Сергей радченков: «связной банк – это что-то инопланетное»

      Комментарии к записи Сергей радченков: «связной банк – это что-то инопланетное» отключены

Глава Связного Банка.

Сергей радченков: «связной банк – это что-то инопланетное»Досье Bankir.Ru. Сергей Радченков. Появился 12 июня 1968 года в Ленинграде.

В первой половине 90-ых годов двадцатого века окончил Столичный национальный пединститут по профессии «Физика», во второй половине 90-ых годов двадцатого века прошел опытную переподготовку в Столичном энергетическом университете.

В 1993–1996 годах трудился в отделе передачи отчётности управления и информации учёта банка «Балчуг». В 1996–1997 годах Радченков был начотделом операционного обслуживания управления по работе с клиентами Общероссийского банка развития регионов, а после этого возглавил отделение «Никитское» Банка Москвы. В 1999–2003 годах – помощник главы Абсолют Банка.

В 2003–2006 годах – помощник главы Экспобанка. В 2006–2010 годах – глава Экспобанка (позднее – Барклайс Банка).

— Связной Банк стал собственного рода знаком. По окончании продолжительного бодания хороших банков и операторов мобильных платежей на тему, кто в праве прикасаться к деньгам, внезапно на рынке появляется Связной Банк. Это что – «отечественный ответ Чемберлену»?

— Возможно, это в основном сочетание варяга с инопланетянином. Из-за чего? По причине того, что варяг – это тот, кто пришел извне, плывущий что-то завоевывать, а инопланетянин – это инопланетянин, носитель непонятной миссии, но не обязательно агрессивный завоеватель.

Мы пришли как инопланетяне, но отечественная миссия понятна. Мы не планируем ни с кем вести войну, мы пришли трудиться.

Да и для меня самого Связной Банк – это что-то инопланетное, в хорошем смысле слова. По причине того, что для того чтобы проекта в моей практике не было. И тем более приятно, что он получается. Годом ранее про Связной Банк не было человека, кто знал в принципе.

А на данный момент на конференциях банки, на каковые мы тогда наблюдали снизу вверх, уже ставят нас в собственные презентации как пример новых моделей развития банковского бизнеса, инновационных банковских ответов. И это мне весьма приятно, признание сотрудников по цеху дорогого стоит. По большому счету, страно, что такие проекты не выстрелили раньше.

Мы превосходно понимаем: Связной Банк – проект необыкновенный для русского банковского бизнеса, но делать все нужно весьма скоро, по причине того, что отечественные ответы лежат на поверхности, и рынок будет их применять. Нужно быть на данный момент намного стремительнее рынка.

— не забываю реакцию собственных сотрудников – денежных журналистов на появление Связного Банка. Реакция была весьма хорошая, кроме того радость была от того, что приходит со стороны одной из самых динамичных отраслей страны новый игрок. И надежда: «Он на данный момент нам всем продемонстрирует».

А на данный момент, практически год спустя по окончании вашей громкой презентации, возможно сообщить: что именно вы продемонстрируете?

— Мы уже продемонстрировали, что один продукт может сочетать в себе качества нескольких. И модель для того чтобы продукта будет одинаково удачной как для банка, так и для клиентов. Мы в одной собственной карте свели воедино то, что в том либо другом виде уже было у других игроков, но не находилось на рынке «в одном флаконе». Во-первых, мы заявили о том, что готовы платить громадные проценты на остаток средств на текущих квитанциях по карте, причем по верхней границе рынка.

Во-вторых, карточку (у которой возможно и кредитный функционал) мы стали выдавать в присутствии клиента, успевая за 25 мин. прогнать его анкету через скоринг и бюро кредитных историй. В-третьих, данный продукт возможно оформить в 2500 центрах сотовой связи «Связной» по всей России, – а таковой сети дистрибуции позавидовали бы многие банки, каковые трудятся уже не первый год.

В-четвертых, выдаваемые карты привязаны к одной из наибольших в Российской Федерации программ лояльности «Связной-Клуб», партнерами которой являются более сорока компаний. По данной программе клиенты банка смогут накапливать баллы и приобретать за них скидки в магазинах «Связной» и у партнеров программы. Наконец, по отечественным картам личные средства возможно снимать без рабочей группы в любом банкомате страны (в случае если снимать тысячу рублей и более).

Это реально банковский «хит», свойство карты, которое больше всего нравится отечественным клиентам. Собственную сеть банкоматов мы бы выстраивали продолжительно, исходя из этого мы пошли как раз таким методом: предоставив клиентам возможность пользоваться для снятия наличных любым банкоматом.

на данный момент отечественная главная задача – улучшить уровень качества сервиса. Мы всегда проводим обучающие мероприятия для персонала банка, тренинги для менеджеров по денежным услугам сети «Связной» и сотрудников отечественных собственных контор. Кстати, формированию сети собственных отделений мы также будем уделять внимание, открывая конторы нового формата – с дружелюбной атмосферой и привлекательным дизайном.

У нас до тех пор пока мало собственных отделений в новом формате – в новом формате мы их до тех пор пока открыли только три (всего у нас их восемь).

— А где они?

— Одно в бизнес-центре «Омега-Плаза» в Москве, где находится главный офис отечественного банка. Еще два – в Екатеринбурге и Воронеже. Остальные отделения – это ребрендированные конторы Промторгбанка (на базе которого был создан Связной Банк).

Мы, само собой разумеется, собачьих мисок для клиентов с псами пока не ставим, как это делает MetroBank в Лондоне. Но мы стараемся довольно много внимания уделять как раз дизайну, атмосфере в отделения – движемся в сторону отсутствия перегородок, закрытых территорий обслуживания, дабы не было этих окон-«амбразур», разделяющих менеджеров и клиентов.

Никто не входит в банковское отделение « », какие конкретно в том месте новые продукты показались у банка. Визит в банк сейчас – это следствие необходимости. А в магазины «Связной» люди довольно часто заходят просто взглянуть на новинки техники.

У меня самого, к примеру, слабость к новым гаджетам, я неизменно в том направлении захожу взглянуть, что нового показалось… «А кто заявил, что это норма?» – поразмыслили мы. Из-за чего не создать банковский офис, в котором людям будет весьма интересно, в котором нет всей данной тяжелой банковской атрибутики, а имеется приветливая воздух, качественный дизайн, простые и человеческое общение и внятные продукты? Так что для нас на данный момент стоит задача номер один – создать такую сеть.

Один из главных показателей эффективности в отечественной совокупности мониторинга – именно вывод клиентов по поводу отечественного обслуживания. Мы желаем осознать, как «небанковский» подход действен в банковском деле.

— Как удалось корпоративную культуру группы компаний «Связной» увязать с традициями Промторгбанка, что был приобретён и перевоплощён в Связной Банк? Либо вы, по сути, брали лишь лицензию?

— Промторгбанк был только корпоративным банком. И в данной части мы попытались все сохранить. Корпоративные клиенты фактически все остались. Мы выделили отдельный корпоративный блок, попытались сохранить тут классическую культуру, которая была в Промторгбанке, и нам это удалось. Что касается розницы, то тут пришло пара различных команд.

Пришла команда людей, каковые занимались розничными проектами в других банках. Пришла команда людей из ГК «Связной». Осталась команда экспертов Промторгбанка.

Оказалась совсем новая кросс-культура. И она, на мой взор, весьма органично в банковскую среду встроилась. Не смотря на то, что это культура «без галстуков».

По большому счету мы с самого начала хорошо сотрудничаем с ГК «Связной» – по логистике, технологическим процессам. И никакого дискомфорта в отечественном общении не было и нет.

— Однако, для вас, кадрового банкира, не было вследствие этого какой-то ломки?

— Для меня лично – нет. По причине того, что я в «параллельной судьбе» занимаюсь музыкой и литературой. И дух, что прививает своим сотрудникам «Связной», мне весьма понятен и близок… На мой взор, какие-то совсем не значительные перестройки, адаптации, само собой разумеется, были, но не болезненные и весьма конструктивные.

— И чему, на ваш взор, банкиру стоит поучиться у оператора сотовой связи?

— Скорости. Скорости принятия ответов, скорости всех бизнес-процессов, отсутствию бюрократии. Банкинг таков, что сама жизнь плюс требования регуляторов заставляют его неспешно обрастать бюрократией. Но у нее не редкость здоровая часть, а имеется – нездоровая.

Культура группы компаний «Связной» нездоровую часть бюрократии отсекает совсем.

— Но вы же не имеете возможность отменить, к примеру, отчетность…

— Вот это именно не мешает. По причине того, что в принципе она, отчетность, живет собственной судьбой. Отчеты формируются, регуляторам сдаются. Нездоровая часть банковской бюрократии – это вовсе не отчетность!

Это в то время, когда люди в компании начинают обрастать процедурами, которых не требует ни регулятор, ни легко здравый суть. Запускается «согласовательно-бюрократическая» махина.

— Нам в работу продаж иногда позванивают из одного весьма большого и известного банка. И информируют: на договоре с Bankir.Ru уже поставили шестую визу, осталось еще семь. Честно говоря, мы данный договор в далеком прошлом прекратили учитывать в собственных денежных замыслах, а сами звонки принимаем как предлог для радости…

— Вот с этим мы и боремся. По причине того, что нам нужно весьма скоро принимать решения и с позиций инвестиций, и с позиций отечественных рекламных ходов. Бюрократия для нас легко губительна.

— Два банка – ваш и «Открытие» – последний год стягивают на себя банковские кадры. На вас обижаются? Что завлекает людей?

— на данный момент окажется, что я хвастаюсь… В действительности, у нас увлекательная работа, и многие кандидаты, с которыми мы видимся, желают прийти трудиться в Связной Банк как раз исходя из этого. Я сам довольно часто задаю соискателям вопрос: «Из-за чего? Вы трудитесь в глубокоуважаемом, большом банке…».

Мне отвечают: «Весьма интересно. У вас все деятельно начинается, вы быстро вышли на рынок, мы видим, что ваш банк новаторский, технологичный, стремительный, «неожиревший»… Эти вещи людей реально завлекают. По причине того, что с позиций заработной плата мы вряд ли принципиально выше рынка.

Мы предлагаем хорошие условия, но у нас большинство еще завязана на бонусирование и на успешность проектов. Фактически, целый банк на данный момент трудится так, что у всех имеется KPI, и от них зависит бонусная часть. Не от прибыли, а от личных либо командных удач.

— Вычислять KPI – это не лишняя бюрократия?

— В том месте все легко. Весьма ясные показатели. В случае если это количество открытых отделений, то оно и считается конкретно.

У рисковиков, к примеру, это отсутствие более больших, чем планировалось, списаний и резервов. Мы говорим людям, что готовы платить деньги, не жадничать, имеется лишь определенный показатель, что нужно будет делать…

— Первый год работы Связного Банка – каковы итоги? Не в цифрах, а в том, как удалось все то, что вспоминало?

— По большей части удалось. Единственное, что мы пересмотрели – это количество открываемых в текущем году отделений. Сделали вывод, что отечественный ресурс синергии с сетью группы компаний «Связной» до тех пор пока еще не исчерпан. Во всем остальном мы отечественные замыслы лишь повысили. Причем значительно. У нас был момент, в то время, когда мы выдавали карточки безвозмездно. Позже стали выдавать на платной базе. Делали это не из жадности, а чтобы выдавать карточки как раз тем, кому они необходимы.

И у нас сходу увеличился «средний чек», средний кредитный лимит вдвое. Утилизация кредитных лимитов стала также многократно больше. Выдали более чем 600 000 карт. Это весьма хорошие показатели.

По розничным активам мы приблизились к TOP-100, а были в конце второй много практически полгода назад.

— Каковы по большому счету амбиции «Связного»? Войти в TOP-30?

— Мы планируем среди частных банков войти в 2014 году в ТOP-40 по величине активов, а по портфелю «пластика» – в TOP-5. И в принципе темп, с которым мы движемся, адекватен этим замыслам а также опережает их. Корректировки на микроуровне имеется, но глобально ничего не изменяется.

— Я со многими банкирами обсуждал одну тему, очень много говорили о ней с Николаем Сидоровым из Абсолют Банка. Это тема будущего «пластика». Пример из практики уже упомянутого Абсолюта. У меня от этого банка – пять карт. Сама VISA, карта с напоминанием телефонов банка, карта прилагающейся интернациональной страховки, карта Интернет-банкинга, а сравнительно не так давно еще показалась карта – пропуск в VIP-сектор. А кошелёк у меня один и ему весьма не легко.

И карманы на джинсах протираются… Целый карточный бизнес чисто технически делается безумно неудобным для клиента. И вот я задаюсь одним и тем же вопросом: имеется шанс прийти к одной карте на все случаи судьбы?

— Пологаю, что к этому непременно придем. Причем, возможно, первым шагом к единой карте будет развитие разработки NFC, все, что связано с бесконтактным эквайрингом и соединением функций карты с телефоном. В том направлении, в принципе, западный рынок движется, и отечественный движется.

Мне думается, это весьма перспективное направление, не смотря на то, что, само собой разумеется, весьма дорогостоящее с позиций инфраструктуры. Но в то время, когда к этому придут, все будет в одном сотовом телефоне.

— А риски?

— Десять-двадцать лет назад многие риски, каковые были связаны с карточными операциями, были неизмеримо выше. Но уровень защиты растет. А риск физической утраты однообразен и для карты, и для кошелька, и для телефона.

— А универсальный кобрендинг, в то время, когда клиент банка сам сможет выбирать, кто ему нужен в качестве сопартнера, на ваш взор, вероятен?

— До тех пор пока, вправду, тут тупик. Имеется толстый буклет с перечислением партнеров по кобрендинговым программам, но узнается, что в действительности тебе нужен один, максимум – два из них. И до тех пор пока банк не имеет то количество клиентов, каковые занимательны вправду большим компаниям, с ним никто на эту тему говорить не желает. Имеется еще неприятность эксклюзивности кобренда.

В то время, когда, к примеру, вы трудитесь с большими компаниями, а она хочет быть вашим эксклюзивным партнером и не желает входить в программу, где уже кто-то имеется. Эта неприятность будет еще весьма долго, на мой взор. По причине того, что не все компании в принципе знают, для чего им все это необходимо по большому счету.

Кто-то в далеком прошлом уже осознал, что программа лояльности – это удержание клиентов, а кто-то, к примеру, еще не понял этого полностью.

— Понимаете, я реально почувствовал весомую пользу от собственной карты, в то время, когда в супермаркетах стали давать скидки. Вот он – вменяемый аргумент, из-за чего я плачу банку за «платину»…

— Но многие компании по большому счету предпочитают трудиться с программами лояльности без банков. Технически так как процесс делается значительно несложнее. Грубо говоря, в супермаркете тебе дали карточку, на которой написано наименование компании, и ты приобретаешь скидку.

Для чего необходимо больше? Легко и с позиций законодательства. Многие компании начинали трудиться с банками, а позже потихонечку скатывались снова на независимые программы. Они желают стремительным методом собрать клиентскую базу и исходя из этого идут более несложным методом. И не всегда понимают, что долговременная польза от совместной с банком программы выше на порядок.

От этого весьма многие программы страдают, по причине того, что не приобретают той денежной эффективности, которую своим партнерам способен предложить банк.

— Возвращаясь к теме мобильных платежей и банков – ваша оценка обстановки за год?

— Мне думается, это сверхсложный процесс, если он завершится красиво – это будет здорово. Сам факт, что показался закон о национальной платежной совокупности, радует. Посмотрим, во что это выльется на практике.

— Наблюдаем, не создадут ли операторы сотовой связи новые банки?

— Думаю, да. Это на поверхности лежит.

— А что в таком сценарии делается главным причиной? Наличие сети отделений? Типа: у нас до черта отделений, из-за чего бы нам не создать банк?

На вашем примере: чем несколько компаний «Связной» понадобилась Связному Банку?

— Первое, чем понадобилась – это, само собой разумеется, огромная сеть точек продаж. Второе – в том месте трудятся четыре с лишним тысячи человек, каковые имели опыт продажи денежных продуктов. Исходя из этого тут мы сразу же вышли на обкатанную дорогу. Точки имеется, люди имеется, совокупность их обучения с тренерами имеется…

Третий момент – это IT-технологии, вся логистика, вся дистрибуция, начиная от рекламных материалов и заканчивая программой лояльности «Связной-Клуб». Из-за чего мы смогли предложить лучшие условия клиентам? По причине того, что мы на инфраструктуру не тратились.

У нас она фактически вся была. Фактически, возможно, вот это самый большой плюс…

— Из-за чего в этом списке вы бренд не назвали?

— Бренд – это не плюс либо минус, это факт. С одной стороны, его не нужно раскручивать. Бренд «Связной» воспринимается людьми как весьма дружелюбный и достаточно стильный. В общем – приятный (радуется).

И, само собой разумеется, для банка это большой плюс. С другой – перед нами на данный момент стоит задача позиционирования как раз бренда Связного Банка. По причине того, что людям до тех пор пока тяжело различать банк и салоны связи.

Необходимо четкое позиционирование банка, тем более, что у группы компаний и у банка – одинаковая целевая аудитория.

— Интернет-банкинг в ваши замыслы входит?

— У нас это один из приоритетов. Разработка всего дистанционного банковского обслуживания выделена в отдельный блок. Думаю, это наиболее значимое направление. Мы на данный момент в том направлении довольно много инвестируем и трудимся над увеличением удобства и функциональности применения Интернет-мобильного банка и банка. Чем несложнее будут приложения, чем понятней, тем большинство населения придет к этому сервису. Дистанционное банковское обслуживание (ДБО) – это приоритетная вещь.

Сейчас ведущие российские банки (Сбербанк, Альфа-Банк, к примеру) деятельно популяризируют ДБО, от этого польза всему рынку.

— Сергей, вы настоящий энтузиаст, это весьма здорово. Но вот прошел кризис, кредитный бум почил в бозе, многие офисные сети в убытке, доли невозвратов у большинства так же, как и прежде громадны, государственные банки давят, малые банки в растерянности, да и сама прибыльность банковского бизнеса уже по определению не будет прошлой. Настроения на рынке – достаточно прагматические, довольно часто кроме того скептические.

На вас как это все отражается?

— Ну, в действительности… фактически никак не отражается. У нас была задача выстроить единую с позиций единомыслия и скорости движения команду. На мой взор, это удалось, и мы, что именуется, на данный момент «бежим в верном направлении». Без суеты.

С позиций внешнего рынка мы на себе скепсис не почувствовали, по причине того, что какое-то время по большому счету не как банк себя ощущали, а как некая инновационная компания, которая запускает новый проект.

Мы очень сильно выросли по штату, многократно. Выстроили в Воронеже колл-центр на восемьсот рабочих мест и не так долго осталось ждать будем его расширять. Взяли «Хрустальную гарнитуру» как лучший колл-центр, обойдя весьма глубокоуважаемые и большие компании. Наполнили банк современным оборудованием, не пожалели денег для IT-инвестиций и продолжаем их тратить.

Для себя сделали вывод, что мы не гонимся ближайший год–два за доходами, а вкладываем в будущее, в инфраструктуру, в людей, в IT. Мы израсходовали много времени на сплочение команды. Мы довольно много денег инвестировали и инвестируем в маркетинг, в продвижение бренда.

Ну и отмечу отечественного акционера. Максим Ноготков – весьма своеобразный обладатель бизнеса, не сидящий на мешках со златом, а предпочитающий наблюдать на возможность. И как для меня, так и, уверен, для остальных участников команды, это весьма комфортно. Отечественный хозяин вычисляет ответственным вкладывать в будущее.

Это его принципиальная позиция. Желаем выстроить лучший расчетный банк в возможности трех-четырех лет. И стратегически не гонимся на данный момент за деньгами, а желаем сделать хороший, эргономичный, классный сервис.

И в этом отношении все в Связном Банке двигаются единым фронтом. Это в действительности редкие обстановки.

— Понимаете, я на данный момент вас слушаю и начинаю думать, что, возможно, Связной Банк – это пионер новой генерации банков, которую все эти ветхие неприятности уже не касаются. И на смену банкам – жирным «котам» (по выражению г-на Симановского), возможно, приходит время банков-фокстерьеров, энергичных, стремительных, активных… И что дело не в чрезмерной «злоумышленности» регуляторов, а в самих банкирах…

— Ну, я могу заявить, что, на мой взор, регулирование банков у нас хоть и достаточно строгое, но адекватное. В прошлый кризис как раз благодаря действиям ЦБ удалось избежать важных утрат на банковском рынке. А вот у банков вправду бывают внутренние неприятности. Не редкость неясность целей топ-акционеров и менеджмента, в особенности в средних и малых банках. Другими словами не совсем все знают, кто чего желает.

В нашем случае именно все легко. Акционер готов инвестировать деньги в тот же капитал, увеличивать его. И отечественный топ-менеджмент постоянно понимает цели акционера, по причине того, что у нас выстроен ясный несложный диалог, открытый в любое время.

— В смысле – диалог?

— Хозяин не закрыт ни от кого. У него неизменно открыты двери. Я тут, в числе других, и по данной причине. Я уже шел в второй проект, но в следствии диалога с хозяином «Связного» осознал, что желаю тут трудиться.

Мы начали с Максимом общаться. И в этом ходе я выяснил для себя три момента, каковые мне крайне важны.

— Какие конкретно?

— Первый – увлекательная цель, амбициозная. Второй – воздух, которая неизменно, что бы в том месте ни говорили, «идет с головы». Третий – возможность выстроить прибыльный бизнес, самому получить и разрешить другим заработать. Другими словами три фактора: денежный, интересная бизнес и среда-цель.

Тут они весьма гармонично сложились.

— Вы упомянули, что занимаетесь еще литературой и музыкой. Как именно?

— Музыка – это хобби. В свое время я игрался в нескольких группах, одна из них была достаточно известной, ее песни и по сей день иногда на радио крутят. По большей части я играл на ударных.

Позже у меня вырос сын, вытеснил меня из-за барабанов, мне было нужно брать уроки по бас-гитаре… И вот какое-то время назад мы с приятелями собрались и сейчас на корпоративах, свадьбах привычных играем. Экономим на артистах (радуется). Был случай, ко мне на корпоративе подошли сотрудники из IT-подразделения, они такие были уже радостные, меня не определили, подошли и задают вопросы: «А чего, отечественные-то нормально вам платят?» Я говорю: «Да по большому счету ничего не платят»…

У меня в кабинете в банке стоит гитара, ко мне ко мне приходит учитель преподавать уроки. Я, фактически, в кабинете ем, живу и вот еще на гитаре уроки беру (смеется). И мы выступаем раза два-три в году. Незадолго до репетируем в ночи. К осени желаем диск записать.

Но все равно – это все-таки хобби.

А литература – тут все важнее. Сравнительно не так давно у меня вышла книга стихов. И в случае если музыку я считаю хобби, то литература для меня – это намного больше. Намного.

Я надеюсь, что это не графоманство. Мне повезло – у меня редактором была Анна Бердичевская. Она книги Андрея Битова редактирует! Она мне сообщила: «Все здорово, но видно, что написано прямо на клочке бумаге. А над всем этим еще нужно трудиться, юный человек!» И я занялся всей собственной писаниной, привел в порядок… И вот – книжка.

Не смотря на то, что стихи не самый на данный момент популярный жанр… Ну, тогда я приятелям дарить.

Я тут брал сборник Есенина сравнительно не так давно. Задаю вопросы в магазине: «А Есенин у вас имеется?» Женщина отвечает: «Подождите, в компьютере взгляну». Взглянула, говорит: «Имеется».

Увела меня в самый дальний уголок и дает мне толстую книгу отца актера Безрукова. Говорит: «Вот «Есенин»… А в то время, когда я пояснил, что желал, она плечами повела: «А! Того… Того нет»… Так что я имею ноль шансов продаваться со своей книгой…

— Увлекательный у вас расклад в жизни вышел… Алексей Мамонтов, президент Столичной интернациональной валютной ассоциации, считает для себя, что финансы – это хобби, а вот его игра в театре – это настоящее…

— У меня весьма четкий водораздел случился со школьной скамейки. Школу закончил без четверок, на пятерки, отправился на физфак обучаться, по причине того, что физику постоянно любил. И как-то все четко расставилось, что музыкой возможно заниматься легко для души…

— А семья?

— Она меня не видит фактически. Не забывайте, в фильме «Ветхий новый год» один персонаж говорит: «Пожалуй, к себе зайду, взгляну, что у них в том месте делается»… Это, само собой разумеется, не совсем про меня. Но, увы, с семьей мало приходится времени проводить. Сын на данный момент заканчивает пятый курс первого медицинского. А дочка в первоначальный класс школы идет. Но с сыном мы музицируем совместно. В музыке у нас весьма похожие увлечения, и тот круг, с которым он общается, мне близок.

Я в том месте весьма конечно себя ощущаю. А девочка – больше в сфере ответственности мамы.

— Сын не отправился вашим методом?

— Нет, это его было ответ. Он категорически не захотел заниматься финансами. У нас по большому счету в семье нет семейств. Не было ни денежных работник

«Карачевский занос». Павел Радченков. Subaru Impreza WRX STI


Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны:

Сергей горащенко: «самое ценное и в банке и в обществе — умение договариваться»

Первый вице-президент Бинбанка. Досье Bankir.Ru: Сергей Горащенко. Появился 31 марта 1975 года в Междуреченске. Первый вице-президент Бинбанка. Во второй…

  • Лучше действовать вместе, чем конкурировать

    Имеется ли будущее у универсальной электронной карты, станет она «козырем» Сберегательного банка в экспансии либо послужит неспециализированным целям…

  • Банковские диалоги-2014

    В Сочи завершился 12-й интернациональный банковский форум «Банки России – XXI век». На протяжении совещаний форума выступили представители Банка России,…

  • Какие банки в украине дают ипотеку

    18.03.2009 08:15 [ 100m2 ] Цены на недвижимость падают . Казалось бы, самое времени купить долгожданное жилье. Но как назло большая часть банков свернули…