Сергей выходцев: «быстрая еда – это инновационный продукт»

      Комментарии к записи Сергей выходцев: «быстрая еда – это инновационный продукт» отключены

Сергей выходцев: «быстрая еда – это инновационный продукт»

Екатерина Закомурная Начальник проекта, Москва

Ничто так не ценится в бизнесе, как инновационные продукты. Сергей Выходцев поведал о создании компании, которая достигла дохода с девятью нулями.

Сергей Выходцев появился в 1969 г. во Владикавказе (Орджоникидзе). Окончил юридический факультет МГУ, и прошел обучение в Stanford University по программе Executive Education.

Сергей есть учредителем «C-Pro», обладающей ТМ «Invite» и основателем НПК «Быстров». Сегодняшний проект Выходцева – производство немолочного йогурта на базе овсяной каши под торговой маркой Velle. Компании VELLE, основателем и CEO которой он есть, сейчас принадлежат патенты на производство биоовсяных продуктов в 12 европейских государствах.

Executive.ru: Ваш бизнес продолжительное время был связан с продуктами стремительного изготовление. Чем обусловлен таковой выбор?

Сергей Выходцев: Я не думаю, что тут стоит сказать о продуктах стремительного изготовление. Мне постоянно нравилось делать то, чего до меня еще никто не делал. В то время, когда я запускал «Инвайт», категории порошковых напитков не существовало как такой.

Мои попытки задать вопрос кроме того собственных друзей о том, как они относятся к идее для того чтобы продукта, вызывали стенке непонимания: как возможно размешать в воде пакет и взять два литра напитка?! Таким же стал и «Быстров» – самый успешный мой проект в Российской Федерации. Овсяная каша существовала неизменно, но моментальной овсяной каши во второй половине 90-ых годов двадцатого века в представлении потребителей просто не было. Исходя из этого появление тогда овсяной каши стремительного изготовление стало полной инновацией.

Мы выбрали это направление не вследствие того что это стремительная еда, в частности вследствие того что это инновационный продукт.

Мои менее узнаваемые в Российской Федерации проекты, реализуемые на западных площадках, также всегда были инновационными. В частности, в Гонконге у меня было два больших успешных проекта, основанных на интернет-разработки по передаче голоса. Это на данный момент интернет-телефония имеется уже практически в каждом офисе, но во второй половине 90-ых годов двадцатого века она еще лишь показалась в самых передовых компаниях.

Последний мой проект – Velle – это продукт, которого не существует как категории. Люди привыкли к овсяной каше, йогуртам, кефирам, кумысам и т. д. А мы на данный момент реализовываем продукт, что совмещает йогурта и свойства овсянки, другими словами он находится где-то посередине. Это что-то полностью новое для рынка, и как раз исходя из этого данный проект меня воодушевляет.

В случае если нам удастся, то мы создадим новую категорию так же, как мы сделали с порошковыми напитками либо моментальной кашей – мы создали многомиллионную категорию с огромным числом последователей. Кроме этого мы создадим новую категорию биоовсяных продуктов, куда, без сомнений, со временем придут отечественные последователи.

Executive.ru: Что для вас выступает источником инноваций, бизнес-идей?

С.В.: Я пологаю, что глубоко в душе каждого из нас сидит некоторый генератор, что нас движет по судьбе, задает нам направление. Меня в жизни постоянно двигала и, надеюсь, будет двигать попытка заметить что-то, чего я раньше сам не видел и не знаю, видел ли кто-то до меня, – это направление в отыскивании необычного. Около трех лет назад совсем случайно в Карелии в простом деревенском доме я попытался некоторый продукт.

На то время мне казалось, что я знаю про овес все – у меня была самая большая в Российской Федерации и одна из наибольших в Европе база и лаборатория знаний по овсу. Исходя из этого в то время, когда деревенская старуха принесла продукт и заявила, что он сделан лишь из овса, я не имел возможности в это поверить.

С той 60 секунд эта история прокручивалась в моей голове: продукт понравился мне по вкусу, он крайне полезен, потому, что содержит овес и биозакваску, но, что самое увлекательное, имея лаборатории, академиков и докторов наук, я не имел возможности его создать! Множество отечественных попыток провалилось, и двумя годами позднее мне было нужно возвратиться в Карелию, собрать образцы данной очень, и лишь применяя настоящую карельскую разработку, я смог сделать карельский Velle. Так, отвечая на ваш вопрос, я могу заявить, что идеи для бизнеса находятся около нас, это часть отечественного мира.

Executive.ru: Вы приехали в Москву из Владикавказа и поступили в МГУ. Что дало вам фундаментальное юридическое образование?

С.В.: В действительности, первым моим поступлением в высшую школу был Химико-технологический университет имени Менделеева. В прошедшей жизни я биохимик… неудавшийся… И лишь спустя пара лет, уже по окончании Африки, я поступил на юридический факультет московского университета. Это фундаментальное образование, с которым возможно делать что угодно – это замечательная база, тот уровень и бренд образования, что мне был нужен для бизнеса.

Помимо этого, в МГУ меня привели базы моего бизнес-мировоззрения, потому, что я венчурный капиталист – человек, что большое количество занимает денег и возвращает еще больше, а вопросы общения с инвесторами неразрывно связаны с юридическими тонкостями.

Executive.ru: Возможно пара подробнее остановиться на вашем путешествии по Африке? Что привело вас в том направлении?

С.В.: Я с детства грезил попасть на реку Лимпопо, возможно, как и многие мои сверстники. Я Африкой! Однако я был такими счастливым, что эта возможность выпала как раз мне. Я отправился в том направлении с билетом в одну сторону и 50 долларами в кармане. В том месте мне было нужно выучить английский язык, по причине того, что до этого я не знал по-английски ни одной фразы.

А дальше мы с партнером организовали бизнес, нацеленный на самый низ сегмента путешествий – путешествия автостопом. Для хичхайкеров, перемещающихся большей частью из Каира до Кейптауна, мы организовали всю инфраструктуру быта – где бы они имели возможность поспать, покушать, отдохнуть. Это был превосходный бизнес, выстроенный нами всецело с нуля.

Executive.ru: Существует ли для вас такое понятие, как философия компании?

С.В.: Все компании, каковые я строил, создавались, прежде всего, на базе корпоративной культуры либо философии. Компания, лишенная корпоративной культуры, как бы прекрасно она ни была обеспечена деньгами, каким бы превосходным продуктом она ни владела на старте, обречена на скорое фиаско. В современных рыночных условиях лишь компании, владеющие замечательной корпоративной культурой, кроме того недофинансированные, с вызывающим большие сомнения продуктом, возьмут деньги и доведут до ума продукт, в случае если у них будет таковой фундамент.

Executive.ru: методами и Какими средствами вы доносите собственную философию до всех сотрудников компании? Так как охвачены должны быть все, в противном случае это просто не будет трудиться…

С.В.: Существует масса методик, начиная от той, которой следуем мы, – это ежедневная рутина. Мы начинаем отечественный рабочий сутки с 15-минутного заседания, которое именуется «адреналин». Это часть отечественной культуры и философии. У нас имеется кроме этого еженедельное собрание, ежемесячное, ежеквартальное.

В случае если для весьма многих организаций собрание – это что-то, пожирающее время и мешающее трудиться, то в отечественной корпоративной культуре мы создали разработку таких собраний, каковые снимают 80% отечественных неприятностей. Они же являются главным проводником отечественной корпоративной культуры, потому что, пообщавшись со мной, мои вице-директора и президенты выполняют такие же собрания до самого низа, и так компания выясняется пронизана полностью вот такими коротенькими, но весьма информативными заседаниями, на которых передается не только информация, но и культура.

Так происходит общение самых отдаленных подразделений с первым лицом компании и, напротив, я ежедневно приобретаю эти с самых отдаленных точек. Это формирует неразрывную сообщение, а вся компания движется как единый организм в рамках одной философии.

Executive.ru: Около двух лет назад я общалась с Игорем Кубановым , генеральным директором «Быстрова», и, как я осознаю, как раз об этом подходе он говорил применительно к «Быстрову»…

С.В.: Да, эту разработку я в свое время внедрял вместе с Кубановым, и именно она предопределила то, что в некоторый стагнирующий момент «Быстров» снова купил динамику и стал одной из самых быстрорастущих компаний на рынке. И ту же самую разработку я всецело повторил на данный момент в собственном новом проекте Velle.

Executive.ru: По каким правилам вы подбираете людей, с которыми станете трудиться? Кого вы желаете видеть в собственной управленческой команде?

С.В.: Главная категория для меня – талант. По моим ощущениям, бесталанных людей не бывает, однако мы частенько ставим людей, владеющих определенным талантом, в условия, где данный талант не может реализоваться. Но, говоря о том, что бесталанных людей нет, я покривлю душой, в случае если сообщу, что по-настоящему гениальных людей довольно много.

Их лишь около 10% — это люди, одаренные от Всевышнего. Собирая собственный топ-менеджмент, я постоянно нахожусь в отыскивании этих 10%.

Не считая таланта как нужного условия, имеется еще достаточное условие – человек обязан быть в принципе встраиваемым в корпоративную культуру компании. очень способный человек, но не лояльный к компании для меня свидетельствует одно – в течение трех месяцев я с ним расстанусь. И напротив, лояльные, но бездарные – это также неприятность.

Человек должен быть гениальным и лояльным к нашим базисным сокровищам, тогда я отправлюсь с ним на самые рисковые проекты.

Executive.ru: Довольно часто ли вам приходится расставаться с людьми?

С.В.: Я следую принципу «hire slowly, fire fast» – нанимай продолжительно, увольняй скоро.

Executive.ru: Как много свободы вы предоставляете своим менеджерам?

С.В.: Собственный топ-менеджмент я не осуществляю контроль по большому счету. У нас предельно жестко поставлена совокупность главных показателей. У каждого топ-менеджера имеется выстроенные таргеты, так что у меня нет никакой необходимости осуществлять контроль их работу.

Executive.ru: В чем тогда состоит ваше влияние на бизнес компании?

С.В.: Это только постановка и подбор людей стратегических задач и целей.

Executive.ru: Другими словами вы по большому счету не вмешиваетесь в своевременную деятельность?

С.В.: Я страшный своевременный менеджер. В случае если передо мной поставить множество своевременных задач, солидную часть из них я завалю. Это очевидно не моя сильная сторона.

Executive.ru: Что вы по большому счету думаете по поводу взаимоотношений хозяина и топ-менеджмента в русском бизнесе?

С.В.: Давайте все-таки разглядывать другую категорию: раньше это именовалось менеджер и собственник, а на данный момент в Российской Федерации, на мой взор, уже достаточно развита корпоративная культура, дабы привнести в нее должность CEO. Это уже не топ-менеджер, но еще не хозяин. Это лицо, которое нанимается советом директоров и возможно им выгнано с работы, но это не председатель совета директоров.

У CEO неизменно громадный пакет акций, но не контрольный — он одновременно и топ-крупный акционер и менеджер компании. Я проповедую правила игры СЕО, и в VELLE я занимаю как раз эту позицию.

Executive.ru: В какой момент вы осознаёте, что готовы покинуть некоторый проект и перейти к осуществлению новой идеи?

С.В.: Моя задача – постоянное перемещение вперед, и я не прирастаю к одному бизнесу. «Инвайт» и «Быстров» – это, без сомнений, были школы, которым я отдавал себя полностью без остатка, но когда в жизни перестают происходить кардинально новые вещи, у меня исчезает воодушевление, а без него бизнес бессмысленен.

Executive.ru: Кроме этого будет и с Velle?

С.В.: С Velle все значительно сложнее, потому, что на данный момент это непаханое поле. Мы на данный момент закончили рецептуру и сделали два продукта — питьевой и густой. Но рядом с ними раскрываются нескончаемые возможности.

Сам по себе Velle содержит пробиотик – нужный микроб, что создал громадный рынок на Западе, а в Российской Федерации данный рынок до тех пор пока будет в зачаточном состоянии, но через 2-3 года у него будет большая отдача. Рецепт Velle кроме этого предполагает возможности создания аналогов японскому мисо и китайскому тофу на базе овса… Другими словами в случае если наблюдать на Velle глобально, в частности так я на него наблюдаю, то это компания с девятью нулями.

Сейчас бизнес массово уходит из молока и переключается на сою, но в сое неприятностей не меньше, чем в молоке, так что уже ведется поиск альтернатив молоку и сое. И такая альтернатива – биоовсяные продукты. Исходя из этого я наблюдаю лет на 15-20 вперед с этим проектом и вижу, что обращение ведется о миллиардах долларов продаж, каковые мы будем делать в мире.

Для меня это будет самый амбициозный проект — все, что я раньше делал в жизни, ни в какое сравнение не идет с Velle по тому уровню возможностей, каковые перед нами раскрываются. Все-таки до этого мне приходилось трудиться лишь с локальными рынками. А на данный момент мы выходим на глобальный рынок.

Мы уже ведем переговоры со скандинавскими производителями, с Индией, США и в один момент в Азии. Так что сейчас мы говорим о земном шаре как о рыночной площадке для нас…

Executive.ru: На презентации Velle упоминалось, что продукт будет продвигаться нестандартными методами. О чем идет обращение? Из-за чего нельзя обойтись классическими способами продвижения?

С.В.: Вы точно воображаете себе, что сейчас $100 тыс. для медиарынка – это легко ничто. А мы на эту сумму совершили акцию, которая дала поразительные результаты. Мы применяли то, что именуется life placement. В какой-то момент в один момент в Петербурге и Москве показались необычные люди. Это не красивые девчонки, к каким уже все привыкли, – это были парни, каковые не носили на себе никакой корпоративной идентификации, не считая желто-зеленой формы.

Они ничего не рекламировали, они просто жили собственной необычной судьбой. В один момент вывалившись на улицы обеих столиц, они сгенерировали таковой интерес, какой я не приобрел бы и за миллион, проводя это все каким-нибудь стандартным для России способом.

Помимо этого, до этого у нас был сайт, что до сих пор многие вспоминают. Тогда еще никто ничего не знал о Velle, но все, кто заходили на сайт, видели надпись: «До начала необычного осталось 30 дней, 29 дней и т. д.». В точке ноль открылась пресс-конференция, и мы продемонстрировали миру продукт.

Такими вот методами мы достигли поразительной узнаваемости марки, учитывая затраченные средства и те недолгие два месяца, каковые мы находимся на рынке.

Executive.ru: На пресс-конференции было озвучено, что одним из способов продвижения продукта будет создание сообщества. Что имеется ввиду?

С.В.: Мое глубочайшее убеждение, что времена «лобовой» рекламы остались в прошлом. Ежедневно мы приобретаем огромное количество неординарных фотографий и самых различных историй от людей, каковые вычисляют себя необычными. Так вот отечественная задача – создать место общения необычных людей между собой. И в случае если им скучен продукт Velle, меня это полностью устраивает. Мне неинтересно, как создание для того чтобы сообщества напрямую связано с продажами.

Все, что меня интересует, — убить нехороший вкус на рынке, не проводя фокус-группы, в которых я в далеком прошлом разочаровался, и создать новый продукт, не нанимая умные агентства. Понимаете, в случае если я брошу клич в собственном сообществе, у кого имеется желание продвинуть самую современную в мире лабораторию по биоовсяным разработкам, минимум две много людей я соберу неизменно. Я могу устроить для ребят пара часов работы в лаборатории, по окончании которой мы возьмём вкус, не сделанный моими рецептурщиками и маркетерами (а в половине случаев это зря потраченные деньги), а вкус, созданный настоящими людьми, что в 99,9% попадает в точку.

Executive.ru: У вас были неудачные проекты?

С.В.: Масса, но мне малоизвестны люди, каковые побеждают в 100% случаев.

Executive.rue: Не имели возможность бы вы привести пример того, что вам не удалось?

С.В.: Та же самая площадка в Гонконге, о которой я уже упоминал. У нас было весьма успешное начинание в IP-телефонии называющиеся Intra, но последний из двух проектов вывел нас фактически в ноль. По большому счету, ежегодно собственной жизни я привожу к неспециализированному знаменателю называющиеся деньги.

С учетом всех моих провалов, мой нехороший показатель за 16 лет карьеры — 30% доходности на положенный капитал.

Executive.ru: Что вы делаете с идеями, для реализации которых сейчас вам некогда либо достаточного интереса? Вы их откладываете до лучших времен? Возможно, дарите либо реализовываете?

С.В.: Имеется превосходная организация, как мне думается, близкая по духу E-xecutive — YEO – Young Enterpreneur’s Organization. Это мировая организация, основанная в собственный время Майклом Деллом, которая собирает людей, движимых тем же самым, что движет меня, – поиском необычной бизнес-идеи. Как минимум, раз в квартал мы общаемся, обмениваемся идеями, заряжаемся оптимизмом и энергетикой, делимся собственными неудачами.

Так вот идеи, каковые я не известно почему не могу сейчас реализовать, я оставляю в том месте, так же как собираю идеи вторых участников и прикладываю их к собственному бизнесу.

Executive.ru: Какое влияние на вас оказало обучение на МВА в Стэнфордском университете? Из-за чего вы по большому счету сделали вывод, что вам нужно западное бизнес-образование?

С.В.: До этого мне неизменно не хватало бизнес-взора на происходящие события. У меня была практика, весьма успешный бизнес, юридическое познание того, что возможно, а что нельзя делать, но целостности картины до Стэнфорда у меня не было. Я обучался на Executive Education – полный курс МВА, созданный намерено под конкретного управленца, и это образование кардинально поменяло меня как менеджера.

Я так же, как и прежде весьма нехороший менеджер, в случае если разглядывать меня как менеджера по маркетингу либо логистике, к примеру, но СЕО по-настоящему я стал лишь по окончании того, как удачно закончил Стэнфорд. Я уверен, что бизнес-образование для менеджера, как мединститут для доктора, – это не желательное, а необходимое условие.

Executive.ru: Что бы вы имели возможность порекомендовать молодым гениальным специалистам, трудящимся на русском рынке, каковые горят жаждой воплощать в судьбу инновационные идеи?

С.В.: на данный момент ни за что так дорого не платят, как за инновации. Какая бы успешная компания ни была, в случае если у нее в pipeline не лежат идеи на ближайшие 10 лет, ее котировки на бирже падают и отыскать инвесторов ей будет весьма сложно. В мире масса инвестиционных фондов (в частности, у меня был мой личный фонд «Intra V.C.»), каковые готовы инвестировать в самые сумасшедшие идеи, владеющие хоть каким-нибудь коммерческим потенциалом.

Исходя из этого я уверен, что в случае если человек вправду верит в собственную идею, он постоянно привлечёт на нее деньги.

Executive.ru: Не есть ли оборотной стороной инноваций громадный риск? Возможно взять весьма большое количество, а возможно в одночасье утратить все…

С.В.: Вы правы. Это казино. Я ни при каких обстоятельствах не игрался в рулетку, но вся моя жизнь – это целое казино: как минимум, 10 часов в сутки, 6 дней в неделю. Это громадный риск, но для меня это единственно вероятный ритм судьбы…

Фото: vk.com

Warface: ВПЕРВЫЕ! СКИЛЛ С БОЛТОВКОЙ БЕЗ ПИСТОЛЕТА И НОЖА. AT308, БЫСТРАЯ ИГРА


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: