Райнхард крумм: российский бизнес и правила приличия

      Комментарии к записи Райнхард крумм: российский бизнес и правила приличия отключены

Райнхард крумм: российский бизнес и правила приличия

Нурия Фатыхова Журналист, Москва

Чем отличается европейский бизнес от русского? Может ли развалиться экономика ЕС, и что делать с эмигрантами? Ответы в интервью Фридриха Эберта.

Немец Райнхард Крумм известен не только как руководитель и политолог российского бюро фонда им. Фридриха Эберта, но и как создатель самой первой (в бывшем Советском Альянсе и в Европе) биографии Исаака Бабеля. Это книга, само собой разумеется, о драматичной, ужасной судьбе писателя.

Но через отдельные факты Крумм обрисовывает и не меньше драматичную политическую и экономическую воздух раннего и позднего СССР, в котором зарождался менталитет новой России.

Что смущает Европу в нынешней русском действительности? Чем отличается европейский бизнес от русского? Чего ожидает Европа от предпринимателей и российских политиков?

В интервью Executive.ru господин Крумм делится собственными представлениями о непростых отношениях Европейского Союза и России.

Executive.ru: Европа быстро расширяется. Но расширяется и «пропасть» между богатым проблемным югом и Севером. Как она громадна на данный момент?

Райнхард Крумм: Вы имеете в виду разрыв между Севером и югом? на данный момент Европейский союз – это 27 государств. В данной связи появляются сложности.

Нам сложнее, чем тогда, в то время, когда нас было лишь 12. Не смотря на то, что ЕС вспоминал как экономический альянс, ясно, что это было и политическое ответ.

Я не пологаю, что имеется какой-то громадный разрыв между югом и Севером. Да, мы имеем Грецию, но у нас имеется и Ирландия, которая находится на Севере. Легко дело в тех государствах, каковые не обращали внимание на дисциплину в экономике.

А на данный момент у них нет возможности исправить курс через девальвацию валюты, поскольку они находятся в зоне евро. Появляется сложная обстановка. Евросоюзу на данный момент нужно прекрасно поразмыслить, помогаем ли мы все-таки друг другу либо нет…

Изначально говорилось, что друг другу мы помогать не будем. Любая страна – сама по себе, как в рамках Европейского союза, так и в рамках Еврозоны. Но жить так как-то не весьма получается, тем более – на данный момент. Пол Кругман, нобелевский лауреат по экономике, сравнительно не так давно именно об этом и писал. Он писал, что В США обстановка в чем-то похожа на европейскую, но в том месте все самую малость несложнее, потому, что это одна страна. В Европе – не так.

У нас богатые страны задавались вопросами: из-за чего в европе по большому счету имеется бедные страны? Из-за чего они не смогут совладать с обстановкой?

Я не пологаю, что все дело в проблеме Севера либо Юга. Неприятность, возможно, в экономике ЕС (как со всем совладать?) и в идентичности. Имеется ли у нас европейская идентичность либо нет.

Executive.ru: Так имеется она либо нет?

Р.К.: Я не могу вам сообщить. В то время, когда все было удачно, в то время, когда мы все лишь начинали, мы об этом, об идентичности, толком не поразмыслили. Никто таким вопросом не задавался.

Мы полагали – это вопрос времени. Через пара лет у нас будет неспециализированная идентичность – все в порядке. Разумеется, это не совсем так.

Executive.ru: В случае если неспециализированная европейская идентичность так и не будет отыскана, к чему это может привести?

Р.К.: Если не окажется… Кто-то уйдет из территории евро. И это позовёт весьма важные последствия. Нам нужно уже на данный момент поразмыслить, необходимы ли нам такие последствия либо нет.

Я считаю, что из евро территории уходить не нужно.

Executive.ru: Из-за чего?

Р.К.: Во-первых, последствия будут, и, быть может, весьма нехорошие. Они непредсказуемы. Во-вторых, это финиш мечте о единой Европе.

Executive.ru: Дали ли беспокойства в арабским мире, связанные не в последнюю очередь с экономической обстановкой, предлог Европе задуматься о собственном развитии?

Р.К.: В самом арабском мире изменяется очень многое. Особенно в тех государствах, каковые имели связи с колониальными режимами Великобритании и Франции. Кто считал, что господин Мубарак уйдет, что будет с господином Каддафи.

Но, однако, я не вижу в данной ситуации ничего для того чтобы, что имело возможность бы вынудить Европу что-то поменять.

Executive.ru: Какой может стать Европа через десятилетие?

Р.К.: Имеется два варианта. Первый: все остается как имеется, мы совместно пробуем, постараемся решать неприятности. Второй: какая-то страна все-таки решится сообщить: нам это больше не нужно, мы уходим. В случае если это будет маленькая страна либо страны, то, я считаю, – это не беда. Возможно, они на данный момент уйдут, но позднее, через пара лет, возвратятся. А вдруг кто-то из громадных государств выйдет из альянса… – это совсем вторая неприятность.

Но я на данный момент таковой тенденции не вижу. Думаю, мечта о единой Европе еще существует, все желают быть совместно. Важного беседы о том, что Франция либо Германия смогут выйти из Альянса, – до тех пор пока нет, по причине того, что другого варианта существования у нас также нет.

Executive.ru: Германия – один из гигантов европейской экономики? Что теряет, а что приобретает ваша страна в связи с усиливающимся кризисом Европы?

Р.К.: Германия взяла и приобретает много от Европейского союза. Оборот товаров у нас происходит через ЕС. Кризис – у государств, каковые не весьма придерживаются дисциплины в экономическом смысле.

У Германии совсем второй подход. Может, подходы к управлению экономикой Португалии и Испании через чур свободные, а, может, отечественный подход – через чур дисциплинированный. В случае если мы в ЕС, то, все-таки, стоит поискать неспециализированный язык, трудиться совместно, не стремиться, дабы целый ЕС был, например, как Германия. Этого не окажется. До сих пор Германия имеет хорошую пользу от членства в ЕС и в Еврозоне.

Исходя из этого в том месте, другими словами в Германии, не появляется идеи выхода из ЕС. Отечественный рост на данный момент возрастает. Мы думаем, что Германия – это двигатель ЕС, и сохраняем надежду, что у других стран будет такой же потенциал. Не смотря на то, что это сверхсложный вопрос.

Так как не все в ЕС зависит от ЕС, многое зависит от глобальной политики. И осуществлять контроль это нереально.

Executive.ru: Какова эластичность германской экономики в связи с стоимостями на нефть и газ?

Р.К.: Мы через чур от них зависим, и замечательно знаем об этом. У нас нет нефти и газа. Мы все импортируем. Чем выше цены на газ, тем дороже отечественные продукты.

Раньше это было бы легче для Германии, поскольку уровень борьбы в мире был другой. на данный момент соперники Германии – это Китай, другие большие государства. Я не могу вам на данный момент сообщить, имеется ли какой-то приемлемый для нас потолок стоимости одного бареля нефти и газ, по окончании которого по большому счету нереально жить стране. Неизменно имеется, возможно, возможность минимизировать прибыль, все по стоимостям до увеличения цены нефти, но прибыль будет меньше. Но так не имеет возможности длиться неизменно.

Эластичность, в каком-то смысле, имеется. Но имеется и ограничения.

Executive.ru: Провалилась ли политика мульти-культи в Германии?

Р.К.: Для Германии иммиграция – это в один момент не совсем новое и все-таки новое явление. До войны и сразу после войны никто не желал жить в Германии. У нас, как вы понимаете, не было колоний, как у Великобритании и Франции, у нас не было людей, к примеру, из Индии либо Пакистана. По окончании войны появилась весьма непростая демографическая обстановка, в то время, когда численность самих немцев очень сильно сократилась. Мы в первый раз начали приглашать людей из за границы, из Турции.

на данный момент же в Германии большое количество эмигрантов из различных государств, среди них и из России. У нас была такая мечта, что мы будем нормально жить дружно. Но так не вышло. Желаю подметить, что это была не официальная политическая линия.

Это было предложение партии Зеленых. Мысль, вправду, звучит отлично. Но, разумеется, что мультикультуризм дается не просто. Основная задача: в случае если новые люди приезжают и остаются, то жить они должны как раньше, в рамках собственной ментальности, либо, все-таки, ассимилироваться. Политики сначала думали, что все будет прекрасно, они ассимилируются и превратятся в немцев (в принципе, как в Америке). Но в Европе – все по-второму. Имеется те, каковые, вправду ассимилировались. Вопросов нет.

Но имеется и такие, кто сообщил «да, мы живем в Германии, но, все-таки, мы другие: турки либо кто-то еще». Исходя из этого в Берлине либо в Гамбурге имеется улицы, где не видно, в какой стране вы живете.

Executive.ru: Лишь ли в этом состоит неприятность политики мульти-культи?

Р.К.: Я не пологаю, что проект мульти- . В эру глобализации все медлено идет дальше. Мы не можем сообщить – все, больше никакой миграции в Германию!

Вопрос в подходе, что мы выбираем. Подход полной свободы: как-то что-то окажется. Либо второй подход: у нас такие-то и такие законы, то-то и то-то мы ожидаем от мигрантов (они должны знать немецкий язык: да либо нет; они должны уважать германские законы: да либо нет). Это все нужно как-то выяснить.

Уже не время закрывать границы. Это нереально. У нас будет больше и больше эмигрантов. Эта новость очевидна, все мы это в далеком прошлом знаем. Кстати, в Российской Федерации – также самое. В Российской Федерации и Германии, по большому счету в Европе, рождаемость низкая. Мы желаем, дабы другие приезжали и трудились у нас. Вопрос: кого мы желаем у себя видеть: высококвалифицированных либо несложных рабочих?

Все-таки Америка до сих пор остается весьма хорошим примером.

Executive.ru: В случае если утрировать обстановку с Ливией. Готова ли Германия принимать беженцев из неспокойных сейчас государств? К этому ее призвала Amnesty International.

Р.К.: Первая реакция, возможно, будет отрицательной, по причине того, что неясно – как быть дальше. Вторая реакция – какой-то процент мы сможем принять, непременно. Сложно, само собой разумеется, сложно…

Executive.ru: Из-за чего русские предприниматели, олигархи (Олег Дерипаска, Алексей Мордашов, Рустам Аксененко) терпят неудачи в Германии? Все прекрасно – лишь у Газпрома.

Р.К.: Газпром удачен России и Германии. Мы приобретаем газ, это ясно. Другие предприниматели – не знаю.

Пологаю, что рынки в Германии (Европе) и России резко отличаются. В Европе, в Западной Европе, скажем так, все предприниматели (это достаточно несложная вещь) все-таки зависят в большой степени от рабочих, от профсоюзов и т.д. Такие резкие ответы, какие конкретно по большей части принимаются в Российской Федерации, в Западной Европе – неосуществимы. И данный факт тяжело осознать русскому предпринимателю, олигарху, вычисляющему – я все могу.

Помимо этого, имидж русских предпринимателей, тех, кого вы назвали, достаточно неоднозначный. на данный момент мы полагаем (50 лет назад – это было в противном случае), что предпринимателю неприлично при огромной личной прибыли не инвестировать средства в оборудование, заработную плат сотрудников. Как такое по большому счету вероятно? Нам это очень сложно осознать. Исходя из этого в отношении русского бизнеса у европейцев очевидно чувствуется огромная сдержанность, я бы кроме того сообщил, осторожность. Но это временно.

В случае если в Российской Федерации имеется средний бизнес и малый, желающий экспортировать продукцию либо услуги на Запад, то у них будет, само собой разумеется, меньше неприятностей. Это, непременно, неизменно нам весьма интересно.

Но, по большей части, русские предприниматели, появляющиеся на Западе, связаны с нефтью, газом, может, со сталью либо алюминием (как у Дерипаски). А тех, кто создаёт обычные товары для конечного потребителя, не знаю, компьютеры, например, – таких мало.

Executive.ru: В Германии небольшой бизнес начинается весьма удачно. Что этому содействует?

Р.К.: Для среднего и малого бизнеса очень принципиально важно существование правового страны, в то время, когда имеется политики, каковые не зависят от нескольких человек. Одним словом, в то время, когда имеется народовластие. Еще – наличие весьма сильных профсоюзов. Принципиально важно, дабы все это трудилось совместно.

Тогда у предпринимателей имеется шанс развиваться. Они не зависят от какого именно бы то ни было необычного ответа национального органа, либо решения судей. У нас это также не редкость, но достаточно редко.

Государство поддерживает бизнес, потому, что в Германии экономика зависит по большей части от среднего и малого бизнеса, а не от громадных фирм, как ни необычно.

Само собой разумеется, громадные фирмы – это также прекрасно, принципиально важно. Но все-таки отечественная экономика базируется на среднем и малом бизнесе, которому необходимы какие-то условия, каковые в Германии имеется. Но у нас имеется и бюрократия.

Я уверен, что в Америке с этим намного легче. Но все-таки…

средний момент: бизнес и Второй малый постоянно предлагают выпуск таких товаров, каковые увлекательны населению. Не только в Германии, по большому счету. Они пробуют искать для себя новую нишу, что-то новое, дабы привлечь потребителя.

Создать то, что другие еще не придумали, не сделали. Данный постоянный поиск чего-то нового и факторы, о которых я упомянул выше, растолковывают, из-за чего таковой тип бизнеса в Германии достаточно успешен.

Executive.ru: Что смущает Европу в сегодняшней Русском действительности?

Р.К.: В каком-то смысле я уже ответил на данный вопрос. Смущает, возможно, непредсказуемость внешней политики, по причине того, что внешняя политика во многом зависит от внутренней. А внутренняя политика зависит от нескольких человек… Да, возможно заявить, что на протяжении иракской войны также самое было в Соединенных Штатах, и в истории Германии такие обстановки случались довольно часто, как вы замечательно осознаёте. Но сейчас все уже в противном случае. Что касается России, у большинства сохраняется неопределенность.

Мы не знаем, что будет у вас на следующий день, на какую сторону перейдет Российская Федерация. Сейчас все в порядке, а на следующий день внезапно… – и что-то не так.

Второе – громадный социальный разрыв между бедными и богатыми. Да, в Китае это имеется, в Соединенных Штатах – также имеется. Возможно, мы от России большего, потому, что Российская Федерация, в определенном смысле, была когда-то социальным страной.

на данный момент же – нет. Российская Федерация богатая страна. Но этого не видно, в особенности в регионах. Не смотря на то, что, отмечу, что в том месте происходят хорошие трансформации.

Еще раз повторюсь – в глаза кидается громадный разрыв между бедными и богатыми. Вот это весьма сложно осознать в Европе.

Фото: facebook.com

Кроме этого смотрите:

Давос: ищите таланты перед новым кризисом

Дмитрий Быков: «Мешают все, не оказывает помощь никто»

Михаил Прохоров: «Я не привык опускать руки. Трудиться нужно»

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: