Модель «энергетической империи» дала трещину. что ждет россию завтра?

      Комментарии к записи Модель «энергетической империи» дала трещину. что ждет россию завтра? отключены

Модель «энергетической империи» дала трещину. что ждет россию завтра?

Андрей Семеркин Главред, Москва

Университет современного развития в докладе «Российская Федерация XXI века: образ желаемого на следующий день» предлагает перейти от сырьевой ренты к экономике знаний.

Ни «лихие» 1990-е, ни «стабильные» 2000-е не содержат в себе готовых ответов на вопросы, стоящие перед современной Россией. Для решения проблем, каковые обнажил финансовый кризис, стране нужно будет завершить «невыполненную домашнюю работу», отложенную «на позже» всеми русскими кабинетами министров, бывшими у власти со времен перестройки, заявленной в 1985 году. Речь заходит о реструктуризации экономики, ее освобождении от бремени советского наследства.

Помимо этого, предстоит отделить власть от собственности, создать условия для свободной борьбы, победить коррупцию, перенастроить национальную машину с обслуживания ее собственных заинтересованностей на обслуживание заинтересованностей общества. Необходимо перейти от сырьевой ренты к экономике знаний. На вопросы Executive.ru отвечает один из авторов доклада, директор по социально-экономическим проблемам развития ИНСОР, профессор экономики Евгений Гонтмахер.

Executive.ru: В 1990-е страна предприняла попытку модернизации, но реформы стали причиной озлоблению и обнищанию людей. Из-за чего?

Евгений Гонтмахер: Сейчас возможно сообщить конкретно, что настоящего замысла рывка в 1990-х не было. Было чувство провала советской совокупности. И было познание Бориса Ельцина, что нужно что-то поменять. Схватились за две политической: системы и реформы экономики. Все другое было, к сожалению, вне поля зрения правительства. К примеру, безопасности и вопросы обороны — не было реформы армии.

КГБ ликвидировали, наспех, неудачно, без какого-либо продуманного замысла. Внешняя политика тогда была полностью ситуативной. А также в случае если забрать две неприятности, которым тогда уделялось громадное внимание (политика и экономика), нужно заявить, что в политической сфере настоящее продвижение от начала реформ до расстрела парламента в октябре 1993 года было несущественным.

Многие университеты, о которых мы пишем в докладе, начали было трудиться, но позже были свернуты, по причине того, что забуксовал экономический процесс. Неприятность, непременно, не в Егоре Гайдаре и не в его команде. Гайдар, как мы не забываем, был в правительстве весьма непродолжительное время, около года.

Наряду с этим многие ответ принимал не он, а Борис Ельцин. Очень многое делалось в спешке, «с колес». Программы действий не было. В следствии через нескольких месяцев по окончании начала экономических реформ появилось большое социальное давление на власть, по причине того, что у населения упали доходы.

Экономические реформы были свернуты.

Executive.ru: Что не было сделано?

Е.Г.: Не была совершена реструктуризация экономики, страна не освободилась от груза СССР, мы до сих пор тащим на себе советскую индустриальную экономику с ее устаревшими фирмами. Моногорода — лишь один из примеров. Были иллюзии, что рынок сам все расставит на места.

Правительство не набралось смелости совершить настоящую реструктуризацию экономики, по-настоящему раскрыть каналы для инвестиционного процесса. Речь заходит о западных инвестициях, по причине того, что собственных денег тогда у России не было. Отсутствие реструктуризации — это первая неприятность.

Вторая пребывала в том, что у группы людей, каковые находились у власти в 1990-е, показался соблазн самую малость поучаствовать в управлении собственностью. По окончании выборов в парламент 1993 года и президентских 1996 года в Российской Федерации случилось собственности и сращивание власти. Ясно, что такая комбинация мешала какой-либо хозяйственной модернизации.

Фактически говоря, нереформированность экономики сыграла важную роль в обвале всего политического проекта 1990-х. В случае если реформы были бы совершены, России было нужно бы пережить несколько тяжелых лет, я имею в виду всплеск безработицы. Но если бы в один момент удалось запустить инвестиционный процесс, то началось бы создание новых рабочих мест. В следствии мы имели бы совсем иную экономику, где большая часть людей приобретает обычную заработную плат.

Но этого не случилось, в 1990-е люди нищали , а во второй половине 90-ых годов двадцатого века последовал дефолт. В следствии обитатели страны ассоциировали беседы о демократии со своим обнищанием: «Ага, мы начали демократический проект, и чем это закончилось?» Тем самым народовластие была скомпрометирована на 100%, и винить в этом население России запрещено.

Executive.ru: А что изменилось в плане модернизации в 2000-е?

Е.Г.: Власть сохранила внешние имитационные атрибуты народовластия, такие как выборы, парламент, и, имея огромное количество денег, решила заняться некой авторитарной модернизацией страны. Не экономики (тут никаких реформ не было), а страны. Политическая совокупность застыла, замерла, сравнительно не так давно Владимир Владимирович Путин сравнил ее с жидким студнем. Людям дали денег, население значительно повысило уровень судьбы, наряду с этим увеличилась разделение по доходам.

Воспринималось это так: вот доходы от продажи нефти и газа, мы самую малость поможем этими деньгами нуждающимся, они также будут спокойны. Чем это закончилось — мы на данный момент видим. Кризис все расставил на собственные места. Медведев говорит, что мы уже не можем возвратиться к той экономике, которая была до кризиса.

Иными словами, сейчас у нас путь лишь вперед, назад дороги нет.

За последние 20 лет мы пережили сходу пара опытов. Первый опыт — демократический (гласность и перестройка) закончился развалом страны. В тот период, я не знаю, было это предопределено либо нет, власти также не давали возможности развиваться экономике. Вы не забывайте, республики Прибалтики потребовали экономической самостоятельности, территориального хозрасчета? Им этого не дали, и они забрали власть сами.

Развал СССР — это первая неудача.

Вторая — период 1991-93 годов, в то время, когда вправду шли демократические реформы, но без экономической подоплеки. После этого страна перешла к мягкому авторитаризму, что на данный момент вошел в кризисную стадию. Мы стоим перед очередным выбором: что нам делать?

Я повторяю: к трем прошедшим этапам возврата нет. Ни к одному из них. Нам необходимо строить какую-то новую модель, которая и обеспечит стабильное развитие хотя бы на десятилетия вперед.

Executive.ru: У России больше нет мобилизационного ресурса?

Е.Г.: Слово «мобилизация» имеет отрицательный оттенок. Мы сходу вспоминаем период войны либо 1930-е годы. Но слово не виновато. Мобилизация возможно и полностью сознательной, необязательной.

Я бы сообщил так: в случае если имеется драйв, настроение, то люди мобилизуют личные ресурсы не из-под палки, не под какими-то навязанными лозунгами. Они сами себя, что именуется, инициируют, и в то время, когда образуется некая критическая масса пассионарности, общество начинает прогрессировать. Исходя из этого мобилизация сейчас вероятна, но лишь на базе освобождения человека. Вольный человек — это человек, у которого имеется чувство собственного преимущества.

Над которым не издеваются ни небольшой государственный служащий в жилищной конторе, ни политическая совокупность. Выборы, каковые мы видим сейчас — это издевательство. Людям говорят: «Вы – ничто, мы за вас все решим.

Ваша задача лишь в том, дабы прийти вот в том направлении, проголосовать вот за этих и сидеть на собственной кухне и, возможно, что-то в том месте обсуждать. И наблюдать телевизор, что вам дает строго то, что мы желаем, дабы вы наблюдали». Это весьма оскорбляет людей. Реакция возможно различная.

Кого-то оскорбления смогут задеть так, что он придет на демонстрацию в Калининграде, либо примет участие в протестных действиях автолюбителей в Приморском крае. А кто-то от этого оскорбления начнет , выпадать в осадок, спиваться. Пьянство, наркомания, преступность, асоциальное поведение, весьма распространенные, к сожалению, в Российской Федерации, разъясняются и тем, что люди обиженны собственной судьбой.

Тем, что чувство их преимущества попрано. Попранием преимущества людей занимались и сталинский, и брежневский режим, да и мы на данный момент мало добавили. Чувство собственного преимущества человека, чувство свободы — это условие предстоящего развития России. Ясно, что свобода не может быть бесконечной, она ограничена свободой вторых людей.

В этом самоограничении также имеется собственный преимущество. В то время, когда в обществе образуется критический слой людей, каковые чувствуют себя людьми, гражданами, тогда у страны появляется шанс. Вот о чем мы говорим в докладе.

На протяжении дискуссии, прошедшей в Университете современного развития, оценку докладу дали представители экспертного сообщества – русские экономисты, социологи, политологи, топ-менеджеры. Приводим комментарии трех из них.

Научный руководитель ГУ Высшей школы экономики доктор наук Евгений Ясин назвал доклад только своевременным и выделил, что экономические преобразования неосуществимы без политических реформ. Согласно точки зрения Ясина, документ не хватает критично оценивают ситуацию : «Не все вызовы прописаны. Положение намного более без шуток.

В то время, когда в стоимости одного километра дороги 60% занимает коррупционная составляющая, это летними школами и семинарами не исправишь». Времени на многоходовые комбинации у России нет: в течение ближайших десяти лет на планете случатся системные трансформации – США перейдут к инновационной экономике, КНР, выбрав все ресурсы экстенсивного роста, вступит в следующую фазу собственного развития. «В случае если в Российская экономика не будет инновационного компонента в размере 10%, то успешными отчетами дело не обойдется», – вычисляет Ясин.

«Производительность в Российской Федерации сейчас такая, какая была в Соединенных Штатах во время выхода из Великой депрессии, — констатировал директор Университета глобальной экономики и международных отношения РАН академик Александр Дынкин, — чем продолжительнее Российская Федерация будет баюкать себя консервативной романтикой (энергетическая сверхдержава, суверенная народовластие) и размазывать имперские слезы, тем хуже для нее».

«Фундаментом для модернизации должна быть либерализация общества, считает помощник генерального директора, директор по корпоративному развитию и стратегии СУЭК Анна Белова. Имеется ли спрос на модернизацию? Имеется борьба за административный ресурс, в условиях которой возможности для обновления страны очень сильно ограничены».

С текстом доклада возможно ознакомиться тут. Редакция предлагает участникам Сообщества при дискуссии документа придерживаться заявленной темы, совершенно верно и кратко формулировать собственные предложения по доработке текста доклада.

Фото: facebook.com

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: