Опыт полководца, или управленческая система суворова

      Комментарии к записи Опыт полководца, или управленческая система суворова отключены

Опыт полководца, или управленческая система суворова

Вячеслав Летуновский председатель совета директоров, Москва

Все мы привыкли разглядывать талант очень способного Александра Суворова только в военной сфере. Но одержать победу в 99 сражениях и не потерпеть ни одного поражения без цельной, подробно продуманной управленческой совокупности было бы нереально. Главные положения данной совокупности актуальны и сейчас.

О них – в статье Вячеслава Летуновского.

Победа имеется не роскошь, а первейшая необходимость.
Александр Суворов

Имя Александра Суворова всем нам известно. В каком-то смысле кроме того через чур прекрасно. В том замысле, что он в отечественном сознании стал чем-то наподобие мифического существа. Для настоящего человека в его образе через чур много прекрасного.

В действительности, за всю его продолжительную воинскую карьеру, продолжавшуюся около 40 лет, было практически 100 сражений и ни одного поражения — так так как не бывает. Его утраты при штурме кроме того самых неприступных крепостей всегда были на порядок ниже, чем у обороняющихся, — так также не бывает. Ну и самое основное, у всех великих так или иначе при пристальном рассмотрении постоянно находятся чёрные пятна.

А вот у Суворова их нет, все попытки очернить его образ, к примеру со стороны поляков, очень несостоятельны, не смотря на то, что и понятны в рвении сохранить национальное преимущество.

Но в случае если уже поддаться искушению и вправду ассоциировать образ Александра Суворова с мифическим существом, то лично мне на ум приходит белый единорог. Такой же чистый, узкий и целеустремленный, его появление приносит успех. И вправду, по воспоминаниям современников, в том месте, где оказался Суворов, сходу устанавливался живой, тождественный ситуации порядок, прекращались пьянки, драки и кражи, воины прекратили болеть.

А австрийские генералы так говорили о Суворове: «Достаточно этого чудака в белой рубахе и показывать армиям, и победа будет обеспечена». И все же демифологизация образа Суворова нужна. Нужна чтобы мы имели возможность поучиться у него его замечательной эффективности.

Так как Суворов был таким же человеком, как и мы с вами, из той же крови и плоти. Отличительная же особенность очень способного полководца заключалась в том, что он владел свойством скоро обучаться на опыте, извлекая из него наилучшее, и мгновенно распространять на тех, кто рядом. Этакая самообучающаяся организация в одном лице. Кроме того что самообучающаяся организация, так еще и бережное производство, — у Суворова не было незавершенки.

Все, что он планировал, исполнялось совершенно верно в положенный срок и полностью. Вот вам «канбан» и «совершенно верно своевременно».

И лишь на данный момент, владея современными познаниями в менеджменте, мы были способны мало снять завесу с мифической чудесности его образа. А ведь он сам призывал нас: «Потомство мое прошу брать мой пример».

Управленческий цикл

На основании исследований нам удалось свести базисные моменты в управленческом подходе Суворова в следующую схему.

Рис. 1. Управленческий цикл по Суворову

База всему для Суворова — это глазомер. Первый базисный управленческий принцип. Глазомер по Суворову свидетельствует адекватную оценку обстановки. Без верного глазомера вся последующая схема трудиться не будет.

Исходя из этого Суворов не жалел ни собственного времени, ни времени и сил подчиненных для развития навыков глазомера. А глазомер в противном случае как постоянной тренировкой развить нереально, исходя из этого и тренировал данный навык Суворов неизменно. Формированию глазомера у подчиненных содействовал подробнейший разбор полетов по окончании любого мало-мальски значимого события с необходимым выделением отличившихся как в хорошую, так и в негативную сторону.

Наряду с этим принципиально важно подчернуть, что глазомер Суворов осознавал не только и не столько тактически, сколько стратегически, неизменно осуществляя мониторинг военно-политической ситуации в стране и в мире.

По окончании сбора данных и оценки обстановки направляться второй этап: продумывание перспективных сценариев развития событий. Суворов отличался сценарным мышлением, он рисовал в собственном воображении будущие события большими мазками в нескольких вариантах, после этого детализировал их, решительно останавливался на одном, еще более подробно его продумывал, а после этого скоро и упорно воплощал в судьбу.

Совершённое нами изучение разрешает сказать о том, что на протяжении Итальянской кампании у Суворова было как минимум три замысла наступления на Париж, и лишь явный саботаж со австрийцев и стороны англичан воспрепятствовал их реализации. Свойство к сценарному планированию разрешила Суворову весьма скоро перенять у французов и действенно использовать тактику построения в колонны еще до боевого столкновения с ними.

По окончании того как решение принято и все шепетильно продумано, осуществляется процесс постановки задачи. Весьма интересно подчернуть, что, не обращая внимания на то что большая часть выходов и решений из затруднительных обстановок Суворов обнаружил сам, неизменно, в то время, когда обстановка это разрешала, он интересовался мнением собственных подчиненных, стараясь вовлекать их в процесс принятия ответа.

Помимо этого, он не жалел сил и времени чтобы сделать смысл и задачу делаемых действий понятным каждому воину, и потребовал того же от своих офицеров. Принцип «Любой солдат обязан знать собственный маневр» у Суворова означал познание не только собственной задачи на поле боя, но и задач взвода, роты, батальона и потом впредь до целей кампании.

В то время, когда же все задачи четко уяснены и суть будущих действий всецело понятен, следовало исполнение намеченного замысла (воздействие). А потому, что у Суворова все прошлые этапы, в большинстве случаев, были пройдены безукоризненно, делая намеченные замыслы, суворовские чудо-богатыри творили чудеса. Но, чудеса продуманные и запланированные. (Рассмотрим штурм Измаила. Атака на крепость производилась с девяти направлений.

Все задачи были выполнены совершенно верно в срок. Соотношение утрат на одного русского воина составило шесть-семь солдат соперника.) Детальное продумывание будущих действий сопрягалось у Суворова с поощрением самостоятельности и инициативности наступающих. Суворов потребовал делать задачи скоро, решительно, не жалея сил.

«Тот не сделал ничего, кто не закончил дела всецело», — довольно часто повторял Суворов, ссылаясь на Гая Юлия Цезаря, которого вычислял своим преподавателем, и постоянно старался завершить начатое, каких бы сил ему это ни стоило. «Недорубленный лес постоянно вырастает» — еще одна любимая поговорка полководца. Суворов старался неизменно всецело уничтожать силы соперника и развивать успех. Данный принцип завершенности действия кроме этого много содействовал успешности и повышал эффективность.

Каждое важное мероприятие у Суворова, будь то бой либо маневры, постоянно заканчивалось подробнейшим разбором полетов, где: а) все приобретали по заслугам; б) обучались на опыте. Разбор полетов Суворов проводил так, дабы стимулировать у подчиненных рвение к предстоящему совершенствованию. Разбор полетов содействовал стремительному научению как отдельных индивидов, так и целых подразделений. И конечно же, подробный анализ выполненных действий развивал уже упомянутый нами глазомер.

Нужно также подчернуть, что Александр Суворов был настоящим мастером обратной связи, как хорошей, так и негативной. Так хвалить подчиненных, как это делал Суворов, у нас, пожалуй, не умел никто.

Но данный превосходный управленческий цикл не дал бы таких необычных результатов, если бы не базировался на прекрасной опытной выучке подчиненных и высочайшем моральном духе. У Суворова была собственная комплексная развития и многоуровневая система обучения подчиненных. В собственных армиях он создавал настоящую культуру улучшения и постоянного развития.

Развиваться и совершенствоваться в суворовских армиях было принято и всячески приветствовалось. Не забывайте, «ученье — свет, неученье — тьма».

Ну а дух победы, высочайший моральный дух, что Суворову получалось вырабатывать и поддерживать около себя, — возможно, по большому счету самое необычное суворовское достижение, разгадку которого, быть может, предстоит раскрыть лишь потомкам. Тем менее попытаемся детальнее разобраться, каким же образом ему удалось этого достигнуть? Ответ целесообразно искать в трех тесно пересекающихся между собой сферах: нравственность, религиозность и патриотизм.

Ценности по Суворову

Нравственному воспитанию личного состава Суворов уделял не меньшее значение, а кроме того большее, нежели опытному. Большой моральный дух вверенных ему армий являлся вторым китом (наровне с опытной подготовкой), на котором основывалась непобедимая мощь его армий. За проступки, позорящие честь офицера и русского солдата, Суворов, в целом не через чур жёсткий в наказаниях, наказывал весьма строго.

Известен случай, в то время, когда на протяжении Итальянской кампании два офицера русской армии обокрали раненого французского генерала, пребывавшего в плену. Суворов приказал их обоих разжаловать в воины и прогнать через строй.

Будучи сам весьма религиозным человеком, он кроме этого развивал религиозное чувство у собственных подчиненных. Ни одно большое сражение у него не начиналось без церковной работы, которая значительно чаще в силу суворовской стремительности совершалась не перед боем, а вместе с боем. Неграмотных воинов он учил молитвам.

Безжалостный к неприятелям на поле боя, он был весьма милосерден к ним по окончании их поражения. Пленных поляков к себе, военнопленным французам возвращал их шпаги. За собственную жизнь Суворов дал лишь один приказ о смертной казни, в то время, когда был пойман на протяжении швейцарского похода французский шпион.

В его времена, в то время, когда к воину было принято относиться как к неодушевленному предмету, он сам себя с гордостью именовал воином и сказал о том, что солдат для отечества превыше всего.

Огромное значение Суворов придавал формированию национального преимущества русского воина, которое базировалось у него на эмоции людской преимущества. «Кто обожает собственный отечество, — сказал он, — тот подает лучший пример любви к человечеству». Суворов очень верил в несокрушимую мощь русского духа. Вот пара высказываний полководца, демонстрирующих эту веру.

  • Мы русские, мы все одолеем.
  • От храброго русского гренадера никакое войско в свете устоять не имеет возможности.
  • Природа произвела Россию лишь одну. Она соперниц не имеет.
  • Попытайтесь переместить данный камень. Не имеете возможность? Так и русские не смогут отступать.
  • Продемонстрируй на деле, что ты русский!
  • Россиянин отличается верой, рассудком и верностью.
  • В том месте, где пройдет олень, в том месте пройдет и русский воинов. В том месте, где не пройдет олень, все равно пройдет русский воинов.
  • Тщетно двинется на Россию вся Европа: она отыщет в том месте Фермопилы, Леонида и собственный гроб.

Эта вера удесятеряла его силы солдат и собственные силы, разрешая мгновенно разбивать время от времени в десять раз превосходящие силы соперника. Просматривая высказывания Суворова, удивляешься тому, как же скоро мы растеряли это драгоценное суворовское наследство веры в собственную непобедимость. Однако не все утрачено. До тех пор пока жива память, в отечественных жилах течет та же суворовская кровь.

Мы русские, этим все сообщено. Тесно связано с темой нравственного воспитания постоянное культивирование Суворовым победы над соперником. Духом победы дышит каждое распоряжение Суворова, любая его инструкция, в которой нет и намека на современные воинские уставы, в которых больше, пожалуй, прусского следа, чем русского суворовского. Вот пример его инструкции по штурму крепости:

«Ломи через засеки, бросай плетни чрез волчьи ямы, скоро беги, прыгай чрез полисады, бросай фашины, спускайся в ров, ставь лестницы. Стрелки, очищай колонны, стреляй по головам. Колонны, лети чрез стенке на вал, скалывай, на валу вытягивай линию, караул к пороховым погребам, отворяй вороты коннице. Неприятель бежит в город! Его пушки обороти по нем, стреляй очень сильно в улицы, бомбардируй быстро. Недосуг за этим ходить. Приказ: спускайся в город, режь неприятеля на улицах. Конница, руби.

В домы не ходи. Бей на площадях. Штурмуй, где неприятель засел.

Занимай площадь, ставь гауптвахт, расставляй вмиг пикеты к воротам, погребам, магазинам. Неприятель сдался? — Пощади!»

Все, неизменно и везде у Суворова заканчивается подробными инструкциями и победой, что и как делать по окончании разгрома неприятеля. Такие слова, как отступление и поражение, по большому счету отсутствовали в его словаре. Ежедневный развод у него постоянно заканчивался словами: «…Бодрость, Смелость, Храбрость, Победа, Слава, слава, слава!»

Подход к управлению подчиненными

Управленческое действие сверху донизу и доступ к руководству снизу доверху. Согласно точки зрения Суворова, обязанность каждого начальника содержится в том, дабы всегда взаимодействовать со всеми уровнями служебной иерархии. Другими словами, будучи главнокомом (девятый уровень), он осуществляет управленческое действие напрямую на все уровни ниже: генеральские, офицерские, унтер-офицерские и конкретно на воина (нижний уровень, всего девять уровней).

Данный принцип Суворов иллюстрирует метафорой «панцирной чешуи благой брони Духа сердячнаго» (рис. 2, а). В то время, когда все девять уровней иерархии трудятся по этому суворовскому принципу, броня делается прочной и непробиваемой.

Два рисунка ниже (рис. 2, б, в) обозначают кастовое сотрудничество (просматривай — внутрикорпоративные группировки) и сотрудничество, ограничивающееся обращением с указаниями только к нижестоящему уровню. Кастовое сотрудничество дает слабину на стыках (просматривай — в местах, где сталкиваются интересы внутрикорпоративных группировок), а сотрудничество с одним только нижестоящим уровнем слабо само по себе.

Рис. 2. Броня «Духа сердечного»

Созвучно Суворову Джон Коттер, и Кристиан Фрайлингер и Иоганнес Фишер (рис. 3) при управлении трансформациями показывают, что начальник обязан напрямую влиять на все уровни подчиненных, равным образом как и приобретать обратную сообщение. Лишь Суворов это делал не только на протяжении осуществления трансформаций, а неизменно.

Рис. 3. Коммуникация с сотрудниками во время трансформаций

Подобным образом обстояло дело у него с доступом к руководству. В собственной «Науке побеждать» Суворов кроме этого наглядно говорит о том, что у рядового должна быть настоящей возможность добиться справедливости на всех уровнях служебной иерархии впредь до главнокому. То же правило распространяется и на более большие уровни.

Таковой подход, которого сам Суворов неукоснительно придерживался и потребовал того же от подчиненных, сделал из его армии замечательный единый организм, по уровню внутренней интеграции превосходивший каждые другие армии.

Всемерное поощрение инициативы. Александр Суворов неизменно и везде старался поощрять инициативу собственных подчиненных. Вспоминается случай из Польской кампании. Один из офицеров, возглавлявших разведгруппу, совершил ошибку с численностью поляков и напал на них, в следствии чего его несколько была разбита. Суворов не только не наказал его, а напротив, похвалил при всех: «Где бы ни заметил неприятеля, постоянно атакуй!

Пускай опасаются». На протяжении той же Польской кампании главам укрепленных пунктов при обнаружении бунтовщиков Суворов категорически запрещал задавать вопросы разрешения старших, а наносить удар срочно, дабы неприятелю нигде и ни при каких обстоятельствах не было спокойствия.

Кроме этого вспоминается суворовское (прямо скажем, неосуществимое для армейских порядков того времени): «В случае если я сообщил — налево, а ты видишь направо, меня не слушать! Местному неизменно известный».

обратная связь и Оценка. обратная связь и Оценка у Суворова составляли неотъемлемый элемент его развития и системы управления подчиненных. Любой итог, отрицательный или хороший, постоянно получал со стороны Суворова адекватную обратную сообщение.

Так хвалить отличившихся, как это делал Суворов, пожалуй, в отечественной армии не получалось никому. Его речи поощряемых им солдат и офицеров. То же возможно сообщить и про негативную обратную сообщение: Суворов не оставлял без внимания ни одну мелочь, его наказания не были чрезмерно жёсткими, но всегда были весьма стремительными и адекватными. Так, неизменно оценивая действия собственных подчиненных и внося в них коррективы методом хорошей и отрицательной обратной связи, Суворов получал сходу нескольких целей:

  • во-первых, большей управляемости и более правильного выполнения поставленных распоряжений;
  • во-вторых, увеличения дисциплины, которая, не обращая внимания на отсутствие чрезмерной суровости, была намного выше, чем у многих его сотрудников-генералов;
  • в-третьих, предоставляя обратную сообщение, он ее одновременно с этим и приобретал обратно (в суворовских армиях был запрещен ответ «не могу знать», на поставленный вопрос необходимо было постоянно давать четкий и определенный ответ), что разрешало ему самому лучше обладать обстановкой;
  • в-четвертых, обратная связь и постоянная оценка содействовали развитию и скорейшему научению подчиненных.

Остается непонятным, из-за чего столь ответственный и нужный навык обратной связи и оценки остается так слабо развитым у многих отечественных менеджеров, тут им суворовский опыт легко жизненно нужен.

Отношение ко времени. Отношение Суворова ко времени прекрасно иллюстрирует следующий отрывок из его письма: «Почитая и любя нелицемерно Всевышнего, а в нем и братий моих, человеков, ни при каких обстоятельствах не соблазняясь приманчивым пением сирен шикарной и легкомысленной судьбе, обращался я неизменно с драгоценнейшим на земле сокровищем — временем — бережно и деятельно, в широком поле и в негромком уединении, которое я везде себе доставлял.

Намерения, с великим трудом обдуманные и еще с громадным выполненные, с настойчивостью и довольно часто с крайнею скоростью и неупущением непостоянного времени. Все сие, образованное по характерной мне форме, довольно часто доставляло мне победу над своенравной Фортуной. Вот что я могу сообщить про себя, оставляя современникам моим и потомству думать и сказать обо мне, что они думают и сказать хотят».

Вправду, умение Суворова обращаться со временем не имеет возможности не восхищать. Сам факт того, что великий полководец за 40-летний период военных действий не потерпел ни одного поражения, — уже хорошее подтверждение вышесказанным словам. «Я действую не часами, а минутами», — сказал Суворов, и это было правдой, и именно это давало ему еще одно огромное преимущество перед соперником, что столь бережным отношением ко времени не отличался.

Совокупность Суворова в обращении со временем была, как неизменно, весьма несложна и, как неизменно, максимально действенна. Он забрал себе за привычку иногда уединяться и в тишине продумывал замыслы будущих битв до мельчайших подробностей, планируя действия собственных армий поминутно. Успешный пример претворения так продуманных действий — штурм Измаила, все поставленные подразделениям задачи были выполнены совершенно верно и в срок всеми подразделениями.

И как следствие — взятие неприступной крепости меньшими силами с минимальными утратами. Весьма тщательное продумывание будущих действий в одиночестве сменялось у Суворова быстрым претворением задуманного в судьбу. Суворов мало беспокоился о сохранении военной тайны, знание неприятелем его замыслов, по сути дела, ничего не поменяло, он реализовывал их стремительнее, чем те успевали хоть как-то среагировать.

Завершенность. «Недорубленный лес постоянно вырастает», — сказал Суворов и в собственной практике военных действий постоянно старался совсем разбить неприятеля, что ему практически в любое время удавалось, за исключением Итальянской кампании, где его действия все время сковывались австрийским кабинетом, которому он подчинялся. Внимательное изучение суворовских кампаний говорит о том, что, будь у Суворова чуть больше свободы, которой его лишали политики большей частью из-за зависти, а время от времени из-за глупости, вне всякого сомнения, ему удалось бы забрать Стамбул в Париж и Турецкую кампанию в Итальянскую.

Французский генерал Макдональд в 1807 году сказал на балу в Париже русскому посланнику: «Будь у вас второй Суворов, вы бы тут на данный момент ничего не заметили». Армейские таланты Суворова Макдональд ставил выше талантов собственного императора Наполеона, на работе у которого он считался одним из лучших маршалов.

Макдональду вторил генерал Моро, что сказал о Суворове: «Le sublime de l art militare», что возможно перевести как «все, что имеется возвышенного в воинском мастерстве», а генерал Массена, противостоявший Суворову с шестикратным превосходством на протяжении швейцарского похода, сказал о том, что он дал бы все собственные победы за один швейцарский поход Суворова. Сам Наполеон отзывался о Суворове менее лестно, наряду с этим нужно подчернуть, что в отличие от упомянутых выше генералов он не виделся с ним на поле боя.

Так, Суворов, так же, кстати, как и Наполеон, постоянно старался довести ход битвы до полного и окончательного разгрома соперника, применяя кавалерийские части как самые мобильные. Имеет ли это отношение к практике современного менеджера? Несомненно, имеет.

Современный начальник, ведя в один момент пара дел (кстати, довольно часто вопреки суворовскому принципу сосредоточенного удара, что отлично выучил последователь Суворова на море — Федор Ушаков), решает собственные управленческие задачи половинчато, не договаривая и не доводя, например, отношения с сотрудниками, подчиненными и клиентами до полной ясности, что потом довольно часто ведет к печальным итогам. Пользуясь метафорой Антуана де Сент-Экзюпери из «Мелкого принца», баобабы, выросшие из мелкого семечка, разрывают планету.

Тот же самый принцип возможно перенести и на личную судьбу. какое количество в отечественной личной жизни недорубленного леса?

Персональный пример Суворова кроме этого стал предметом всевозможных преданий. Австрийцы говорили о Суворове как о собственного рода талисмане, что возможно и показывать армиям, и победа будет обеспечена. И это было правдой. Лишь одно присутствие Суворова удваивало и утраивало силы его солдат, каковые кидались на неприятеля с невиданной отвагой. В чем же заключался секрет его личного действия?

Суворов ни при каких обстоятельствах в жизни не терял присутствия духа. Будучи предельно честен и требователен к себе и не испытывая угрызений совести, великий полководец не опасался смерти. Отсутствие страха разрешало ему кроме того в самые критические моменты адекватно оценивать обстановку и точно обнаружить самое верное, а порою кроме того единственно вероятное ответ.

К примеру, в один из критических моментов швейцарского похода Суворов показался среди бегущих воинов в этот самый момент же крикнул им: «Молодцы парни, заманивай соперника, заманивай!» Это высказывание подействовало на них отрезвляюще — они стали отступать более упорядоченно. Суворов скомандовал: «Находись, кругом!» — и сам повел их в наступление, соперник был опрокинут и разбит.

В самые критические 60 секунд, к примеру при штурме Измаила и Чертова моста, Суворов первым поднимался в наступление, показывая своим воинам должный пример. Он был с ними рядом в сражении и в походе, ел из одного котла, дремал на сене, довольно часто носил несложной солдатский мундир. Поднимался раньше всех в два часа ночи, неизменно обливаясь холодной водой, ни при каких обстоятельствах не надевал горячей шинели, пока в зимнюю форму не переодевался последний воин. Вот что писал о суворовском примере лорд Байрон:

Да, это факт: генерал-фельдмаршал самолично
Благоволил полки тренировать
И тратил большое количество времени в большинстве случаев,
Чтобы капрала должность выполнять.
Чуть ли эта прихоть неприлична:
Обожал он сам воину продемонстрировать,
Как по канатной лестнице взбираться,
В противном случае и через ров переправляться.

Еще иногда фашины ставил в ряд,
Украсив их чалмами, ятаганами,
И нападать на них учил солдат,
Как словно бы бы сражаясь с мусульманами,
И любой раз бывал успеху рад.
Его проделки полагая необычными,
Над ним шутили в штабе время от времени,
А он в ответ брал с ходу города.

Дж.Г. Байрон. Дон Жуан

Само собой разумеется, та планка, которую поставил себе Суворов и которую он выдержал, довольно большая и не каждому под силу. Но быть вместе с подчиненными, не на словах, а на деле, дробить с ними печаль и радость, быть с ними честным и показывать им пример вовлеченности в работу вероятно для каждого, для этого совсем не обязательно иметь гений и силу духа Суворова.

Совокупность карьерного роста. Суворов обнаружил очень нужным развитие у собственных подчиненных честолюбия. Известны случаи, в то время, когда воины в суворовских армиях дослуживались до полковников, приобретая по ходатайству самого Суворова у императрицы дворянские звания. Екатерина знала, что Суворов требует лишь за вправду отличившихся, и ни при каких обстоятельствах ему не отказывала.

Чтобы повысить честолюбие собственных солдат, он вводил целую совокупность статусных отличий. Суворовский капрал имел собственного ординарца и екзирцмейстера2, чего не было в армиях вторых полководцев. Суворов по большому счету всячески развивал и поддерживал дух здорового соревнования как между разными подразделениями, так и среди офицеров и отдельных солдат.

Из чего рождается любовь подчиненных к начальнику?

На примере Александра Суворова мы можем замечать как минимум четыре главных момента, каковые делали полководца любимцем как солдат, так и офицеров его армии: честность, простота в обращении, чудачества и признание… заслуг.

Честность. Суворов был предельно честен по отношению к самому себе и к собственной профессии. Вынося суждения о опытных качествах того либо иного полководца, Суворов часто сказал: «Военное дело-то он знает, да оно его не знает, а данный ни военного дела не знает, ни оно его не знает» [6]. Про себя же он шутя сказал, что Суворов армейского дела не знает, но оно его знает.

Так, Суворов не мыслил себя вне военного дела, он был с ним единым целым. Так же честно и справедливо он старался поступать и по отношению к вторым людям, не стесняясь давать твёрдую обратную сообщение кроме того царственным особам (Екатерина II, Павел I, Фра

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

История успеха руперта мэрдока

Руперт Мердок – история успеха Имя Руперта Мердока не имеет через чур известности, но, однако, данный человек достаточно влиятелен и богат. Издательский…

  • Миф №82 «во всех бедах с информационной безопасностью виноваты хакеры»

    В рамках рубрики Клуб специалистов мы продолжаем публикацию книги А.В.Лукацкого заблуждения и Мифы информационной безопасности Алексей Лукацкий -…

  • Стратегия александра суворова, или уроки для менеджеров xxi века

    Вячеслав Летуновский председатель совета директоров, Москва О продуманной стратегии и совокупности управления генералиссимуса Александра Суворова на…

  • Росгосстрах выплаты по осаго

    О том, что Росгосстрах занижает выплаты по Осаго, знают многие. Компания есть наибольшим страховщиком Осаго в Российской Федерации. В собственном время,…