Пассивные токсины

      Комментарии к записи Пассивные токсины отключены

Клиенты несут собственные накопления в банк, а банкам приходится решать проблему «токсичных пассивов».

Провал банковской совокупности из-за них не угрожает, но депозитная политика изменится достаточно без шуток

Прирост депозитов физлиц так же, как и прежде обгоняет рост кредитов, превосходя все ожидания. К примеру, в ВТБ24 ожидали прироста на 20–25%, после этого было нужно исправить прогноз на 30–33%, а за июнь прирост составил 5% — такое бывало лишь в декабре, удивляется предправления банка Михаил Задорнов.

Пассивные токсины

Для повышения надавите на таблицу.

Банкам уже не требуется столько ликвидности, а клиенты все несут и несут собственные накопления. Не оказывает помощь ничего — ни понижение ставок, ни дополнительные комиссии. Похоже, что в воздухе витает что-то, заставляющее клиентов не тратить, а копить на «тёмный сутки», несмотря на то, что при нынешних темпах инфляции кое-какие депозиты уже стали убыточными для клиента.

Население предпочитает не тратить, а сберегать.

В том же ВТБ24 прирост остатков по срочным депозитам физических лиц В первую очередь года составил 16,6%. Всего за год ожидается прирост портфеля на 35%, прокомментировала показатели Юлия Деменюк, вице-президент, помощник главы департамента розничного бизнеса банка.

В Ситибанке, одном из наибольших игроков с зарубежным капиталом на розничном рынке, ожидают повышения депозитного портфеля на уровне 20–25%, расказал журналистам «БО» глава дирекции по работе с частными клиентами в Российской Федерации и СНГ Амит Сах. В Промсвязьбанке прирост за шесть месяцев составил 10%, на конец года ожидается около 20%, сказал глава департамента розничных продаж банка Егор Шкерин.

Любопытно, что указанные банки отличались изрядным консерватизмом в отношении депозитной политики в кризис. Более храбрые игроки предпочитают не давать прогнозов и по большому счету обходить стороной тему дорогих пассивов, привлеченных в кризис.

Несите ваши денежки

Депозиты физлиц стали в кризис спасательным кругом для банков. Кстати, никакими сколь угодно высокими ставками по вкладам банкиры бы не добились от клиентов доверия, если бы не страхование вкладов в АСВ и четкая работа данной корпорации по всем страховым случаям.

на данный момент данный круг превратился в камень на шее «рисковых» банков — по сути, тех, у кого в кризис не было иного выбора источника фондирования. А это практически все игроки ниже первой тридцатки, не имеющие за спиной большой материнской компании. И как раз они — в силу специфики работы с розничными клиентами — тратят чуть ли не в два раза больше на обслуживание физлиц, чем получают на их депозитах.

Чем меньше портфель «физиков» — тем дороже его обслуживание.

Ну а большие банки по этому поводу не переживают. «Вклады смогут стать убыточными для банка лишь в том случае, если банк вел агрессивную процентную политику и предлагал размещение под необоснованно высокие ставки», — вычисляет Юлия Деменюк (ВТБ24).

Но основная неприятность кроме того не в стоимости этих ресурсов, а в их «длине». Необходимы «долгие деньги», а государство ограничивает зарубежное фондирование — мол, ищите у себя. Исходя из этого ветхий вопрос о введении безотзывных вкладов на данный момент поднялся особенно остро.

«В развитых государствах вклады — источник долговременного фондирования. Однако в Российской Федерации благодаря ст. 837 ГК Российской Федерации банки обязаны вернуть вклады по первому требованию вкладчика, что делает их де-факто «до востребования».

В следствии российские банки не смогут регулировать договорными условиями риск оттока вкладов в собственных пассивах», — сетует Алексей Китаев, финдиректор Бинбанка.

Казалось бы, принятие закона о безотзывных вкладах примет решение хотя бы часть неприятностей. Но вот вопрос: как на новшество для того чтобы рода отреагирует вкладчик? И не окажется ли так, что клиенты лишь «хвостиком махнут», не обращая внимания на апелляции к интернациональному опыту. У них, «в том месте», доверие к банкам воспитывалось десятилетиями.

А у нас лишь страховка от АСВ стала причиной притоку вкладов. Да и то, что приток депозитов шел в небольшие и средние банки, — так это вследствие того что у них недорогих госденег не было и они готовься на все для спасения.

Для повышения надавите на таблицу.

Часть депозитов физлиц в пассивах некоторых банков уже превысила 50%, не смотря на то, что в среднем по совокупности она образовывает 27,7% (см. таблицу 1). Учитывая, что большинство клиентов-физиков кладет деньги на срок от 1 до 3 лет (значительно чаще — на год), пассивы не так уж и «долги», учитывая «отзывность».

Банки начинают применять такие пассивы (за неимением вторых) для фондирования долговременных кредитов, среди них и юрлиц. И в случае если государственные банки смогут себе это разрешить (так именуемые «вечные вклады» — клиенты для того чтобы рода банков довольно часто продлевают сроки депозитов), то комбанки, в особенности маленькие, так могут быть в нестабильной обстановке — достаточно только лишь слухов о проблемах в банке — и оттекание вкладов подкосит банк.

Лишние и дорогие

Избыток кратковременной ликвидности налицо, и неприятность ее размещения довольно важен. Банки находят ей использование — в частности, оживает рынок МБК. «Банки пробуют с различным успехом кредитовать заемщиков и параллельно размещаются в МБК и акции», — говорит Алексей Китаев (Бинбанк).

Действительно, неясно, по каким ставкам необходимо кредитовать на этом рынке, дабы «отбить», к примеру, пассивы, выданные полгода назад под 20% годовых. Банкиры уклоняются от ответа на данный вопрос. Но многие показывают, что ЦБ своевременно ограничил ставки по депозитам физлиц, не смотря на то, что эти действия регулятора неоднократно подвергались критике за нерыночность.

Наряду с этим показались более недорогие источники фондирования, нежели депозиты физиков. Недаром в последних числах Июля — начале августа российские банки совершили настоящее паломничество на рынок еврооблигаций. Но, снова же, такое фондирование недоступно для большинства небольших и средних игроков.

Банкиры готовы платить больше за депозиты корпоративных клиентов. Еще зимний период корпоративные вклады были более прибыльными, чем для физлиц, — они не были регламентированы. Но позже ЦБ обратил на это внимание и дал обещание смотреть за ставками.

Наряду с этим регулятор поговаривает о сворачивании беззалоговых аукционов.

Еще один источник ресурсов — внешние займы. Но доверие в мировом финсекторе до сих пор не восстановилось, и зарубежные игроки вряд ли готовы финансировать финансовую систему страны, которой (по крайней мере, устно) уже неоднократно отказывали в праве пребывать в BRIC. К тому же, обжегшись на предкризисных количествах, Национальный банк обещает регулировать размеры внешних заимствований.

Позиция регулятора понятна: он административными мерами пробует навести в стране рыночные порядки, заставляя банки, с одной стороны, искать ресурсы в стране самостоятельно, а с другой — не перегибать палку, дабы в будущем не столкнуться с дестабилизацией системы и банка в целом. Но такая политика может начать вымывать с рынка небольших игроков.

Борьба с клиентом

Само собой разумеется, банкиры не сидят сложа руки и пробуют лавировать: завлекать вклады и не платить за них через чур дорого. Понижение ставки не оказывает помощь — изменяется политика привлечения. Банки начинают ориентировать клиента не на пролонгацию «дорогих» вкладов (что делает такие пассивы совсем уж токсичными), а на пролонгированные отношения с банком.

Клиенту предлагаются льготные условия по вкладу — к примеру, повышенная ставка для лояльного клиента, если он откроет следующий вклад. на данный момент ставка по депозитам значительно ниже, чем годом ранее, и клиент осознаёт, что больше он по рынку не отыщет. И, не обращая внимания на то что Сбербанк сравнительно не так давно поднял проценты по вкладам в валюте, разглядывать данный ход как долговременную тенденцию вряд ли стоит.

Кстати, по неспециализированному точке зрения, лаг для понижения ставок образовывает около 0,5–1,5%.

Банки желают разбавить приход денег на ранее открытые вклады новыми более недорогими депозитами, размыть цена привлечения. «на данный момент коэффициент пролонгации вкладов ниже, чем был раньше. В случае если раньше около 80% клиентов оставляли собственные вклады, то в мае было и 50%, и 40%. Клиенты просто не желали оставлять собственные вклады на пониженной ставке, и приходилось растолковывать: на данный момент такая тенденция, и лучше вы все равно не отыщете, а раз вам все равно нужно будет размещаться — давайте это сделаем у нас.

на данный момент нам удалось поднять коэффициент пролонгации до 60–70%», — говорит Егор Шкерин (Промсвязьбанк).

По окончании того как банки наступили на грабли в виде пополняемых депозитов, что без шуток оказало влияние на цена фондирования, неизбежно будут расти рабочей группе за пополнение вклада. Быть может, в скором времени большая часть депозитов станут непополняемыми. Пополняемые останутся, но по ним ставки будут значительно ниже.

Таковой отличия, как прежде, — в 1–1,5% — больше не будет.

Депозитная политика банков станет более взвешенной. Так как кризис доказал: значительно более нестабильными у нас были вклады юрлиц, как раз они в нестабильный период демонстрировали больший оттекание. А вот пассивы от физиков были более надежными.

«Согласно нашей точке зрения, революции по вводу новых депозитных продуктов для физических лиц не случится, скорее, может наблюдаться оптимизация продуктовых линеек в банках, не более того», — вычисляет Юлия Деменюк (ВТБ24).

Съеденная маржа

Пассивы физлиц — достаточно дорогое наслаждение в любое время, а розничный кредитный портфель, за счет которого банкиры в большинстве случаев «отбивают» дорогое фондирование, на данный момент растет значительно медленнее депозитного.

Понижение ставок по займам не ведет к росту кредитования, а лишь «съедает» маржу. К тому же государственные банки забрали курс на отмену рабочих групп, и данный курс уже поддержали кое-какие игроки, что также не имеет возможности не сказываться на марже. В случае если банк большой — это его не весьма заботит.

У него имеется доступ и дешёвое фондирование к различным видам ресурсов. А вот для средних и небольших банков низкая маржа уже стала проблемой.

К примеру, у второго по размеру розничного банка, ВТБ24 (по версии Интерфакс-ЦЭА), маржа находится на уровне 7,5%, а у 10-го Промсвязьбанка — около 4–6% в зависимости от вида бизнеса.

«на данный момент кредитная активность возросла. Мы трудимся с низкой маржой, размещая деньги под более низкие ставки, чем завлекали. И это громадная неприятность.

Так как, не обращая внимания на падение ставок на 5 п.п., средняя цена пассивов изменилась не так очень сильно», — сокрушается Егор Шкерин (Промсвязьбанк).

Неприятность «дорогих» пассивов актуальна на данный момент для многих банков, им приходится пристально реагировать на изменяющуюся динамику рынка и четко отслеживать собственную маржинальность. Исходя из этого приходится изощряться в методах сохранения маржи и возврата денег. Главный путь — комиссионка за все, что только возможно.

какое количество они так протянут? Вопрос до тех пор пока открыт.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: