Последний дефолт

      Комментарии к записи Последний дефолт отключены

Последний дефолт

Призрак кредитного кризиса, от которого отмахивались финансисты, получил настоящие черты. Правда, пока за океаном. // Ян Арт, Надежда Померанцева. Издание «Профиль», 27 августа 2007 года

Призрак кредитного кризиса, от которого отмахивались финансисты, получил настоящие черты. Правда, пока за океаном. В Российской Федерации же маячат предвестники собственного кризиса — доверия между банками и государством, трудящимися на рынке потребкредитования.

С мировым кризисом его до тех пор пока связывает неспособность как американцев, так и отечественных банкиров до конца просчитать цепочку денежных рисков.

Напряжение между предвыборными интересами и банковским сообществом власти накапливалось, по сути, с момента зарождения потребительского кредитования в Российской Федерации. Открыто не сильный регулирование данной сферы перевоплотило ее в одну из потенциальных точек социального напряжения. Но в случае если на следующий день банкам под давлением страны нужно будет изменить условия кредитования, впредь до отказа от штрафов за просрочки, то возможно подготавливаться к новому взлету невозвратов.

А вдруг учесть , что ссужаемые гражданам России средства во многом также заемные — лишь на площадках мирового денежного капитала, — то, заметив падение доходности, зарубежные инвесторы смогут попросить вернуть денежки либо отказаться от кредитования отечественных денежных университетов и взять на руки в полной мере рукотворный банковский кризис. Целый вопрос в том, кто при форс-мажора станет стрелочником…

Кредиты под прокурорским надзором

В середине августа на рынке потребкредитования был создан прецедент. К одному из ведущих игроков — в банк «Русский стандарт» — заявились неожиданные гости из Генеральной прокуратуры. И пригласили «на беседу» владельца и генерального директора РС Рустама Тарико.

А 16 августа прокуратура опубликовала результаты проверки банка.

В заключении Генеральной прокуратуры говорилось, что вопреки требованиям закона «О защите прав потребителей» полная и точная информация о предоставляемой услуге (в этом случае — кредитном контракте) до потребителя банком не доводилась, а настоящая плата за пользование кредитом появилась многократно выше декларированной. На встрече Тарико было предложено прекратить практику нарушения прав граждан при предоставлении потребительских кредитов. Очевидно, основной акционер банка тут же дал согласие со всеми приведенными аргументами, и, как констатирует Генеральная прокуратура в собственном релизе, «Русский стандарт» принял меры к восстановлению нарушенных прав граждан в сфере потребительского кредитования».

История на этом не заканчивается. Совет директоров банка принял решения об отмене с 15 августа ежемесячных рабочих групп (платы за обслуживание счета, комиссии за расчетное обслуживание) по всем предоставляемым кредитам, о реструктуризации задолженности клиентов с отменой неустоек за пропуск платежей, и о прекращении передачи прав требования к гражданам в ООО «Агентство по сбору долгов» (родственная банку структура, которой «Русский стандарт» реализовывает задолженность, просроченную более чем на 3—4 месяца).

Осознать покладистость банкиров возможно: финальным аккордом прокуратуры была не только «воспитательная работа», но и прикрепление к банку «наблюдающих». Силовики внесли предложение Нацбанку и Роспотребнадзору установить контроль за «Русским стандартом».

А «шьют» банку не просто денежные «заморочки», а — ни большое количество ни мало — создание социального напряжения в обществе и дискредитацию идеи потребительского кредитования. Неудивительно, что Тарико подтвердил «факт дискуссии с Генеральной прокуратурой ответственных соцвопросов, появившихся в ходе развития рынка потребкредитования», а его банк оперативно поменял правила займов, жертвуя собственной сверхдоходностью. Давайте посчитаем.

В соответствии с отчетности банка кредиты гражданам на 1 июля 2007 года составили 148,3 млрд рублей. Процентный доход по кредитам за первую половину года — 14,8 млрд рублей, а комиссии по расчетным операциям, львиную долю которых составляют как раз операции кредитования, дали банку 15,4 млрд рублей. Так что речь заходит о утрата половины кредитных доходов.

Это — при с «Русским стандартом», а в целом, по оценке аналитиков, поступления от штрафов и комиссий дают фаворитам русском кредитной розницы от трети («Ренессанс Капитал», Кредит Европа Банк) до 50—60% («Хоум Кредит», Инвестсбербанк, «ТРАСТ») доходов от потребкредитов. 

«Рынок потребительского кредитования вступил в новую фазу собственного развития», — сказано в заявлении Тарико. Тут он, непременно, прав. За рекомендательным письмом Центрального банка, что предписал всем банкам раскрывать действенную ставку (ЭПС), другими словами настоящую «цену» кредита, показались люди в погонах и формулировочка «создание социального напряжения».

Значит, каждые фокусы с прописыванием небольшим шрифтом в кредитных соглашениях ежемесячных рабочих групп либо же по большому счету отсутствием всяких упоминаний о дополнительных платежах кончились. «Я уверен, что остальные участники рынка присоединятся к нашим инициативам и будут совместно с нами совершенствовать рынок потребкредитования», — последняя фраза заявления Тарико.

Наряду с этим через чур сильный «нажим» власти может стать причиной нестабильности, считают наблюдатели. Отечественные борцы с банковскими злоупотреблениями по традиции зашли слишком далеко.

В частности, у наблюдателей приводит к нервному смеху попытка вынудить банки по большому счету отказаться от штрафов и пеней за просрочку. «Требование не взимать штрафы за просрочку противоречит сути и существу кредитования гражданских сделок по большому счету, — говорит Валерий Торхов, зампредправления банка «Авангард». — В случае если банкам отказать в праве взимать штраф за просрочку, это приведет к тому, что ставка по кредиту не будет зависеть от срока кредита. Разглядим вопрос с другой позиции: потребитель делает вклад в банк, а банк произвольно откладывает срок возврата вклада и выплаты процентов. Разве такая обстановка обычна?»

Главный управляющий по услугам и розничным продуктам ММБ Алексей Аксенов приводит в полной мере конкретный пример: «Представьте себе, что вы одолжили кому-то большую сумму денег и договорились, что данный человек будет вам ее возвращать в течение 10 месяцев по 10% суммы. Вы рассчитываете на эти средства и ожидаете их получения в срок, но ваш заемщик выплачивает то 30% через три месяца, то 20% через два, то по своим обстоятельствам момент платежа, по причине того, что ему так эргономичнее. Вам это понравится?»

С обоими банкирами согласен и Иван Лебедев, шеф управления потребкредитования «ВТБ 24». Он вычисляет идею отказа от штрафных санкций абсурдной и напоминает, что отсутствие штрафов спровоцирует злостных неплательщиков еще больше уклоняться от возврата кредита, что «увеличит системные риски финансовой системы в целом».

Штормовое предупреждение

«Активизация деятельности по санации банкинга в то время, в то время, когда в мире развиваются процессы, талантливые перерасти во всемирной банковский кризис, может стать обстоятельством российского банковского кризиса. Как минимум — наподобие «мини-кризиса» 2004 года», — вычисляет Максим Осадчий, аналитик компании «Антанта Капитал». Осадчий, но, обращает внимание, что действия силовых органов менее агрессивны, чем имели возможность бы быть: «Нет ни «маски-шоу», ни штрафов, а предписания, каковые приняли по отношению к этому банку, по сути, отеческое порицание, на которое банк отреагировал в духе «я больше не буду».

Однако опасность кризиса остается. Последние года полтора перед русским банкингом маячит «корейский синдром», в то время, когда персональный дефолт 13% заемщиков стал причиной денежному коллапсу национальной финансовой системы. В Российской Федерации, как мы знаем, количество неплатежей возрастает в среднем в два раза стремительнее, чем количество выданных населению кредитов.

А вдруг учесть, как глубоко российские банки заплыли в кредитное море, обстановка складывается нервная (см. таблицу). Наряду с этим принципиально важно подчернуть, что в Российской Федерации риск подобного сценария существенно выше. Сверхдоходность потребительского кредитного рынка неспешно превращает российский банкинг в монопродуктовую совокупность, основная задача которой — только ростовщичество с населения.

Для справедливости увидим, что в ростовщичестве отечественных банков частично виноваты сами россияне, каковые готовы массово брать кредиты под неслыханно большие для Запада проценты. Все это стало причиной тому, что сейчас на Западе желающих поиграть в русскую кредитную пирамиду предостаточно. В следствии мы замечаем «парад-алле» тяжеловесов мирового денежного рынка.

Кроме того что часть чужестранцев в капитале отечественной финансовой системы уже более 20%, российские банки сами выстроились на Западе в очередь за финансированием.

Одним из самых актуальных инструментов внешних заимствований стала секьюритизация кредитов. Завлекать деньги под долги — это в полной мере по-русски, решили отечественные финансисты, открывая сезон охоты за секьюритизационными сделками. Итог впечатляет: за два года секьюритизацию совершили Росбанк, «Русский стандарт», «Альянс», «Хоум Кредит», Альфа-банк, ВТБ, МДМ-Банк, Райффайзенбанк.

В текущем году о намерении секьюритизироваться заявили Москоммерцбанк, «ДельтаКредит», Банк Москвы, а Русский и «Росбанк стандарт» вознамерились идти «за добавкой». Секьюритизационные обязательства русских банков перед западными инвесторами уже составили около $2,5 млрд, к Январю они смогут вырасти до $4 млрд.

Еще одна «фишка года» — синдицированные еврооблигации и кредиты. Сообщений о взятых русскими банкирами синдицированных займах — десятки. Практически несколько дней назад о привлечении «синдикации» заявили «Хоум Кредит» (на сумму 265 миллионов евро) и УРСА Банк ($225 млн). Один лишь ВТБ заявил о новых заимствованиях на мировом денежном рынке на сумму около $10 млрд.

А аналитики предрекают, что внешние заимствования русских банков выходят на уровень $40—60 млрд каждый год.

С позиций бизнеса заимствования для того чтобы количества — несомненный успех. А вот с позиций стратегии развития страны… Сравнительно не так давно на классической Северо-западной банковской конференции в Санкт-Петербурге президент Ассоциации русских банков Гарегин Тосунян увидел: «Люксембург на данный момент — второй по количеству инвестор в Россию.

Это заставляет задуматься».

Сценарии дефолта

Попытаемся спрогнозировать, что может привести к финансовому кризису в Российской Федерации, исходя из ситуации . Начнем с главного: главной кит, на котором держится отечественная финансовая система, — это рефинансирование на базе внешних заимствований. Само по себе — ничего ужасного, сообщит любой экономист, но сущность в том, что «цена вопроса» Россией полностью не контролируется.

Все отечественные заимствования привязаны к ставке LIBOR, другими словами регулируются конъюнктурой западных денежных рынков. Ставка рефинансирования ЦБ на этом фоне выглядит легко декоративным аксессуаром, ничего общего с подлинным положением дел на рынке рефинансирования не имеющим. Залихорадит западный денежный рынок — у России просто не будет инструментов как-либо оказывать влияние на обстановку.

Второй фактор: стремительный рост количеств присутствия чужестранцев в русском банковской совокупности ставит ее в полную зависимость от обстановки на мировом банковском рынке. Русские «дочки» чужестранцев сильны тылом — недорогими деньгами материнских структур. Как поведут себя «дочки», в случае если «мамаш» залихорадит — непредсказуемо.

И наконец, третий пункт. Отечественное государство ни в простой, ни в форс-мажорной обстановке не готово стать мегакредитором собственного денежного рынка. Более того, при «долгового кризиса» под ударом окажутся как раз национальные и квазигосударственные корпорации, в этот самый момент уж будет не до рынка в целом — казенную бы часть спасти. 

Таблица 1 Скорость увеличения количеств русских заимствований на Западе (%)

 

Год

Корпоративные заемщики

Финсектор

Совокупный корпоративный долг русских компаний перед западными кредиторами ($ млрд)

из них кредиты ($ млрд)

Совокупный долг русском финансовой системы перед нерезидентами ($ млрд)

Из них в виде кредитов ($ млрд)

2000

21,5

15,7

7,7

2,7

2001

22,4

15,5

9

2,6

2002

23,9

16,1

11,3

2,9

2003

33,8

24,8

14,2

5,3

2004

55,1

40,5

24,9

12,9

2005

125

98,7

50,1

34,5

2006

159,9

116,7

101,2

67,8

2007

184,5

134,4

110,4

74,4

Источник: эти ЦБ.

 

 

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

  • Продам долги за рубежом недорого

    Секьюритизация собственных активов для русских банков из разряда экзотики переходит в область простой практики. // Наталья Логвинова. Банковское…

  • Банковского кризиса в россии нет и не было

    Юрий Зеленский: «Имеется неприятности с межбанком и заимствованиями на внешних рынках. Но стабильности совокупности это не угрожает». // Анастасия…

  • Опасная игра

    Семь «желтых карточек» российского банкинга. // Ян Арт. Издание «Профиль» 7 июля 2008 года За прошлый рабочий сезон на отечественном денежном рынке…

  • Последние тенденции на рынке труда в банковском секторе

    Финсектор есть одним из самых уязвимых и зависимых от политико-экономической ситуации в мире и стране. Андрей Захаров, глава департамента «Executive…