Снимаем маски, господа!

      Комментарии к записи Снимаем маски, господа! отключены

Снимаем маски, господа!

Собственники банков показывают лицо под давлением не только регуляторов, но и рынка. // Максим Васин, куратор направления стратегического анализа банков (Аналитическая несколько VISION). Банковское обозрение, № 8, август 2005 г.

Информация о бенефициарных собственниках банка все чаще делается достоянием широкой общественности. Увеличению прозрачности, само собой разумеется, содействовали требования Центрального банка РФ, потребовавшего предъявить подлинных обладателей банков, стремящихся трудиться с частными вкладами. Но упрочнения регулятора нельзя назвать единственной обстоятельством.

В равной степени банкиры вынуждены сбрасывать маски, по причине того, что этого требует конкурентная обстановка. Начавшийся действия и передел рынка зарубежных игроков не оставляют им выбора.

Национальный банк знает, но никому не сообщит

Процесс вступления в совокупность страхования вкладов оказал влияние на раскрытие структуры собственников банков. Управление Банка России говорит, что на данный момент ему известно, кто конкретно владеет всеми банками. Иначе, эта информация больше нигде не раскрывается и обширно не публикуется. Появляется в полной мере резонный вопрос: кому банки раскрыли собственных собственников — Банку России либо широкому кругу заинтересованных лиц?

Несет ли Банк России хоть какую-то ответственность, принимает какие-либо риски кредитного характера в отношении указанных банков?

Да, быть может, риски Центрального банка связаны с введением совокупности страхования. Однако обстановка, при которой Банк России имеет все данные, а участники рынка — кредиторы, вкладчики и клиенты банков — ее лишены, не в полной мере адекватна. Высока возможность, что Банк России сможет применять имеющиеся у него сведения, в то время, когда станет уже поздно потребовать от обладателей банка материальной ответственности и осуществлять действия по спасению банков, находящихся в кризисном состоянии.

В ходе сделок МA либо их подготовки стали известны собственники:

  • «Русского Стандарта» (Р. Тарико);
  • ИБ и НБ «ТРАСТ» (И. Юров, О. Коляда, С. Беляев, Н. Фетисов, А. Терзян);
  • Импэксбанка (Б. Иванишвили, В. Малкин);
  • Международного банка СПб (ранее — В. Коган, сейчас – С. Бажанов);
  • Балтийского банка (О. Шигаев, А. Исаев);
  • Собинбанка (С. Кириленко, А. Серебренников, К. Беков);
  • Гута Банка (Внешторгбанк, государство);
  • Группы Экспобанка (П. Хамбро, П. Масловский);
  • Абсолютбанка (А. Светаков, Г. Галин, А. Трусков) и другие.

Одной из главных обстоятельств раскрытия собственниками собственного владения есть выход банка на рынок капитала. банки и Российские компании все больше знают, что единственным методом привлечения инвестиций на удачных условиях и в большом количестве есть работа по правилам интернациональных фондовых рынков, каковые предполагают раскрытие громадного количества нефинансовой информации, высокой прозрачности организации, наличия отчетности, составленной по западным стандартам и заверенной аудиторами с мировым именем.

Перед выпуском еврооблигаций данные о собственных собственниках раскрывали:

  • Промсвязьбанк (Д. Ананьев, А. Ананьев);
  • Номос-Банк (И. Финогенов);
  • ИБГ «НИКойл», банк и Автобанк «УралСиб» (В. Алекперов, Н. Цветков).

При размещении обязательств банка на интернациональном финансовом рынке в соответствии со стандартами, принятыми за границей, эмитент обязан раскрыть конечных, бенефициарных обладателей собственного капитала. За счет того, что средства на интернациональных рынках в среднем стоят дешевле, чем на русском рынке, раскрытие информации о обладателях для держателей и кредиторов облигаций банка, рейтинговых агентств, аудиторов, андеррайтеров и других заинтересованных лиц делается для отечественных банков не только нужным, но и экономически оправданным.

Нужно осознавать, что такое «раскрытие», в большинстве случаев, не есть следствием морально-этических воззрений обладателей банка, а обусловлено только экономическими обстоятельствами. Кроме того, что информация о владении банками стала более открытой, отмечается процесс консолидации собственности в «одних руках».

В ходе концентрации собственников, в т.ч. как элемент предпродажной подготовки или раскрытия информации перед ЦБ РФ, были официально раскрыты конечные обладатели следующих банков:

  • МДМ-Банк (консолидация у компании «Техносфера» с предстоящим переименованием в МДМ Холдинг с перерегистрацией из Калмыкии в Москву. Собственники те же — А. Мельниченко и С. Попов);
  • Росбанк (ЗАО «Интеррос Эстейт» сконцентрировало более 95% акций в следствии перевода доли и выкупа Сургутнефтегаза данной части акций с баланса собственной аффилированной компании);
  • «Альянс» (80,58% акций перешло конкретно к компании, в которой 81% в собственности напрямую О. Дерипаске);
  • банк «Петербург» (А. Савельев обладал половиной банка, часть В. Когана была выкуплена на банк в мае 2005 года, и ведутся переговоры о ее продаже);
  • Ханты-Мансийский банк (Администрация ХМАО сконцентрировала пара пакетов);
  • МБРР (АФК «Совокупность» увеличила долю с 22,22 до 54,28%);
  • «Глобэкс» (А. Мотылев лично обладает 99% акций банка);
  • Конверсбанк и Академхимбанк (В. Антонов официально обладает более 80% акций Конверсбанка, у которого в собствености Академхимбанк и контрольный пакет литовского банка Snoras);
  • «Авангард» (К. Миновалов осуществляет контроль более 90% акций);
  • Столичный кредитный банк (на сайте банка появились сведенья, что обладатель банка — Р. Авдеев);
  • «Стройкредит» (главные осуществляющие контроль обладатели банка — М. Волков, А. Осетров, Д. Осетров);
  • Красбанк (основными владельцами являются А. Червиченко, Р. Шарипов);
  • «Солидарность» (Самара) (настоящий хозяин банка — А. Титов) и другие банки.

Тяжело сообщить, явилось ли раскрытие информации об акционерах и приведение структуры официальных собственников к более несложному и понятному виду результатом исполнения требований Банка России при вступлении в совокупность страхования вкладов, либо же подготовка банков к полной либо частичной продаже сыграла не меньшую роль.

Так, возможно выделить пара тенденций как в отношении раскрытия информации собственниками, так и в отношении управления таковой собственностью обладателями. Среди них необходимо подчеркнуть концентрацию больших пакетов в «одних руках» и повышение доли в капитале банков, напрямую контролируемой физическим лицом (физическими лицами); рост числа банков, составляющих отчетность по западным стандартам и осуществляющих операции в мире капитала; создание банковских групп, т.е. появление обладателей, осуществляющих контроль сходу пара банков в Российской Федерации и за границей.

Раздельно возможно упомянуть административно-надзорные трансформации: в следствии раскрытия структуры собственников ЦБ РФ требует от групп составления консолидированной отчетности. Упрочнения госорганов направлены на облегчение процедур слияния банков для большей прозрачности.

Примеры банковских групп, созданных и деятельно развивающихся сейчас:

  • Внешторгбанк (включая Гута Банк, Новосибирсквнешторгбанк, банк «Поволжский», банк «Забайкальский», Русский коммерческий банк (Швейцария), Русский коммерческий банк Ltd. (Кипр), Донау-банк АГ (Австрия), Ист-вест юнайтед банк (Люксембург), Армсбербанк (Армения), Ост-Вест Хандельсбанк (Германия), Внешторгбанк (Украина), Объединенный грузинский банк (Грузия));
  • Газпромбанк (включая Газэнергопромбанк, банк «Европейский», Севергазбанк, Сибирьгазбанк, банк «Совфинтрейд», Сочигазпромбанк, банк «Спурт»);
  • «УралСиб» (включая ИБГ «НИКойл», Автобанк, Брянский народный банк, Кузбассугольбанк и последовательность маленьких банков, входивших в банковскую группу «УралСиб — Тюменьпрофбанк», «Дзержинский», Стройвестбанк, «Евразия», Волгоинвестбанк, Башпромбанк);
  • Росбанк (включая бизнес банков группы «О.В.К.», и Байкалросбанк, Мончебанк, Белросбанк и Росбанк (Швейцария));
  • «МДМ» (включая МДМ-банк, банк «Петербург» и «МДМ-Урал»);
  • Пробизнесбанк (включая банки «Экспресс-Волга» (Саратов), ВУЗ-Банк (Екатеринбург) и присоединенный КБ «КОНТО»);
  • «Глобэкс» (включая Автовазбанк и Росинбанк-Сибирь);
  • Инвестсбербанк (по окончании присоединения Русского главного банка, включая Омскпромстройбанк, и замыслы на приобретение Югбанка и последовательности банков в регионах);
  • Экспобанк (включая Колыма-банк, банк «Магаданский», Амурпромстройбанк и Байкал-банк);
  • Конверс-Групп (Конверсбанк, Конверсбанк-Москва (бывш. Академхимбанк), литовский банк Snoras);
  • Восточно-Европейская денежная компания (Петро-Аэро-Банк, Инкасбанк, Рускобанк, Выборг-банк и Уральский трастовый банк);
  • Межпромбанк (включая Народный банк Республики Тыва, банк «Преображенский» (новое наименование — «Межпромбанк Плюс»));
  • банк «ТуранАлем» (Казахстан) (включая Славинвестбанк, Волжско-Камский коммерческий банк, Агроинкомбанк, Омскбанк, замыслы по приобретению 5—6 средних региональных банков на территории РФ);
  • «ТРАСТ» (включая Инвестиционный банк «ТРАСТ» (бывший «Доверительный и инвестиционный банк») и Нацбанк «ТРАСТ» (бывший банк «Менатеп Петербург»));
  • Сибакадембанк (включая Уралвнешторгбанк, Кузбасский транспортный банк, Далькомбанк).

О прозрачности: за и против

Прозрачность собственников серьёзна для контрагентов и кредиторов банка как защита от рисков. Регулирующим органам — для формулирования требований и применения санкций. Но оценивая прозрачность владения банка с позиций не только регулятора, но и самих банкиров, их партнеров, возможно спрогнозировать как хорошие, так и отрицательные последствия открытости банка в этом вопросе.

Одним из «плюсов» прозрачности владения банком есть то, что она разрешает оценивать и прогнозировать помощь банка собственниками. Кое-какие рейтинговые агентства включают фактор помощи банка в расчет кредитоспособности. Помощь собственников серьёзна в кризисных обстановках (лето 2004 — Альфа-Банк, Импэксбанк, «Авангард» и другие банки приобрели помощь от собственников).

Раскрытие информации о настоящих собственниках требуется при проведении публичных размещений долга (и акций — в будущем). Во многих случаях консолидация активов разрешает легче завлекать средства (прибыльность и масштаб деятельности в консолидированной отчетности выглядят лучше), наряду с этим консолидация довольно часто производится на уровне собственников. Но прозрачность «прозрачности» рознь.

Клиенту банка принципиально важно самому иметь все данные о собственном обслуживающем банке. Если он доверяет обладателю банка либо менеджменту, ему не имеет значения, знает ли что-нибудь о банке рынок. Такая «прозрачность», в то время, когда все банковские проводки дешёвы любому, клиентам скучна а также вредна.

Прозрачность, в то время, когда банк информирует о любой сделке с клиентом в регулирующие органы либо в прессу, многим клиентам кроме этого противопоказана — они смогут беспокоиться как действий соперников, корпоративных захватчиков, так и интереса чиновников и МВД.

В числе вторых «минусов» прозрачности необходимо отметить имиджевые утраты. В группе при недочётах работы одного банка смогут пострадать все остальные. Негативный имидж обладателя может распространяться на его банки.

Настоящее отсутствие средств у обладателя либо информация о его временных денежных трудностях может очень плохо сказываться на банке.

Раскрытие собственников при большой доле операций между аффилированными сторонами в холдинге либо группе компаний — что само по себе не страшно — действует им же во вред: растет количество разрешений и согласований, понижается мобильность ресурсов в группе компаний, смогут иметь место негативные налоговые последствия. Регулятору легче вычислить т.н. «связанные стороны» для нормативного регулирования кредитных рисков и концентрации активов/пассивов. Иногда нужно кроме этого согласовывать каждое мельчайшее воздействие с ФАС при очевидной аффилированности банка и его обладателя.

В последнюю очередь перечислим события, в то время, когда прозрачность непременно вредна. С целью проведения схемных действий, оказания своеобразных одолжений (не столько по отмыванию денег, сколько по сделкам, каковые тяжело проводить в рамках закона, но каковые по сути не приносят никому вреда) прозрачность не нужна.

При, в то время, когда обладатель банка политически аффилирован, занимает высокие национальные посты либо трудится в большой корпорации, а также с государственным участием, прозрачность ему противопоказана.

В случае если обладатель не хочет демонстрировать личные финансы, не имеет легальных источников для приобретения банка, не имеет разрешений от регулирующих органов на приобретение, против него ведется расследование и т.д., ему ненужно становиться прозрачным.

В то время, когда обладатель аффилирован с государсвенной компанией, которую обслуживает на нерыночных условиях, теневые обладатели предпочитают применять номинальных собственников, каковые заявляют о себе как о настоящих обладателях бизнеса.

Хозяева

Сейчас возможно выделить пять категорий собственников банков (см. табл.):

  • государство;
  • интегрированные бизнес-группы;
  • российские банки и инвесткомпании;
  • зарубежные банки, инвестиционные фонды и финансовые группы;
  • частные лица.
Собственники банков Собственники Примеры Источник: Аналитическая несколько VISION
Государство Сбербанк, ВТБ, ВЭБ, РосБР, Транскредитбанк, Россельхозбанк, ВБРР
Интегрированные
бизнес-группы
Газпромбанк, Петрокоммерц, Сургутнефтегазбанк, Росбанк, Альянс, МДМ-банк, Альфа-банк, Зенит
Российские банки и инвесткомпании Ренессанс Капитал, Муниципальный ипотечный банк, Экспресс-Волга, ВУЗ-банк, Инкасбанк, Петро-Аэро-банк, Колыма-банк, Академхимбанк
Зарубежные банки,
инвестиционные фонды и финансовые группы
Ситибанк, Райффайзен, ММБ, Дойче-банк, Дрезднер, Дельтабанк, Дельтакредит
Частные лица Глобэкс, Номос-Банк, Импэксбанк, Авангард, Балтийский, Интернациональный банк СПб, Балтинвестбанк, ИБ ТРАСТ, НБ ТРАСТ

Очевидно, это не застывшая структура рынка, сейчас отмечается последовательность увлекательных тенденций. К примеру, растет число банков с зарубежным участием. В последнии месяцы к числу игроков добавились ICICI (Индия) (Инвестиционно-кредитный банк), итальянский банк Intesa (КМБ-Банк), HVB-Group (Германия) и Nordea (Швеция) (Интернациональный столичный банк), итальянская банковская несколько UniCredito (лизинговая компания «Локат Лизинг Российская Федерация»), Societe Generale (Франция) (Промэк-банк), Swedbank (Швеция) (банк «Квест»).

Вместе с тем происходит концентрация пакетов в «одних руках». Банковская собственность переходит от обладателей промышленных и денежных активов к менеджменту банков и вторым акционерам. Возрастает количество «независимых» собственников, не имеющих бизнеса в других отраслях, кроме денежной сферы (обладатели банка «ТРАСТ», Международного банка СПб, Пробизнесбанка, Балтинвестбанка и др.).

И само собой разумеется, нельзя не подметить усиления влияния госбанков и госкомпаний на рынке (Газпромбанк, Внешторгбанк, Сбербанк, ВБРР, Банк Москвы и др.).

В целом можно подчернуть, что смена собственников банков происходит в русском практике достаточно довольно часто, самый распространенный случай — приобретение банка в качестве лицензии. Такие сделки на публику выносятся, лишь в то время, когда клиент — солидная организация, собирающаяся развивать личный бизнес. Однако, приобретение банка как готового бизнеса кроме этого распространено на русском рынке.

Главные самый распространенные формы купли-продажи:

  • выделение денежного блока в составе ИБГ (интегрированной бизнес-группы) в независимый бизнес;
  • management buy-out;
  • стратегические инвестиции (ЕБРР и др.);
  • приобретение большим банком либо банковской группой маленького регионального банка;
  • приобретение зарубежным банком либо денежной группой российского банка;
  • приобретение инвесткомпанией российского банка (в большинстве случаев – лицензия);
  • приобретение банка в качестве «однодневки» с целью проведения своеобразных операций — обналичивание денежных средств, операции с НДС и налогами.

О тенденциях в терминах рентабельности

Специфика банков пребывает в возможности легко, скоро и незаметно для клиентов перевести капитал в второй бизнес обладателя. Рентабельность конкретно кредитования — по сравнению с другими вероятными направлениями деятельности обладателя — мала. Инфляция, другие показатели финансового рынка и связанные с ними ожидания кредиторов банков не дают рублевым ставкам по привлечению ресурсов опуститься ниже определенной отметки.

Это определяет необходимость размещения ресурсов по высоким, неконкурентным в масштабах глобальной экономики ставкам. Ведущие фирмы-клиенты не будут завлекать кредиты по таким ставкам, а кредитование небольших, неустойчивых компаний или личных заемщиков связано с повышенным риском.

Выходом для банков делается развитие инвестиционных операций за счет сокращения кредитования. Средняя рентабельность небанковского сектора выше, соответственно, в том месте и создается главной доход. Как верно подмечают кое-какие банкиры, банки если сравнивать с торговыми проектами прибыли не приносят: рентабельность банковского капитала — 20% при хорошем раскладе, в то время как рентабельность отдельных проектов в недвижимости и торговля может быть больше 100%.

Обстоятельством того, что деньги не приносят прибыли банку, может стать применение банков для финансирования проектов собственников в нефинансовой сфере и проведения расчетов аффилированных фирм. В случае если обладатель банка больший доход извлекает из проектов в строительной, скажем, отрасли, то средства будут направляться в такие проекты. Соответственно, деньги конкретно в банк будут вкладываться лишь на условии кредитования банком проектов в других сферах деятельности.

При таких условиях доходность работы банка определяется как его свойство завлекать на рынке деньги в другие проекты хозяина дешевле и несложнее, чем эти проекты имели возможность бы финансироваться за счет рыночных инструментов (выпуск облигаций, кредиты в других банках).

Но обычно, если не принимать к сведенью упрощенность процедуры кредитования в собственном банке, а разглядывать вопрос с экономических позиций, удачнее обладать банком, в случае если банк есть главным бизнесом обладателя и приносит главной доход. Бизнесу же удачнее обслуживаться в несвязанной с ним организации.

Исторически в мире складывалось разделение труда — любой занимается тем, к чему имеет громаднейшую склонность. Нефтяной компании, имеющей громаднейшую склонность к продаже и добыче нефти, удачнее реализовать банк и приобрести другую нефтяную компанию. Банку удачнее реализовать нефтяную компанию и приобрести второй банк для повышения собственной доли на рынке и получения синергетического результата.

В условиях, в то время, когда столь высока борьба на банковском рынке, компаниям иметь собственный банк делается не только невыгодно, но и накладно. Это не позволяет развиваться ни банку, ни бизнесу.

За последний год стало ясно, что предложение на рынке купли-продажи банков начало превышать спрос со инвесторов и стороны покупателей (если не принимать к сведенью спрос на приобретение банковских лицензий). Обстоятельства, каковые побуждают обладателей коммерческих банков искать методы реализовать собственный бизнес, в полной мере разъясняются всем, вышесказанным.

Мотивация обладателя к продаже банка полностью либо частично:

  • отсутствие выраженных конкурентных преимуществ;
  • отсутствие возможностей роста бизнеса;
  • понижение эффективности от традиционно проводимых банком операций;
  • негативная динамика и рост конкуренции рыночных позиций;
  • отсутствие связей и ресурсов для прорыва на банковский рынок и настоящего улучшения рентабельности деятельности, в связи с чем обладатель может посчитать участие в бизнесе банка нерентабельным для себя лично;
  • необходимость предпринимать дополнительные упрочнения для сохранения возможности трудиться с частными лицами (непринятие банка в совокупность страхования вкладов при начальной подаче документов);
  • необходимость обладателя банка в ресурсах для развития вторых направлений бизнеса, продажа непрофильных активов ИБГ;
  • преимущество момента: к примеру, вхождение банка в совокупность страхования вкладов, рост спроса со стороны клиентов либо, напротив, недочёт предложения. Цена банка до этого момента была значительно ниже, так, при продажи обладатель банка приобретает дополнительный денежный выигрыш практически без дополнительных упрочнений.

Одновременно с этим обладатель может постараться привлечь большого стратегического инвестора с сохранением контроля либо доли в банке. В большинстве случаев такие намерения связаны с поиском конкурентных преимуществ, отсутствующих на данный момент. С влиятельным, сильным партнером связываются надежды на развитие лоббирование и банка его заинтересованностей.

В случае если у обладателя имеется желание остаться в банковском бизнесе и продолжать учавствовать в управлении банком (склонность к банковскому бизнесу, квалификация, потребности в реализации личных и опытных амбиций), но не хватает ресурсов для осуществления таких потребностей и желаний, привлечение стратегического партнера есть самым очевидным выходом.

Так, возможно констатировать, что рост прозрачности владения банками — это только внешняя сторона происходящих на рынке процессов, сущность которых содержится в переделе банковского рынка под действием конкурентных рыночных сил в пользу более сильных игроков. иностранных банкиров и Действия государства только ускоряют данный процесс.

Roza Karapetyan — Снимем маски господа


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: