Михаил романов: «сейчас время нестандартных решений»

      Комментарии к записи Михаил романов: «сейчас время нестандартных решений» отключены

Михаил романов: «сейчас время нестандартных решений»

Начальник наибольшего тольяттинского банка вычисляет средний бизнес и малый надежными клиентами, ипотеку – безрисковым сектором кредитования, а классический банкинг – устаревшим.

Досье Bankir.Ru: Михаил Романов. Появился 4 января 1971 года в Жигулевске, Самарская область. Закончил МГТУ им. Баумана, специальность – инженер. Трудится в банковской сфере с 1994 года. С 2005 года – помощник главы , член правления Национального торгового банка (НТБ).

С 2008 года ИО главы НТБ.

— Какие конкретно позиции ваш банк занимает в области и городе?

— По количеству привлечения во вклады НТБ стоит на первом месте в области среди региональных банков, и довольно давно, – это, в некоем роде, парадокс. в течении лета 2010 года мы так довольно часто снижали ставку привлечения по вкладам, что сейчас находимся приблизительно посередине между федеральными банками, присутствующими в области в виде филиалов, и региональными, каковые дорого завлекают ресурсы.

Из-за чего так случилось? Мы пробуем постоянно смотреть за горизонт и думаем, что курс на понижение цены кредитных ресурсов, заданный правительством, будет выполнен любой ценой. За август и июль этого года проценты по вкладам понижались шесть раз, чуть ли не каждую семь дней.

Фактически неизменно на следующий сутки у нас внезапно появлялся прирост вкладов. По всей видимости, трудятся уже не экономические обстоятельства, в противном случае, что население стало грамотным, клиенты начали разбираться в ситуации. Сейчас вкладчик осознаёт, что, в случае если банк завлекает деньги дорого, значит, у него не все прекрасно.

А вдруг снижает ставку по вкладам, то нужно стремительнее в том направлении бежать и вкладывать еще, пока ее снова не снизили.

По количеству трудящихся активов мы на втором месте среди банков области, по окончании Первобанка. НТБ поставил себе амбициозный замысел на текущий год – довести количество трудящихся активов до 25 млрд. рублей на конец года. Это разрешит нам выйти по этому показателю на первое место.

С целью достижения данной цели была задействована активная региональная экспансия. Мы можем себе позволить работу с большими клиентами в любой точке страны, кроме того не в регионе присутствия собственных подразделений. Были перестроены технологии, правила клиентской работы.

Сейчас, в случае если появляется занимательное предприятие где-то за пределами региона, как сравнительно не так давно было в Перми, мы можем отработать эту задачу в малейшие сроки. Потребовалась структуры и определённая перестройка функционала, создание «летучих» подразделений, каковые мгновенно оказываются на месте и решают любой собственную задачу: контролируют залоги, наблюдают экономическое состояние, делают неспециализированную оценку бизнеса либо имущества. Нам весьма интересно и выгодно трудиться с приличными заемщиками, где бы они ни пребывали на территории страны.

— У вас нет простых для региональных банков неприятностей, к примеру, с капиталом, с нормативами?

— НТБ сейчас находится в ситуации, в то время, когда еще чуть-чуть, и мы ударимся в «потолок», созданный нормативом достаточности капитала. Количество трудящихся активов банка на данный момент достиг 20 млрд. рублей. Имеется еще миллиардов на пять утвержденных, но не выданных кредитов.

Но норматив достаточности капитала накладывает определенные ограничения на тот совокупный портфель, что мы можем себе позволить. Эта задача на данный момент решается, имеется наработки по субординированным займам, договоренности с клиентами.

Совокупность нормативов сейчас ограничивает, возможно, целый финсектор. Меры по борьбе с кризисом, каковые были предприняты Нацбанком (ЦБ) чтобы позволить банковской совокупности в кризис не остановиться, а хотя бы функционировать в том же самом режиме, неспешно отменяют. Но кредитные организации восстанавливаются не так скоро, как хотелось бы.

На балансах остается определенный количество просрочки, у банков большое количество активов в различной степени ликвидности, каковые достались от нерадивых заемщиков. Все это очень сильно перегружает балансы кредитных организаций, а ЦБ считает нормативы столь же шепетильно и бережно, как и раньше. Демократизировать эту обстановку – значит, понизить надежность совокупности.

Прежде всего это касается резервов. Из-за чего сейчас кое-какие банки вынуждены показывать отрицательные денежные результаты? Они досоздают те резервы, каковые были не организованы по проблемным активам.

Но в то время, когда банк показывает убытки, это влечет за собой сокращение лимитов агентов на него, утрату рейтингов, отключение от тех либо иных механизмов рефинансирования ЦБ, невозможность участия в национальных программах.

Сейчас я вижу и с удовлетворением отмечаю разумность поведения регулятора по отношению к банковской совокупности. Но она в том виде, в котором сейчас имеется, зарегулирована. Отрасль существует, но не имеет возможности развиваться.

— Испытывает недостаток ли в совершенствовании банковское законодательство, и в каких направлениях?

— К примеру, залог машин. Количества кредитования на приобретение транспорта в целом по совокупности велики, и это есть стимулом для развития отечественного автопрома. Наряду с этим нет несложного механизма регистрации залоговых прав кредиторов. Помой-му мелочь, но она формирует для банков риски.

Решив эту проблему, финансовая система в конечном счете сумела бы уменьшить просрочку по автокредитам, уменьшить резервы, улучшить собственные балансовые показатели, создать себе возможности для предстоящего развития.

Думаю, необходимы кое-какие послабления в плане требований по капиталу. Было бы хорошо, если бы кредитные организации взяли возможность отходить от нормативов. Как это вероятно – возможно, это предмет дискуссии на более большом уровне. Но эту задачу нужно решать.

Запрещено сейчас продолжать пребывать в ситуации, в то время, когда нереально развиваться.

— Как вы вычисляете, имеет ли возможность таковой вид привлечения, как безотзывные вклады?

— Я бы не делал на это ставку. Это нерыночный инструмент. Такие механизмы необходимы лишь на этапе кризиса, в то время, когда финансы и экономика переводятся на ручное управление. Данный момент также возможно было бы корректировать в банковском законодательстве.

Формально целый портфель вкладов, каковые имеется у банка, считаются пассивами до востребования. В действительности приблизительно 80% депозитов являются пассивами срочностью более года. Что бы ни происходило кроме того в кризисные моменты, в условиях резких колебаний денежных показателей, все равно эти вклады – устойчивая масса, по причине того, что население в действительности весьма стабильно.

Два года назад НТБ проводил прямую линию с населением. Сделать это нас попросил ЦБ в качестве антикризисных мероприятий. Нужно было озвучить отечественную позицию, растолковать населению, что происходит, ответить на наболевшие вопросы.

И с данной прямой линией мы попали как раз в тот момент, в то время, когда произошёл дефолт одного из тольяттинских банков. Исходя из этого 80–90% вопросов касались этого банка, а не нас. Звонили вкладчики и задавали вопросы – а что будет с отечественными деньгами?

Было нужно растолковывать, что или будет все прекрасно, банку окажут помощь, и тогда он рассчитается по всем вкладам (что в итоге и случилось), или вступит в собственные права Агентство по страхованию вкладов, и также все будет прекрасно.

Данный банк, кроме того появлявшись в дефолте, собственных вкладов не утратил. Я частично ставлю себе в заслугу то, что мы сумели оградить вкладчиков от поспешных действий и остановить эту волну, в то время, когда из банка массово начали бы выносить депозиты, и практически на этом он прекратил бы собственный существование. Обстановка была вправду кризисная: негатив со всех сторон и настоящий дефолт. Но кроме того в этих условиях у кредитной организации вклады сохранились.

Но тогда из-за чего эти пассивы у нас считаются мгновенно выходящими из банка?

— Какие конкретно направления бизнеса вычисляете самые важными и перспективными для НТБ?

— Это национальные программы, в каковые банк деятельно вовлечен и где мы видим собственный развитие, к примеру, помощь среднего и малого бизнеса (МСБ). Мы вступили в национальные программы задолго до кризисных явлений – тогда это была помощь МСБ и ипотека – и достигли в том месте прекрасных результатов. По итогам 2009 года мы занимали 11-е место в стране по количеству выдачи ипотечных кредитов и 10-е место по количеству ссуд, предоставленных среднему и малому бизнесу.

Выдавая такие кредиты, банк решает параллельно задачу помощи региона, Самарской области и Тольятти в условиях катастрофического падения количеств производства.

В 2009 году мы не приостанавливали кредитование МСБ в отличие от вторых банков. Легко перестроили работу, четко и взвешенно подошли к своим заемщикам. В следствии дефолтов по кредитам, выданным в 2009 году, не случилось.

Мы весьма жестко подошли к обеспечению, увеличили дисконты по залогу, с опаской отнеслись к оценке денежного состояния заемщиков и к определению потребной массы ссуд, которая ими возможно переварена.

Сейчас НТБ – банк номер один в группе ВЭБа по количествам кредитования МСБ, и мы вычисляем для себя эту задачу приоритетной. Банк перестроил в текущем году совокупность мотивации собственных реализовывающих структур. Принципиально новая модель мотивации труда реализовывающих подразделений дала потрясающий эффект.

Мы не успеваем удовлетворить все заявки клиентов на кредитование, по причине того, что их довольно много.

— В чем же новизна вашей совокупности мотивирования?

— Она включает бонусы за поиск, кредитование и привлечение новых клиентов. Хорошая совокупность не отвечала сегодняшним задачам, каковые обозначены как привлечение новых клиентов, в том числе и в других регионах. Сейчас «продажники» приобретают бонусы лишь за новых клиентов.

Простое ответ, которое, но, потребовалось выстрадать.

Самый грамотные, передовые менеджеры переключились на другие регионы. Они прекратили вымучивать действующих клиентов на предмет повышения их сумок, что неизменно угрожает перекармливанием кредитами. Мы сделали вывод, что больше за это бонусов платить не будем, необходимо искать нового клиента.

Если он приличный и с хорошим денежным положением, его возможно кредитовать дешевле. Не нужно пасти собственный старое стадо, необходимо вливать новые силы, новых клиентов.

Крайне полезно время от времени остановиться и сообщить: «Эй, быть может, мы напрасно идем совместно со всеми, одной дорогой? Давайте отправимся против толпы и против шерсти, против тенденций». В следствии понижения ставок по вкладам мы победили, создали для себя возможность кредитовать на том уровне, на котором трудятся большие банки. А другие регионалы этого не сделали. То же самое с средним и малым бизнесом. Мы сделали вывод, что ни за что не остановим, не имеем права остановить в кризис кредитование МСБ.

Тогда как другие банки, приблизительно на 6 месяцев выпав из этого процесса, растеряли всю клиентуру.

Второе приоритетное направление, с которого НТБ кроме этого не сходил кроме того в тяжелейшей ситуации финиша 2008 года – ипотека. С самого ее начала, году в 2004, была отстроена совокупность, выяснены технологии. Развитие совокупности продаж, обслуживания и выдачи кредитов разрешило не остановиться и продолжать эту работу в кризис.

Мы сохранили отношения с риэлторскими агентствами, Агентством и региональными операторами по ипотечному кредитованию (АИЖК). Сохранив эти связи и внутреннюю структуру, которая способна была обрабатывать до 10 ипотечных кредитов в день, мы с легкостью продолжали этим заниматься. Причем не испытывали никаких ресурсных неприятностей, по причине того, что действовала совокупность рефинансирования кредитов, да и то, чего опасались все остальные банкиры – что возможно остаться с этими сделками на балансе, а сделки тридцатилетние, а у банка таких пассивов нет и в ближайщее время не предвидится, – этого риска не существовало.

В рейтинге ипотечных банков по итогам первого полугодия 2010 года мы сместились с 11-го на 22-е место. Многие банки, а также большие, пришли в сознание от спячки и возвратились в долгосрочное кредитование. Меня понижение отечественного рейтинга нисколько не пугает, по причине того, что в полных цифрах все здорово.

За первое полугодие НТБ выдал столько ипотечных кредитов, сколько было выдано в количестве за целый 2009 год, другими словами идет 100-процентный рост.

— Уровень качества ипотечного портфеля вас удовлетворяет?

— За реструктуризацией в рамках ипотечного кредитования по АИЖК к нам обратились единицы. Я бы по большому счету обозначил ипотеку как достаточно безрисковый сектор кредитования, по многим причинам.

Во-первых, громадна диверсификация ипотечного портфеля. Отдельная сделка по стандартам не превышает 4 млн. руб., а средняя у нас в регионе образовывает около двух миллионов. руб. Сумки на сегодня большие. Риск взять большой процент просрочки .

Помимо этого, ипотечный портфель подвижен, он рефинансируется.

Во-вторых, люди весьма скрупулезно относятся к своим ипотечным обязательствам. Они знают, что приобретается кров над головой, дом, в котором живет семья. И в случае если сравнивать жилье с другими потребностями, удовлетворенными за счет кредитных средств, то я уверен, и статистика это подтверждает тот факт, что за собственную ипотечную квартиру человек будет биться, получать деньги, договариваться с банком об реструктуризации и отсрочке, но будет делать собственные обязательства.

Имеется еще увлекательный момент. За период 2009–2010 года было переработано приблизительно вдвое больше заявок, чем практически позже прокредитовано. Мы нашли такое объяснение данной тенденции: в кризис у народа стало больше времени заниматься этими проблемами.

Люди стали меньше тратить денег на другие приобретения, совершаемые за счет кредитов, и сконцентрировались на важнейших вещах для семьи, а это, первым делом, собственная квартира. Многие обращались за аккредитацией в качестве заемщика, за проведением андеррайтинга. У нас на данный момент имеется хороших ответов на 350 млн. рублей, по которым люди не возвратились за выдачей кредита.

Я считаю, что это некоторый отложенный спрос. Возможно, ожидание понижения цены квартир, которое частично подтверждается тенденциями на рынке. В целом это говорит о потенциальной готовности населения потреблять ипотечные кредиты.

Значит, правительство сейчас верно делает ставку на ипотеку, это еще поле непаханое.

Само собой разумеется, НТБ не остался в стороне от национальной программы льготного автокредитования. Когда был разрешен доступ всех банков в эту совокупность, мы в нее включились.

Помимо этого, решаем принципиально новую задачу. На протяжении кризиса мы пошли нестандартным методом по отношению к нерадивым заемщикам. Порвали шаблон, по которому двигались многие банки, пробуя вытащить кредиты, любыми методами влиять на заемщиков. Узнаваемый полководец Клаузевиц в один раз сообщил: «Каждая война заканчивается мирными переговорами». Исходя из этого, в то время, когда у нас появились тревожные обстановки с заемщиками, мы решили им помогать.

Я неоднократно видел удивление в глазах этих людей, каковые говорили: «Как – помогать? Вы же, банкиры, на данный момент у нас станете все отнимать. Вы должны деньги вернуть либо залоги у нас отобрать, соседние банки как раз так и поступают» На что мы сообщили: «Давайте пропустим период войны, а сходу перейдем к мирным переговорам».

Это имело потрясающий эффект.

К примеру, строительство. Представьте себе застройщика, у которого ничего нет, не считая квартир. Кроме того в случае если банк заберёт у него недостроенные квартиры, он не сможет их достроить. Это тупиковый путь. Возможно годами судиться, израсходовать на это кучу времени и денег, и в итоге появляться с тем же самым недостроем. Исходя из этого мы внесли предложение застройщику забрать у него часть квартир в уплату процентов и дали ему возможность дальше трудиться, завлекать деньги, строить.

Кроме того, мы ему готовы эти квартиры позже вернуть, другими словами практически это была сделка репо. Причем квартиры покупались за половину цены, и застройщик имел возможность выкупить их обратно по той же цене, плюс проценты за данный период. Это ликвидировало все разногласия.

Таковой подход разрешил не только избежать конфликтных обстановок, но и вправду оказать помощь этому сектору. Тем, кто был способен выстроить эти дома, кто не извлекал еще неполученную прибыль из собственных строек, как довольно часто это бывало, кто вел себя честно, порядочно и бережно.

Простое воздействие, да? Но это против тенденции на рынке, по причине того, что банки на данный момент опасаются кредитовать строителей. Но это сохранение и взаимоотношений, и портфеля ипотечных кредитов, поскольку человек не будет вечно платить за квартиру, которую ему никак не смогут выстроить, и ответ основной задачи: достроили дом, создали возможность людям в нем жить.

Причем для нас это практически безрисковая операция. Либо, скажем так, она с таким гарантированным доходом, что это перекрывает каждые вероятные риски.

Возможно, сейчас нереально дальше заниматься хорошим банкингом. на данный момент время нестандартных ответов.

Еще одним таким ответом было создание в банке параллельного механизма по работе с внеоборотными активами. У нас существует операционный банк, что занимается хорошими банковскими операциями, кредитами, депозитами, расчетно-кассовым обслуживанием. И еще в НТБ создан инвестиционный банк, что обслуживает те объекты, каковые к нам попали в кризис от заемщиков – залоги, отступные.

Количество таких активов сейчас велик, но это не страшно. Принципиально важно создать структуру, которая способна данный количество переварить. Нам потребовалось около года чтобы понять, как это должно трудиться.

Сейчас такая структура выстроена. Инвестиционный банк включает бизнес-блок, блок обеспечения и блок сопровождения. Любой объект, полученный от заемщика, скоро проходит все этапы обработки. Бизнес-блок оценивает, что с ним возможно сделать – , сдать в аренду, достроить, отремонтировать, довести до какого-либо состояния, пригодного для рынка, и без того потом.

Блок сопровождения снабжает нужные действия по налоговому и бухучёту, по обеспечению объекта кадрами, по обеспечению расчетов с коммунальщиками и арендаторами. Блок обслуживания ремонтирует объект, в случае если необходимо, перестраивает, удовлетворяет требования арендаторов.

Кроме того ЦБ успокоился, в то время, когда мы ему разъяснили, как трудимся с этими объектами. На сегодня у них обеспокоенность отечественными количествами неработающих активов провалилась сквозь землю.

— Вы возглавили банк в осеннюю пору 2008 года, в самый разгар кризиса. Какие конкретно были неприятности и как вы с ними справлялись?

— Я думаю, самым главным было донести до персонала идея о том, что все, что мы делали до этого, было верно, но больше мы так делать не будем. Необходимо было перестроить отношение собственных сотрудников к тем проблемам, каковые сыпались на нас практически ежедневно, в особенности связанным с концентрацией рисков в секторе автопрома и строительства.

Было психологически весьма не легко, в то время, когда на отечественных глазах посыпалось то, что до этого шепетильно выстраивалось. В то время, когда два эти сектора в один момент поднялись. Необходимо было что-то с этим делать, снабжать доходность отечественных вложений, предпринимать какие-то шаги в связи с тем, что средний бизнес и малый, что достаточно агрессивен, потому что командует им, в большинстве случаев, хозяин, планирует защищаться, отстаивать собственные права и собственные интересы.

Исходя из этого основной задачей было поломать собственную психологию. Осознать, что необходимо не выбивать из заемщиков собственные деньги, а создавать условия чтобы они их нормально возвращали. Тут и кроется главная миссия банка – необходимо помогать собственному клиенту. Не только тогда, в то время, когда ему не хорошо, но и в то время, когда тебе не хорошо.

Само собой разумеется, у нас были акционеры – ВЭБ, мы ощущали себя защищенными и имели возможность сказать своим клиентам, что за нами стоит государство, которое именно в тот момент решало задачу спасения финансовой системы.

Потребовалось поломать и психологию собственных сотрудников. Убедить их в том, что победит тот, кто будет вести себя нестандартно.

Я пологаю, что успешен тот, кто побеждает время. В простой ситуации существует правило: кто первый зашел на рынок, тот и снял все сливки. Принципиально важно было данный принцип применить в стрессовой обстановке, в кризис.

И мы это сделали, как в большом кредитовании, договорившись с клиентами, прежде всего со строителями, так и в МСБ, не остановив данный процесс.

Но тогда было страшно. Ежедневно приносил нехорошие известия. Приходили клиенты и говорили – мы не можем вернуть кредиты, оплатить проценты, и банк с каждым пробовал отыскать компромисс.

К середине 2009 года мы всю работу над неточностями со своим кредитным портфелем закончили. И тогда стало ясно, что кризис для банка больше не страшен.

Мы своевременно сделали эту работу, не израсходовав лишнего времени на судебные процессы. Исходя из этого появились в середине 2009 года в состоянии свободного, очищенного от неприятностей разума, и начали брать новые идеи, новые проекты в реализацию. А кое-какие региональные банки до сих пор находятся в разборках со ветхими клиентами.

Судебная совокупность так как, к сожалению, не весьма действенно защищает кредитора. Она блестяще защищает должника, причем довольно часто нерадивого. Инструментарий банков в борьбе с нехорошими заемщиками весьма ограничен. Суды придерживаются хорошей модели, что богатый банк пробует напасть на бедного заемщика, и не желают банку помогать.

Не смотря на то, что, по сути дела, мы пробуем вернуть собственные деньги.

Мы не стали вступать в конфликты, не пошли в долгие судебные процессы. Вторую половину 2009 года израсходовали на разворачивание снова собственных дивизионов, на работу с регионами, на трансформацию структуры, на создание в себя инвестиционного банка, что начал работать с залогами и отступными. Действительно занялись разработками, и в текущем году переходим на новую версию автоматизированной финансовой системы, которая формирует потрясающие технологические возможности по созданию, сопровождению и обслуживанию новых продуктов.

— Вы себя чувствуете больше банковским экспертом либо универсальным начальником по профессии?

— Я по образованию инженер. Не являюсь экспертом в экономике, не имею экономического либо бухгалтерского образования. в один раз прочёл фразу, которая растолковывает, кто таковой инженер: это человек, что формирует предметы, до него не существовавшие в природе.

Я бы расширил это определение. Не только предметы, но и процессы, бизнес-процессы а также.

Я в собственной карьере прошел путь от рядового инженера в банке, в работе автоматизации, до председателя правления. На каждом этапе пробовал создать то, чего не было до меня. Будучи инженером – программы, аппаратные комплексы, и все это трудится до сих пор, не смотря на то, что было сделано 15 лет тому назад.

Будучи начальником структурного подразделения, создавал новые продукты. Сейчас практически никто из коммерческих банков не занимался розницей, а я внес предложение создать розничные операционные залы. Правление меня продолжительно, пристально изучало на предмет, по всей видимости, предстоящей профпригодности, но дало согласие.

Через какое-то время я внес предложение приобрести банкомат, а по тем временам для банка это означало приблизительно половину годовой прибыли. Банкомат окупился за первый квартал. Позже и

Курс: Повышение уверенности (Безмолитвенный Антон)


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

Олег кузьмин: «xxi век станет временем победы тиражных решений, которые создаются для профессионалов и в рамках специализированных компаний»

Собственными впечатлениями о банковском форуме в Сочи-2013, последних тенденциях в области автоматизации, жизненной верности «теории шести рукопожатий» и…

  • Михаил сухов: «давать оценку органу банковского надзора по факту банкротств тех или иных банков недостаточно»

    Банкротство банка – не всегда нехороший вариант развития событий с позиций регулирования и надзора, даже в том случае, если это банкротство Межпромбанка….

  • Алексей коровин: «кризиса сейчас нет, но есть его ожидание»

    Не обращая внимания на предкризисные ощущения, темпы потребительского кредитования не будут понижаться, а вот время бурного роста ипотеки еще не пришло….

  • Александр меленкин: «сейчас главный посыл можно сформулировать так: эффективность превыше всего»

    Член правления ВТБ24. Фото: Альберт Тахавиев, Bankir.Ru Досье Bankir.Ru. Александр Меленкин. Появился 29 декабря 1976 года в Чебоксарах. В 2001 году…