования.

В Российской Федерации до тех пор пока нет университетов, разрешающих малым фирмам легко выходить на фондовый рынок. Соответственно, нет инструмента, благодаря которому компания может привлечь массовые инвестиции. Возможно, разумное ответ тут – это развитие особых торговых сессий для малых фирм на ММВБ и РТС, другими словами на биржах, каковые снабжают привлечение капитала.

Чтобы механизм венчурного финансирования малых инновационных компаний нормально получил, необходимо, дабы связно функционировала вся «цепочка финансирования инноваций», начиная с посевных грантов и заканчивая IPO.

— Какие конкретно еще смогут быть формы помощи малого бизнеса?

— на данный момент действует программа Роструда, благодаря которой люди смогут взять маленькие стартовые субсидии в размере 70 тыс. рублей на начало бизнеса. В июне прошлого года мы подписали с Рострудом соглашение о сотрудничестве (Соглашение о сотрудничестве в области развития малого предпринимательства было подписано Федслужбой по занятости и труду, общероссийской Публичной организацией среднего и малого предпринимательства «ОПОРА России» и Некоммерческим партнерством «Национальное партнерство участников микрофинансового рынка». – Прим. авт.).

В рамках этого Соглашения микрофинансовые структуры аккредитуются при региональных центрах занятости. Сотрудники этих центров, выдавая человеку стартовую субсидию, предоставляют ему перечень микрофинансовых университетов (МФИ), где возможно взять возвратное финансирование. Сейчас в данной программе принимает участие более 30 регионов и более 40 микрофинансовых структур. Имеется и первые результаты, пока, само собой разумеется, достаточно скромные, но уже ощутимые.

За третий и четыертый кварталы 2010 года было выдано около 2800 микрозаймов стартапам на сумму 114 млн. рублей.

Хотелось бы, дабы была некая «связка» национальной помощи микрофинансирования с обязательством кредитовать стартапы в определенном количестве. Министерства экономики на данный момент выделяет средства на выдачу микрозаймов региональным фондам микрокредитования. И Минэк выступил с предложением, которое мы поддерживаем, дабы определенная часть средств этих фондов (20–30% от всего кредитного портфеля) направлялась на поддержку начинающих предпринимателей.

Так, не смотря на то, что обстановка и далека от совершенной, но по крайней мере понятны направления, в которых необходимо двигаться, дабы она неспешно улучшалась.

— какое количество отказов в кредитовании приобретают потенциальные заемщики, какова статистика по рынку МФО?

— Приблизительно 50 на 50. Но из тех 50, которым выдается кредит, возвратность образовывает больше 90%.

— Средняя сумма займа в микрофинансовых организациях мала – 100–150 тыс. рублей. Плюс к этому кредиты МФО – дорогие кредиты: они выдаются под 20–30%. Появляется вопрос: не несложнее ли предпринимателю забрать нецелевой кредит как физлицу в банке?

— А ему дадут? В случае если это безработный, лишь начинающий собственный бизнес, – то нет.

— А разве в МФО не будут наблюдать на платежеспособность заемщика? Точно какие-то справки, а также о подтверждении доходов, и в этом случае потребуются?

— Модель микрокредитования есть определенным сочетанием способов анализа, применяемых в потребительском кредитовании и предпринимательском. Именно это разрешает МФО получать хорошего уровня возврата при кредитовании на самых ранних стадиях ведения бизнеса.

Никакого нечеловеческого количества документов тут не нужно. Анализируется фактическое положение дел. Умелому менеджеру достаточно 15 минут, дабы взглянуть на бизнес и осознать, трудится он либо нет.

Плюс к этому анализируется персональная кредитная история человека (МФО по закону о микрофинансировании вправе быть участником кредитных бюро).

Потребительский кредит – это таковой стандарт, что либо принимаешь, либо нет. Возможно, около 99% всех потребительских кредитов погашаются сейчас аннуитетом без каких-либо отсрочек платежей. В микрокредитовании возможно договориться об особенных условиях – к примеру, об отсрочке первого платежа на пара месяцев.

МФО все-таки трудятся по более эластичной схеме, учитывающей потребности заемщика.

Что касается процентов по кредитам, то сравнительно не так давно Аксаков (Анатолий Аксаков – президент Ассоциации региональных банков России. – Прим. авт.) внес в государственную думу закон, что обязывает банки показывать в соглашении не только действенную ставку, но и общую сумму выплат по потребительскому кредиту. На отечественный взор, это верное ответ и для микрокредитования, по причине того, что время от времени, в особенности в случае если речь заходит о мелких суммах кредитов, ставка начинает вводить в заблуждение.

Само собой разумеется, 30% для кредита в $1 млн. – фактически неподъемная сумма. Но отличие в выплатах между кредитом в размере 100 тыс. рублей на 6 месяцев под 15 и 30% не столь громадна, исходя из этого тут заемщику ответственнее осознавать, какую сумму денег ему нужно будет выплатить за пользование кредитом.

Микрокредитование – продукт достаточно дорогой в администрировании, причем чем сумма кредита меньше, тем часть затрат на обслуживание в нем выше. К сожалению, микрокредитование пока не поддается переводу на 100% скоринг. Исходя из этого удешевить его до для того чтобы же уровня, до которого возможно удешевить любой шаблонный потребительский кредит, достаточно сложно, но неспешно повышать долю скоринга в процедуре оценки необходимо.

В развитии технологического процесса состоит один из вероятных дорог понижения ставки. Второй путь – привлечение более недорогих денег.

— Откуда?

— Во-первых, у нас имеется государство, которое поддерживает данный сектор ресурсами. На сегодня количество портфеля микрозаймов, организованных за счет страны, образовывает около 6,5 млрд. рублей (это средства, каковые Министерства экономики России дает региональным микрофинансовым центрам).

— Какой возможно минимальная ставка по микрозаймам?

— На сегодня 9% годовых, и это именно ресурсы, выдаваемые предпринимателям за счет средств Министерства экономики. Потому, что деньги эти бесплатны для микрофинансовых организаций, то и ставка по ним минимальна. Однако этих ресурсов на всех не достаточно, исходя из этого размещаются они прежде всего в приоритетные секторы малого бизнеса с низким уровнем рентабельности – производство, инновации, социально значимые проекты.

— Теоретически, возможно, банки смогут учавствовать в финансировании МФО? До тех пор пока имеется лишь один пример для того чтобы «симбиоза». Я имею в виду «Микрофинанс», созданный ВТБ24.

— Да, практический пример до тех пор пока один, не смотря на то, что многие банки сейчас разбирают такую возможность выхода в рынок микрокредитов. Кстати, для этого необязательно необходимо создавать «дочку»: возможно трудиться в партнерстве с уже существующими микрофинансовыми университетами.

— Итак, средняя сумма микрозайма по статистике мала. Это приблизительно 100 тыс. рублей. Какой бизнес возможно создать на такие деньги?

— В Москве средняя сумма микрозайма значительно выше, чем в провинции. Она образовывает 500–600 тыс. рублей.

В большинстве случаев, деньги берут на год-полтора. Это ресурс на развитие, на пополнение оборотного капитала. Часто бывает, что заемщик, частично погасив кредит, «добирает» взаймы нужную сумму – другими словами практически пользуется этими деньгами как возобновляемой кредитной линией.

— Но для начала бизнеса разве достаточно данной суммы?

— Все зависит от бизнеса. В случае если это важный стационарный бизнес, то ему просто не нужно микрофинансирование. Он может взять в банке необходимые деньги.

В случае если сказать о направлениях нового бизнеса, то это смогут быть работы по отделке, услуги в сфере Интернета (интернет-доставка, маленькие веб-магазины); эти деньги смогут пойти на открытие маленьких парикмахерских, пунктов ремонта, каких-то эргономичных бытовых сервисов – к примеру, «Мастер на час» и пр. Для всех этих целей сумма в 600 тыс. рублей есть в полной мере достаточной, как показывает практика.

— Кроме микрофинансовых организаций микрокредитованием занимаются и кредитные кооперативы. В чем главная отличие между этими структурами?

— Кредитный кооператив – это университет коллективного финансирования. Это некоммерческая организация, которая создается не для целей извлечения прибыли, а для оказания денежной взаимопомощи своим пайщикам, каковые и руководят кредитным кооперативом.

Это действенная модель прежде всего для маленьких населенных пунктов, но она кроме этого прекрасно трудится в определенных социальных либо экономических нишах – имеется кооперативная совокупность у РЖД, МВД, разных объединений предпринимателей и пр. В Европе, Северной Америке, Азии модель кредитной кооперации трудится в далеком прошлом и удачно, не обращая внимания на сильный финсектор.

В коммерческие микрофинансовые организации по большей части инвестирует личный капитал, в том месте довольно часто имеется осуществляющий контроль акционер. Такому инвестору совокупность кредитного кооператива не весьма подходит, потому, что в том месте он не имеет возможности руководить собственными деньгами пропорционально их количеству. Так как в кредитном кооперативе у одного пайщика – один голос: не имеет значения, один рубль он положил либо миллион.

— Принятый в конце прошлого года закон о микрофинансировании разрешает таким частным инвесторам вкладывать деньги в данный рынок…

— Да, данный закон защищает МФО от определенных рисков, которые связаны с привлечением внешних денежных средств. Важный инвестор не будет инвестировать в нерегулируемый сектор, ему необходимо, дабы были четко прописаны правила игры. До вступления в силу закона существовала некая правовая неопределенность: какие конкретно деньги возможно завлекать, а какие конкретно – запрещено.

Сейчас закон четко установил, что МФО смогут завлекать средства по контрактам займа от юридических и от физических лиц, в случае если это их акционеры либо квалифицированные инвесторы.

Закон установил новые правила по защите прав потребителей, что снабжают громадную прозрачность рынка. Это требования о раскрытии информации об действенной процентной ставке; требования о наличии публичных правил предоставления микрозаймов, каковые будут известны до подписания контракта. Помимо этого, по закону МФО не вправе штрафовать заемщиков за ранний возврат займа.

Это весьма сильная новация, в банковском праве для того чтобы еще нет. В этом смысле закон об МФО – более передовой в определенных моментах защиты прав потребителей, чем закон о банковской деятельности и банках. Но это лишь начало, работу в области регулирования кредитной кооперации и МФО нужно продолжать.

— В соответствии с принятому закону, Министерство финансов начал ведение реестра МФО. Попасть в него не так-то легко. По крайней мере, заявки подало около 100 организаций, и оказалось, что лишь 11 из них соответствуют требованиям, предъявляемым к микрофинансовым организациям для включения в реестр. Что это за требования?

Как они адекватны существующим реалиям?

— Тут вся неприятность лишь в том, что эти организации не весьма как следует подготовили документы, как я знаю. Реестр МФО – это госреестр и в него нельзя попасть на основании заявления от руки – «прошу принять».

— В том месте имеется какие-то требования к капитализации организаций?

— Любой минимальный капитал в этом случае – это только барьер для входа в рынок. А барьер для входа в рынок означал бы, что большое количество мелких микрофинансовых организаций, каковые трудятся в маленьких городах, поселках, остались бы за гранью регулирования этого закона, но тогда для чего было бы его принимать? Мы до тех пор пока находимся не в той стадии развития рынка, дабы посредством требований к минимальному капиталу снабжать его консолидацию. Банки прошли 20-летний путь, перед тем как пришли к этому.

Защиту же заинтересованностей кредиторов и денежную устойчивость рынка в целом снабжает ликвидность и достаточность капитала микрофинансовой организации – а такие требования для МФО и кредитных кооперативов уже установлены законами и нормативно-правовыми актами Министерства финансов.

Что касается вхождения в реестр: необходимо легко как следует подготовить все документы и соответствовать тем требованиям, каковые предъявляются к уставу, к соучредителям, к раскрытию информации. Я уверен, что многие из тех организаций, каковые не смогли попасть в том направлении с первого раза, при доработке документов в полной мере смогут указанным требованиям соответствовать. Мы, кстати, оказываем нужную юридическую помощь МФО, в том числе и в вопросе подготовки документов для регистрации.

— В миссии Российского микрофинансового центра говорится о социальной роли микрофинансирования. Может ли какой-нибудь последователь Мухаммада Юнуса строить собственный бизнес в Российской Федерации? Либо у нас вторая ментальность?

— Отличие в ментальности тут не так ответственна. Серьёзнее системы и наличие инфраструктуры административной помощи стартапов, поскольку начинающему бизнесу необходимы не только кредиты. Одновременно с этим все МФИ, в большинстве случаев, кредитуют людей, каковые не смогут взять кредиты в банках.

Это как раз те бедные, каковые либо не хватает богаты, либо живут в том месте, где нет банков – в маленьких городах, в сельской местности.

— Как именно неплатежеспособные граждане смогут возвратить кредиты?

— Они не неплатежеспособные, а малообеспеченные, другими словами имеют меньший уровень дохода. Но это не делает их ущербными, такими «денежными калеками», которым ни за что нельзя предоставлять денежные услуги. Напротив, их следует сделать полноценными участниками общества, среди них и с позиций доступности денежных одолжений.

Легко таким людям объективно необходимо меньше денег, чем потребителю в Москве. Имеется кредитные кооперативы, МФО, каковые выдают займы, начиная с 2–3 тыс. рублей. Думается, цифры забавные, но некоторым такие деньги нужны, и более того, достаточны.

Причем они идут не только на текущие затраты, но и на организацию тех либо иных событий – свадеб, отдыха, лечения и т.д. Так как в провинции и затраты существенно ниже, об этом не следует забывать. Исходя из этого полная цифра кредита не имеет принципиального значения – ее необходимо сопоставлять со средней заработной платом как раз в данной местности, чтобы выяснить, что разумно, а что нет.

Кроме этого неверен тезис, что малообеспеченные люди хуже отдают кредиты – напротив, тут лояльность к кредитору и возвратность, в большинстве случаев, выше.

В деятельности микрофинансовых университетов ответственны не только займы, но и сберегательная составляющая. Кредитные кооперативы вправе завлекать накопления, а для малообеспеченных людей возможность накапливать, причем накапливать в условиях, в то время, когда их средства защищены от инфляции (в кредитных кооперативах ставки повыше, чем в банках) – это совсем нужная вещь.

— Но в том месте же нет гос гарантий по вкладам?

— Да, гос гарантий пока не существует. Но к этому, я думаю, нужно стремиться, потому, что и регулирование на рынке показалось, и надзор. Уже сейчас создается совокупность компенсационных фондов при саморегулируемых организациях кредитных кооперативов, за счет которых смогут покрываться обязательства кооператива перед кредиторами при банкротства.

— МФО большей частью ориентированы на работу с периферией?

— Я бы выделил два главных тренда. Первый тренд – это, вправду, территориальный выговор на маленькие города, на сельскую местность. Второй тренд – это кредитование начинающих физических лиц и предпринимателей, каковые по скоринговому стандарту не «проходят» в банковскую модель.

В больших городах кроме этого имеется ниша, в которой нужно присутствие аналогичных организаций.

Микрокредитование не должно соперничать с банковским кредитованием, да и не имеет возможности из-за некоторых причин. МФО являются «мостиком» между получением стартового капитала и последующим доступом к банковскому кредиту.

На начало 2011 года количество рынка микрофинансирования с учетом МФО и кредитных кооперативов составлял 27 млрд. рублей. К Январю, по нашим расчетам, должен быть уже на уровне 35 млрд. рублей. А, возможно, и больше – все зависит от общих темпов развития экономики.

Госдума РФ саботирует запрет микрофинансовых организаций


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: