Петр щедровицкий: «бегство умов» из россии будет только расти»

      Комментарии к записи Петр щедровицкий: «бегство умов» из россии будет только расти» отключены

Петр щедровицкий: «бегство умов» из россии будет только расти»

Анна Солдатова Редактор, Москва

Лучшие умы России мигрируют за границу. Петр Щедровицкий не вычисляет это катастрофой и с оптимизмом наблюдает на инновационное будущее России.

В силу огромной сильной рассредоточенности и территории страны населения, климатических и иных неприятностей, конкурентоспособную экономику возможно создать, лишь выстроив инновационную совокупность. Многие неприятности инновационной деятельности лежат в области людской сознания, мышления, навыков, рвения к трансформации собственной обыденной жизни.

Помощник председателя совета директоров Корпорации «Росатом» по стратегическому формированию Петр Щедровицкий с оптимизмом наблюдает на инновационное будущее России. В собственной беседе с Executive.ru Петр говорит о том, как обязана строиться современная совокупность образования, из-за чего «умы» бегут из страны и чем это обернется в будущем, как модернизация процессов образования отражается на современном обществе.

Executive.ru: Вы окончили Столичный национальный пединститут им. В. И. Ленина по профессии «психологии и преподаватель педагогики». Что привело вас в ядерную отрасль?

Петр Щедровицкий: Вопрос, с одной стороны, верный, иначе, для отечественной сегодняшней ситуации совсем тщетный, по причине того, что роль формального образования играется все меньшую роль в формировании людских компетенций.

Совокупность образования обязана рассматриваться как использования знаний и сфера обращения. Что делало раньше и что пробует сделать сейчас образовательное учреждение? – оно пробует передать человеку таковой комплект знаний, что он имел возможность употребить в практической деятельности. Если вы спросите кого-то из сегодняшних реформаторов, методологов либо дидактов, в чем состоит главная задача образования сейчас, то они сообщат: «Реализовать компетентностный подход».

Другими словами перевести образовательные разработки в таковой вид, что имел возможность бы вырабатывать у людей компетенции либо свойство функционировать в изменяющихся событиях.

Это не может быть достигнуто повышением «горловых часов», направленных на передачу некой сведений и информации, каковые в будущем человек в собственной жизни ни при каких обстоятельствах не применяет.

В случае если мы посмотрим, что случилось за последние 100-150 лет с совокупностью производства, использования и обращения знаний, то заметим, что в данной сфере случились, по крайней мере, две революции:

– первая связана с развитием средств массовой информации (СМИ). В случае если мы взглянуть на статистику, то заметим, что, чем более развита страна, тем больше знаний и информации человек приобретает из СМИ, а не из совокупности классического формального образования. В развитых государствах подобная обстановка достигает соотношения 80% — 20%.

– вторая революция связана с формированием сферы параллельного образования в форме обучающего различных тренингов и консультирования. Человек чувствует себя неудовлетворенным качеством тех знаний, каковые ему передают в формальных образовательных университетах, и он обращается к вторым типам знаний. Речь заходит не о научном и теоретическом, а об умелом знании, основанном на практике. Появляются «кейсы» как главный инструмент передачи опыта деятельности в ходе обучения.

В развитых индустриальных государствах количество рынка тренингов по масштабам обращения и финансирования к ним потребителя сопоставим с классическим университетом образования.

Сейчас мы можем достаточно четко заявить, что взаимосвязь между совокупностью подготовки кадров, трудоустройством и институционным образованием разорвалась. Мне в некоем смысле повезло. Я поступил в Ленинский пединститут на психологии и факультет педагогики в смелый момент его формирования. Несколько учителей решила создать новое направление, это была интервенция психологов в педагогическую сферу.

Любой проект для того чтобы типа требует от студентов более активного участия. С третьего курса я возглавил студенческое научное общество, и мы принимали участие в исследованиях и проектах. Условием получения хорошего образования есть активность в ходе обучения со стороны студента.

Executive.ru: Как модернизация процессов образования отражается на современном обществе?

П.Щ.: Я сравнительно не так давно прочёл весьма занимательную статистику. Средний цикл судьбы «звездных» экспертов (людей, каковые создают добавочную цена и привносят в компанию креативный потенциал) в сфере информационно-коммуникационных разработок в Соединенных Штатах в 2001 году составил 13 месяцев. По мере формирования инновационной экономики в Российской Федерации процессы кадровой мобильности кроме этого ускорятся.

Быстро сократится продолжительность работы топ-менеджеров на одном месте.

Современный эксперт начинает передвигаться по служебной иерархии между отраслями; в больших транснациональных компаниях его перекидывают из одного регионального офиса в второй. Принудительный процесс ротаций – это одно из главных условий современной кадровой политики.

Человек обязан поменять место работы, он обязан мочь наблюдать на серьёзные вопросы с различных позиций, различных сторон, осознавать типы рынков и разные культуры. И это главное условие его содержательного инициативного отношения к судьбе.

Я следую данной логике и не занимаюсь никакими проектами продолжительнее определенного времени. В среднем на проект уходит пять-семь лет, по окончании чего я меняю место работы и начинаю заниматься вторым.

Executive.ru: Что имеется для вас инновационная совокупность?

П.Щ.: Инновационная совокупность – это перенос центра тяжести с генерации знания на процессы его потребления. Исходя из этого основное – это не придумывание новых знаний, а их применение. Научные открытия происходят в мире. Часть из них благополучно исчезает или за счет скупки патентов, или благодаря тому, что на данный момент в силу различных обстоятельств их нереально реализовать. Ученый придумывает знания.

А инноватор – это тот, кто снабжает их употребление и реализацию в практике. Человек так устроен, что не желает использовать новые знания. Он не желает поменять собственную жизнь и пытается сохранить тот образ судьбы, тот метод деятельности, к которому привык.

Исходя из этого все неприятности инновационной деятельности лежат в области людской сознания, мышления, навыков, рвения к трансформации собственной обыденной жизни.

Менделеев еще 100 лет назад писал, что Российская Федерация в силу огромной территории страны, климатических проблем и малости населения может выстроить конкурентоспособную экономику, лишь создав инновационную совокупность.

Executive.ru: Как Российская Федерация отстает от государств-членов Евросоюза в инновационном курсе?

П.Щ.: Существует большое количество разных формальных параметров, каковые призваны отвечать на ваш вопрос. Любой из них схватывает лишь развития и одну грань функционирования инновационного процесса.

Часть НИОКРа (научно-исследовательские и умело-конструкторские работы) в инновационных затратах в Российской Федерации значительно ниже, чем, скажем, в Голландии. У нас приблизительно 17%, а у них около 60%. У нас сейчас растут затраты на модернизацию производства, закупку нового оборудования и др. Это и ясно, поскольку мы 20 лет не модернизировали собственный производство, на данный момент данный процесс ускорился, закупки оборудования выросли.

Исходя из этого, в случае если поставить себя на место начальника предприятия и задать вопрос, что вы станете делать: брать НИОКРы либо модернизировать разработку и создавать эргономичные рабочие места, — то вы получите очевидный ответ — само собой разумеется, второе.

К тому же, до трети мировых изобретений делают русские. Это смогут быть американские, голландские а также китайские русские, но факт остается фактом – в тот момент, в то время, когда страна «взорвалась» и выплеснула из себя за несколькими вторыми поколениями третью волну эмиграции, люди разъехались в мире, и собственные умственные свойства начали реализовывать в других местах.

Прекрасно это либо не хорошо для страны? В случае если им создадут благоприятные условия для работы тут, эти «умы» через пара лет смогут возвратиться уже с совсем пониманием и другим объёмом знаний. За эти годы они взяли новый опыт, новые компетенции, встроенность в мировую совокупность научной и инновационной кооперации.

Executive.ru: А как снизить «бегство умов»?

П.Щ.: В скором будущем оно будет расти. Имеется две неуловимых материи: деньги и люди. Потому, что рабовладение у нас не практикуется как тип классовых взаимоотношений, то человек в праве жить и трудиться в том месте, где ему нравится.

Я тружусь за столом, и мне для работы ничего, не считая компьютера и бумаги, не требуется. А кому-то необходимы исследовательские установки либо устойчивая совокупность финансирования опытов. И, само собой разумеется, человек отправится в том направлении, где все эти условия для работы имеется, где имеется нужные инфраструктурные возможности. В этот самый момент нет ничего необычного.

Необходимо понимать, что мы можем вычислять сейчас главными условиями интеллектуальной деятельности?

Executive.ru: К примеру, оборудование, снабжающее базу функционирования совокупности …

П.Щ.: … да, и вдобавок человеку необходимо, дабы, к примеру, школа для детей была в 10-15-минутной и, лучше, пешеходной доступности. Дабы в городе было больше «зелени» и меньше автомобильных пробок. И все потребности в комфортном рабочем месте меркнут если сравнивать с удобствами быта. Общеизвестно, что на сегодня Москва – самый дорогой и самый некомфортный мегаполис мира.

Принятие ответов о выборе места для жизни и работы происходит по громадной совокупности факторов, среди которых уровень финансирования, наличие технических установок – серьёзный и время от времени нужный для определенных видов деятельности, но совсем недостаточный для решения фактор.

Executive.ru: Чему отдавать приоритет сейчас?

П.Щ.: Тем сферам, где на данный момент находятся прорывные территории. Это, в первую очередь:

– городская среда обитания;

– социальный и человеческий капитал;

– новое рабочее место, которое дает мобильность и удобство, формирует новую действительность коллективного творчества.

Любая из этих сфер формирует новый сектор потребительских одолжений.

на данный момент идет весьма стремительный процесс трансформации потребительских особенностей вещей и среды обитания. Если вы предугадали изменение потребительских ожиданий, вы напали на инновационный след. И лишь затем вам становятся необходимы те либо иные технологические ответы.

Executive.ru: Государственная корпорация «Росатом» объединила профильные образовательные организации, готовящие экспертов для ядерной отрасли, в «Российский ядерный инновационный консорциум» (РЯИК). В чем цель консорциума?

П.Щ.: Это была инициатива институтов, которая связана с функционированием современного рынка подготовки кадров.

За последние 50 лет стандарт подготовки инженеров существенно изменился. В случае если раньше 90% внимания уделялось технической компетенции, а 10% — всем остальным: культурным, языковым, коммуникационным, умению трудиться в команде…. то на данный момент все напротив.

И, само собой разумеется, в данной связи на данный момент нужно будет перестраивать всю совокупность образования в вузах, существующую с советских времен: вводить в том направлении активные способы обучения, кейсы, тренинги по коммуникациям, командообразованию и работе в коллективе, поменять соотношения между лекционными часами и самоподготовкой, масштаб языковой подготовки и пр. Так как это именно те главные неприятности, с которыми выпускник сталкивается в действительности. И отечественная задача – подготовить его к этому.

В этом замысле громадный вызов на данный момент направлен именно на подготовки и систему образования кадров. Что касается инженерной подготовки, то настоящая революция в данной области связана с распространением методики управления полным жизненным циклом сложных технологических и технических совокупностей.

Та неприятность, с которой столкнутся институты в течение ближайших пяти лет – это катастрофический недостаток студентов и преподавателей. Причем, это связанные процессы: в случае если вуз не имеет возможности обеспечить качественного преподавания – а борьба за качественные преподавательские ресурсы будет идти на глобальном уровне – то умный студент не отправится в том направлении обучаться. Исходя из этого дальше начинается понятная деградация. Так как когда падает уровень студентов, падает уровень качества дипломов.

Исходя из этого я пологаю, что в скором времени от 30% до 50% современных институтов или , или сольется с другими, более прогрессивными. на данный момент необходимо деятельно заниматься не столько организационными формами, трансформацией организационной структуры и механизма финансирования, сколько новым и содержанием контентом образования.

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: