Светлана лощатова: «всегда есть кто-то, кому ты нужен больше, чем банку»

      Комментарии к записи Светлана лощатова: «всегда есть кто-то, кому ты нужен больше, чем банку» отключены

Глава Славянского Банка. Светлана лощатова: «всегда есть кто-то, кому ты нужен больше, чем банку»

Досье Bankir.ru:

Светлана Лощатова. Появилась 29 марта 1960 года в Москве. Глава Славянского Банка.

Окончила во второй половине 80-ых годов двадцатого века Столичный национальный университет имени Ломоносова, кандидат философских наук.Трудилась в Учебном научно-исследовательском вычислительном центре Академии публичных наук, в Кредитно-денежном НИИ. В банковской сфере трудится с 1992 года, на позиции начальника Славянского Банка.

— За последние лет двадцать мы купили внешний «европеоидный» лоск — в плане финансов, в плане бизнеса. И вот то, что происходит на данный момент, до ощущения deja vu напоминает 1998 год. Не сутью происходящего, а сутью реакции людей.

Это указывает, что «европейская» оболочка была через чур узкой?

— Ну отчего же. Люди имеется люди, они везде реагируют в неспециализированном-то одинаково, на Западе также.

Само собой разумеется, нервозность ощущается. Привычные все чаще задают вопросы о видах и финансах на завтра, просят дать какой-то расклад. Мне думается, тяжело давать какие-либо прогнозы, в то время, когда это закончится.

Я сама оптимист по характеру и всем говорю что паника тут не нужна, по причине того, что срабатывает эффект снежного кома: один снимает депозит в каком-нибудь банке, второй, а дальше начинает трудиться «сарафанное радио», причем по принципу «У страха глаза громадны». Пологаю, что паника тут неуместна.

— Вы сталкивались в последнии месяцы с реакциями европейцев либо американцев на сегодняшний экономический кризис?

— К примеру, в Люксембурге, в то время, когда были озвучены неприятности, у контор местных банков находились очереди, а в некоторых банкоматах не было денег, по причине того, что из них сняли всю наличность. В Лондоне чуть ли не в два раза увеличились аренда и продажа сейфов. Так что это неспециализированная реакция.

И она ясна: человек прежде всего радеет за то, что нажито, накоплено. Тут и размер средств неважен, рвение сохранить то, что имеется.

— Вопрос, как сохранить. Сравнительно не так давно мой знакомый забрал досрочно, с утратой процентов, собственный депозит из Сберегательного банка, позже звонит мне и задаёт вопросы, что делать. Я ему задал один только вопрос: неужто ты воображаешь себе такую обстановку, при которой Сбербанк падет, а ты со собственными 200 тысячами рублей сохранишься?

— Разумеется, он верит, что сумеет пересидеть со собственными 200 тысячами.

— Но так как в случае если будет денежное цунами таковой силы, что сметет кроме того Сбербанк, на эти средства возможно будет приобрести разве что три банки тушенки. Неужто это не светло любому?

— Тут именно и срабатывает та самая паника. Хороший случай: в то время, когда человек поддается панике, он не хорошо осознаёт, куда бежать и что делать.

— А вы бы что дали совет?

— Прежде всего – успокоиться и проанализировать обстановку. И, исходя из этого анализа, нужна полностью трезвая рациональная последовательность действий. Непременно, необходимо взглянуть чуть-чуть вперед, хотя бы на два шага, просчитать максимально нехорошие варианты и быть к ним внутренне готовым. Поставить себе какие-то ограничения: какое количество я могу еще находиться, в то время, когда мне необходимо бежать, а, основное, куда бежать и для чего.

Но мне все-таки думается, что нужно оставаться оптимистом и не забывать еще и о том, что жизнь длится, и что будет и завтрашний сутки.

— Вы лично как собственные деньги храните? Вы к какому типу людей относитесь — тех, кто предпочитает делать более действенные ставки либо диверсифицировать собственные деньги?

— Я, возможно, как многие дамы, больше их трачу, чем храню. Деньги все-таки в первую очередь для того и созданы, дабы их тратить и извлекать максимум пользы и возможного удовольствия от той суммы средств, которую вы имеете.

А что касается тех денег, каковые отложены, то я не предприняла ни одного шага, дабы поменять что-то в совокупности собственных вложений, переложить, снять, принести к себе, положить в сейфовую ячейку, поменять валютное соотношение. Ничего для того чтобы.

— За последние пять лет между банками начала и россиянами складываться масштабно некая совокупность взаимоотношений – кредитных, депозитных, сервисных. Хрупкая еще совокупность. Данный кризис не поставит ли жирную точку на ней?

— Думаю, нет. Исключено. Какое-то развитие все же имеет необратимый темперамент, жизнь идет вперед.

В противном случае это был бы ужасный откат в прошлое.

— Третий уже по сути. Первым был «сбербанковский», в то время, когда в начале 90-х гражданам России наглядно показали, что хранить деньги в банке попросту запрещено. Второй — в то время, когда россияне брали массово акции пресловутых «народных размещений» и остались в дураках.

Это не отобьет у россиян желание инвестировать и поиграть в сособственников банков и компаний?

— Не думаю. На какое-то время, непременно, отобьет. Но не нужно забывать о том, что имеется же неизменно более юные поколения, которым, во-первых, будет весьма интересно попытаться, как это трудится, а во-вторых, захочется получить денег.

Мне думается, интерес человека, особого молодого, к инвестициям, неизбежен. И будут приходить все более продвинутые в этом отношении поколения. Сперва, само собой разумеется, будет некое затишье по окончании кризиса, стагнация рынка частных инвестиций, а позже, по мере оживления, новые мальчики придут.

— У вас, кстати, не появилось ощущения, что различные поколения демонстрируют различную реакцию на данный кризис?

— Это все-таки больше зависит от психологии, нежели от возраста. Имеется и юные люди, каковые весьма нервничают

— Вот, об этом и обращение. Мне показалось, что 25-летние именно нервничают больше. Они сформировались на череде и нефтяном росте экономических удач последних восьми лет, в условиях этакой ровной линии развития – вперед и вверх.

А мы не забываем и кризис 98-го, и павловский обмен денег, и гайдаровскую гиперинфляцию.

— Возможно, они через чур много получили и не желают это утратить, осознавая, что эти довольно шальные деньги куда-то денутся, и позже их уже так легко не получишь? А возможно, напротив, они весьма не легко получали эти деньги, и исходя из этого не желают с ними расстаться. Тяжело делать выводы, по причине того, что я не хорошо знаю данный срез финансистов.

— А по собственному коллективу что чувствуете? У нас весь год банковские сотрудники говорили о кризисе как о чем-то теоретическом, заокеанском. И лишь последнюю несколько месяцев по-настоящему почувствовали его на себе

— Понимаете, все по-различному реагируют. Само собой разумеется, все банковские сотрудники этим озабочены, все переживают, это правда. Переживают, а также, само собой разумеется, и за собственные деньги, но я думаю, у сотрудников банка весьма громадна и степень ответственность перед клиентами.

И все знают, что мы должны трудиться, стремиться к тому, дабы сохранить клиентские средства.

— А за собственное место? Говорят о масштабных сокращениях в банковской среде

— В отечественном банке речь не идет о каких-либо сокращениях, но в целом настрой рынка труда, само собой разумеется, отражается. И все же по моим ощущениям люди больше «болеют» за ту структуру, в которой они проработали какое-то количество лет. Кстати, многие отечественные сотрудники собственные деньги хранят в отечественном банке, и это также принципиально важно. Таковой получается двойной интерес, два в одном.

Но отечественные сотрудники деньги со квитанций не снимают — значит, верят.

— В Российской Федерации по большому счету громадная неприятность отношения людей со собственными квитанциями. В далеком прошлом уже констатируется, что основная неприятность «карточного» бизнеса пребывает в том, что большая часть россиян применяют банкомат как металлического дурака и просто снимают все со собственных карт в дни аванса и получки.

— Пологаю, что неприятность эта во многом утрирована, и дело тут не столь в какой-то дремучей психологии отечественных людей, а в объективной обстановке. Давайте рассудим. В случае если человек взял 20-30 тысяч рублей и ему необходимо кормить семью, то, возможно, ему несложнее снять деньги, что-то в том месте дать в семью, что-то приобрести недороже. К примеру, продукты на рынке, где терминалов нет.

А чем выше уровень заработной плата у человека, тем большинство денег остается на картах. Само собой разумеется, кое-что зависит и от уровня культуры человека. Но опыт отечественного банка говорит о том, что неприятность обналичивания пластиковых карт все же в большей мере «привязана» к уровню заработной платы.

— Еще один момент, который связан с банковским «хождением в народ». Мы видим некоторый пласт банковских продуктов и сервисов, каковые привычны. К примеру, депозиты, совокупность оплата коммуналки и т.п. Это все существует с советских времен. И имеется некоторый пласт продуктов нового времени. Те же карты, интернет-трейдинг, интернет-банкинг, ОФБУ, ОМС и т.п.

И вот необычная вещь: кое-какие новые продукты легко прижились, а кое-какие так и остановились на низком старте. Банкиры говорят, что сущность ОФБУ люди до сих пор не знают, не идут. У вас как?

— У нас вся линейка этих продуктов имеется и, вправду, отмечается как раз такая неспециализированная обстановка. Но на данный момент любой банк пробует предложить как возможно большее количество одолжений не столь чтобы массового реализовать их, а в надежде привлечь и удержать клиентов, дать им возможность максимально широкого выбора продуктов. А дальше люди выбирают, что им нравится.

Для массового внедрения некоторых продуктов потребуется побольше времени, люди должны разобраться в них.

— Ну, с интернет-банкингом нетрудно разобраться. И думается логичным высказать предположение, что он должен быть пользуется спросом пропорционально присутствию интернета в жизни россиян. Другими словами, в случае если 20% обитателей России каждый день пользуются интернетом, по идее 20% клиентов должны пользоваться данной услугой. По статистике же данной услугой пользуются 2%.

Из-за чего?

— Имеется люди, которым эта услуга скучна, имеется люди, каковые не доверяют интернет-банкингу. Возможно, это особенности ментальности. Помните, что многим клиентам придти в офис «собственного» банка, пообщаться, взглянуть, как в том месте у них дела.

— А по конторам люди делают выводы о банке?

— Да, непременно.

— И что тут серьёзнее? Насыщенная судьба офиса либо его уровень качества?

— Уровень качества. Встречают по одежке — этого еще никто не отменял. Люди наблюдают, какой в банке оперзал, как одеты операционисты, как выглядит охрана.

— Имеется французская концепция домашнего банкинга, которую целый век проповедовал Societe Generale. В то время, когда семьи целыми поколениями обслуживаются в одном и том же офисе, банковские клерки знают их по именам, поздравляют с домашними праздниками, открывают счета на детей, а за хорошие отметки в школе кроме того премии от банка начисляют. Как думаете, вероятен ли таковой вариант в Российской Федерации и по большому счету, вероятен ли он Сейчас, где количество «прибанкиренного» населения заметно возросло?

— Думаю, вероятен. Росбанк, к примеру, кроме того открывает мини-зарплатные проекты, для тех, кто желает перечислят заработную плат собственной домработнице либо няне на карту. И по телефону возможно дать какие-либо распоряжения в некоторых банках.

— А вы сами как физическое лицо в Славянском банке обслуживаетесь?

— В Российской Федерации да.

— Отличие в обслуживании у нас и за границей подмечаете?

— Правила полностью такие же. Е Европе приблизительно схожие схемы организации работы с потоком клиентов. Если вы приходите как большой клиент, как VIP-клиент, само собой разумеется, вас встречает менеджер, провожает в переговорную помещение, предлагает кофе и т.п. Но и в русских банках с VIP-клиентами совершенно верно кроме этого трудятся. Тут я не вижу никакой отличия. Но в том месте посильнее интернет-банкинг развит.

И, помимо этого, в том месте несложнее все трудится, меньше бюрократии. В Европе вы имеете возможность заполнить платежку, ее в коробку и уйти, не стоя в очереди к операционисту. Бухгалтер компании может придти в любой офис банка, в котором у компании открыт счет, и осуществлять каждые операции, и никто не будет судорожно искать вашу карточку образцов оттисков и подписей печати.

И без того потом.

Я задавала вопросы собственных экспертов: из-за чего, в случае если компания открывают счет в отечественном отделении на улице Андроньевской, она не имеет возможности совершить собственные платежи на Белгородской? Но, по сути, так и не взяла вразумительного ответа. Помимо этого, что у нас такие инструкции, и мы можем совершить платежи лишь в том месте где имеется карточка печати и образцов подписей Другими словами это вопрос не столь банкиров, сколь тех, кто устанавливает правила игры.

— По каким параметрам, на ваш взор, люди выбирают банк?

— Количество воображаемых продуктов да и их условия в банках выравниваются. Но уровень качества обслуживанию возможно различным. Для среднего банка, для того чтобы как отечественный, уровень качества и делается надёжным способом и самым главным привлечения клиента.

По причине того, что по своим возможностям ни один средний банк и отдаленно не сравняется со Сбером либо Газпромбанком, и довольно глупо пробовать это сделать.

— А критерий надежности играет роль? И как его представить? Имеется оценки Центрального банка, имеется оценки различных рейтинговых агентств На что, на ваш взор, может ориентироваться клиент?

— На какой-то конкретный рейтинг либо статистику ориентироваться особенного смысла нет. Это все только цифирь, а надежность зависит фактически только от управления активами. А этого публично никто не продемонстрирует на таком уровне, дабы было доступно и ясно любому клиенту.

— В банковские рейтинги вы не верите? По их предлогу имеется две крайности: одни вычисляют это фикцией, скорее пиаровской, чем экономической категорией, а другие на основании рейтингов готовы принимать решения

— Тут необходимо отыскать какую-то золотую середину. Но заявить, что это фикция чистой воды, запрещено.

— Но вы не стали бы принимать ответ о каком-то партнерстве лишь на основании рейтингов?

— Нет, я бы не стала.

— А ваши партнеры, приходя к вам — как они интересуются рейтингом? Допустим, пришел в Славянский банк западный партнер с какой-то сделкой, и…

— В первую очередь, западный партнер постоянно просит аудиторский отчет. С этого все начинается, а дальше он просто будет наблюдать, как ему увлекателен данный банк с позиций воображаемых качества и услуг этих одолжений. Исходя из этого, западные банки и не смущаются малыми размерами русских банков при каких-то сделках либо приобретениях.

— Кстати, как вы полагаете, новая волна поглощений и слияний по окончании кризиса будет громадна? Кое-какие наблюдатели прогнозируют целое цунами

— Нет, не пологаю, что будут какие-то массовые приобретения зарубежными банками русских. Им на данный момент придется без шуток разбираться со своей денежной совокупностью. Скорее, российские банки будут каким-то образом сливаться.

— В Российской Федерации поглощения проходят легко, а вот со слияниями неприятность. Я слышал такое вывод: русская ментальность такова, что у нас предприниматели не могут на равных соединять капиталы. Вы так не вычисляете?

— В первую очередь, весьма сложна сама процедура слияния двух банков Не смотря на то, что, возможно, вы правы: отечественным не легко на равных объединяться, сперва в обязательном порядке необходимо посчитаться, кто основной.

— Возможно заявить, что среднему банку тяжелее обслуживать клиентов, чем большому? К примеру, что Славянскому банку это тяжелее, чем Альфе?

— Нет, клиент от нас не требует никаких особых функций. Легко мы меньше на слуху, следовательно, нас значительно меньше людей знает и сложнее завлекать клиентов.

— А удерживать?

— Вы понимаете, по-различному не редкость. Само собой разумеется, в случае если мы не можем предложить клиенту, того, что он желает с позиций финансирования, то его удержать сложно и он уходит. В случае если клиента устраивают отечественные условия, отечественное отношение и ему не необходимы какие-то большие кредиты, то он остается. Так что нельзя сказать, что переход всех клиентов в наибольшие 20-30 банков страны неизбежен.

И у малых банков, и у средних, и у больших имеется собственные целевые аудитории.

— А из-за чего в Российской Федерации не отправилась синдикация? Казалось бы, банковский мир в далеком прошлом создал эту разработку, которая решает проблему кредитования клиентов в средних банках. К примеру, ваш клиент требует у вас финансирование, которое вы или не имеете возможность ему дать, или через чур высоки риски. Вы делаете синдикат и решаете проблему клиента.

На Западе это делают, более того, мы видим как деятельно российские компании завлекали до недавнего времени синдикаты западных банков. Это что — снова русская ментальность? Не смогут договориться?

— Не смогут договориться, не смогут клиента поделить. Тут вопрос в том, что среднему русскому банку весьма интересно не просто выдать кредит, а взять клиента на обслуживание, другими словами обслуживать его интернациональные расчеты, зарплатные проекты, расчетные квитанции, целый комплекс одолжений предоставлять. Участие в синдикате легко чтобы кредитовать, само по себе не весьма интересно.

Западным банкирам она увлекательнее, по причине того, что у них на рынке все уже устоялось, сложилось и его игрокам весьма интересно играться кроме того на том поле, которое сулит минимальную маржу.

— У нас констатируют, что на волне удач заработной плата в Москве, в особенности в денежной сфере, были задраны выше объективного уровня

— Я думаю, не только в денежной сфере. В Москве они везде были задраны выше адекватного уровня. Для людей это было, само собой разумеется, хорошо, но нужно осознавать, что это был нездоровый рост.

— И что кризис? Опустит зарплаты, застолбит их на нынешнем уровне либо все будет зависит от конъюнктуры?

— В целом опустит. Раза в полтора.

— А в каких-то отраслях вы видите больше шансов на прорыв?

— От кризиса пострадают все. Пострадает целый ритейл, по причине того, что реально у людей будет меньше денег, они начнут экономить, меньше ездить куда-то, еду будут брать больше на рынках, чем в супермаркетах. Не говоря уже о девелоперах, риэлторах, биржевиках и т.п.

— Забавно, что совсем различные реакции у топов русского бизнеса. У одних — паническое либо псевдопаническое настроение. Такое чувство, что человек личные неудачи желает запрятать под неспециализированной «маркой» кризиса.

У других — спокойная а также оптимистическая реакция. Из-за чего?

— Да легко кто-то лучше держит удар, кто-то — хуже.

— А вы понимаете какой-то эталон либо близкий к эталону пример, в то время, когда предприниматель красиво держит удар, достойно реагирует?

— Нет, возможно, не знаю. Может, легко информации нет. В действительности никто особенно не желает говорить о неудачах, даже в том случае, если наряду с этим он достойно выдержал удар.

— Неудача — это же не летальный финал, у всех бывают неудачи

— Само собой разумеется, не летальный. Где-то убыло, значит, где-то прибыло. И напротив: в случае если у вас успех в чем-то, то постоянно следует посмотреть назад, и взглянуть, где убыло

— Вот вы по образованию философ. И как вы в годы учебы прореагировали бы, если бы вам заявили, что окажетесь в кресле главы банка?

— Для меня это было из серии «То, чего не может быть ни при каких обстоятельствах».

— А как на данный момент в этом кресле себя уютно ощущаете? Как оно по большому счету женское? Дам в банкинге большое количество, но все же большинство топов тут – мужчины.

— Понимаете, в случае если честно, потому, что мне по моей главной профессии получить работу было по большому счету нереально, то в свое время жизнь распорядилась так, что у меня была возможность пойти трудиться в банк. К тому же мне это было легко весьма интересно.

— Вы сначала собственной банковской карьеры в Славянском?

— Да. Само собой разумеется, на старте было непросто, не все осознавала. Но было огромное желание определить что-то новое, а свойство обучаться у меня высокая, как и свойство принимать какие-то важные ответы.

— А не надоедает? Так как в случае если мужчина довольно часто готов уйти с головой в бизнес, то у дамы неизменно имеется баланс. Одна из отечественных прошлых собеседниц, генеральный директор компании «Мультиброкер» Наталья Кирпиченко заявила, что четко ставит границу между работой и домом и может отвлечься от работы, хоть гори она огнем

— Ну, на пожар в банке я, само собой разумеется, примчусь (радуется). Но в то время, когда все идет прекрасно, то, само собой разумеется, я живу не только работой и думаю не только о работе.

— Что для вас есть релаксом? У вас не редкость такое, что вы закрыли дверь кабинета и сообщили себе: «Все, семь дней ко мне не приду!»

— Само собой разумеется, не редкость. А что касается релакса Как и для любого человека, основное — семья. У меня сын мелкий.

Исходя из этого неизменно имеется кто-то, кому ты нужен больше, чем банку А так я с наслаждением путешествую.

— Куда?

— В Европу, по большей части. Весьма обожаю центральную Европу, романскую культуру. Возможно, отражается, что изучала французский язык, исходя из этого французская либо итальянская культура мне ближе, чем германская либо англо-саксонская. Мне нравится итальянская ментальность, их веселие, открытость.

А во Франции я легко себя ощущаю, по причине того, что у меня в том месте нет никаких языковых барьеров в общении. Из далеких государств нравится южная Африка — саванна, животные, совсем «необъезженная» человеком природа.

— А не считая путешествий?

— Книги. Время от времени классику перечитываю, время от времени какие-то современные книжки просматриваю, лишь не эти отечественные новомодные женские детективы и тому подобное. По окончании Пелевина я ни за кого из отечественных авторов больше не зацеплялась

— Так разочаровал?

— Нет, легко больше никто хороший не попался из отечественных. Пелевин, в особенности его первые ранние книжки, покинул весьма хорошее чувство.

Барбоскины Выпуск 6 — Дворовая история (мультфильм)


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: