«Удача — пятьдесят процентов успеха бизнеса»

      Комментарии к записи «Удача — пятьдесят процентов успеха бизнеса» отключены

«Удача - пятьдесят процентов успеха бизнеса»

Евгений Купраш Менеджер, Москва

Практически два года назад Полина Волошина завершила собственную карьеру телесценариста. Необходимо было сделать выбор, чем заниматься дальше. Предстоящие события вынудили ее поверить в чудеса.

Похоже, западная традиция людей мастерства осваивать корпуса предприятий докатилась и до Москвы. Дабы попасть в мастерскую проекта Mooqla, необходимо преодолеть проходную, отыскать необходимый корпус и подняться на второй этаж. В следствии упорство визитера будет вознаграждено: пройдя через мастерскую, он попадает в офис с практически домашней обстановкой.

У окна тихо жужжит швейная машинка, на протяжении стенки высится уставленный коробками стеллаж с готовой продукцией, а красивая женщина подстригает волосы необыкновенного вида куклам и наряжает их во в полной мере взрослую одежду.

Придумывает необыкновенных кукол Полина Волошина. Сейчас данный бизнес — совсем не детская игра: она и ее коллектив делают в месяц около 150 кукол 18 моделей ценой более $400 в рознице. Если бы в начале 2006 года Полине Волошиной поведали, что скоро она с нуля создаст «кукольный» бизнес с ежегодным оборотом более $700 тыс., она, возможно, засмеялась бы предсказателю в лицо.

Выпускница ВГИКа и создатель сценариев к отечественным сериалам, она из муки, соли и воды делала кукол для собственного мелкого сына и не помышляла о покорении мира. И не смотря на то, что ее бизнес начался с выведения клопов в мастерской, меньше чем через год придуманные ею куклы показались в респектабельных европейских магазинах. Полина Волошина о неразрешимых задачах, странностях и везении собственных кукол — в интервью Executive.

Executive: Писать сценарии для сериалов – не самая нехорошая работа для недавней выпускницы ВГИКа. Для чего было что-то поменять?

Полина Волошина: Ну, в начале 2000-х годов работа телесценариста была не самая несложная. В то время сериалы создавались друг за другом, исходя из этого мне приходилось выдавать количества, несовместимые с жизнью. Писать по 50 страниц сценариев в сутки та еще работа. Платили немного, платы были несоизмеримы с нынешними. Довольно часто «кидали». Подозреваю, что эта традиция жива и поныне.

Работодатель искусственно создавал долг по заработной плату, применяя его как крючок, и я не знаю ни одного случая, дабы данный долг возвращали. Заслуженных, признанных сценаристов «кинуть» было сложнее, но я в собственные 20 с маленьким к числу умелых авторов не относилась. Однако, тогда было лучше трудиться на ТВ, потому, что кино в Российской Федерации фактически не снимали. В общем, лет через шесть работы в таком темпе пришла усталость.

Да и постоянные внутрикорпоративные разборки надоели.

Executive: Но в случае если все было так не хорошо, может, не нужно было по большому счету идти сценаристом на ТВ?

П.В.: А я и не планировала этим заниматься. Легко совсем случайно прошла конкурс. Возможно заявить, что в сценаристы меня насильно вложили. Такое в моей жизни, нужно сообщить, происходит частенько. Почему-то важные ответы принимаю не я, а родные люди, каковые следят за мной со стороны. Мне показывают на какой-то проект и говорят: «У тебя окажется!» Как ни страно, окружающие выясняются правы.

Я не из тех людей, каковые планируют , выполняют «красную линию» в жизни и превосходно знают, чем они будут заниматься. Неизменно действую по обстановке. Все получается спонтанно.

Executive: Неужто оказалось шесть лет спонтанно трудиться на ТВ?

П.В.: Как раз. Это было начало 2000-х годов. Тогда снимался первый в Российской Федерации сериал. В то время не существовало какой-либо технологии выпуска для того чтобы продукта. Все старались и выкладывались на полную катушку, но сериал снимался продолжительно и мучительно. Уже по окончании ухода я выяснила, что сериал не только не сняли до конца, но и позже стыдились показывать по ТВ.

Меньше, первый блин вышел совсем уж комом. Но позже разработку отработали, обстановка изменилась. Суммы платов для сценаристов выросли на порядок. Быть может, останься я в сериальной индустрии, я бы получала кроме того больше, чем приносит мой сегодняшний бизнес.

Но в том месте работа не просто тяжелая — в том месте сложно психологически. Телевидение — сфера, где крутятся большие деньги. Количество желающих стать ближе к кормушке не поддается исчислению. Взаимоотношения в данной сфере строятся по закону джунглей: выживает сильнейший. Я решила продемонстрировать зубы, пойти против совокупности – и меня убрали.

Оказалось, что не считая характера необходимо иметь еще и соответствующий статус, дабы говорить с соперниками на повышенных тонах. В случае если 25-летняя девочка приходит к громадным боссам, показывает им на их промахи и выдвигает собственные условия, ее не слушают — с ней прощаются. Это совокупность. Сломать ее не окажется.

Выжить и стать кем-то возможно, в случае если имеется «крыша». Кто это будет – твой отец, твой брат, твой любовник, твой супруг – не имеет значения. В случае если «крыши» нет, то ты – все равно что сардина рядом с акулами.

Executive: Принято вычислять, что для запуска собственного бизнес-проекта нужна изрядная часть уверенности. Как-то это не вяжется с вашими словами об отсутствии «красной линии».

П.В.: На мой взор, начать собственный дело возможно и без «красной линии». Во мне, к примеру, совсем отсутствует дух авантюризма, но имеется желание и азарт выполнить невыполнимое. Достаточно поставить себя в твёрдые условия. Со мной такое уже происходило. В то время, когда я ушла с телевидения, у меня очевидно не было денег.

В этот самый момент мне предлагают «кукольный» проект. А я не могу делать кукол а также не воображаю, как их делать. По большому счету. Но имеется задача: наладить производство и придумать что-то такое, дабы все ахнули. Это вызов.

И вот в то время, когда тебя вот так берут на «Слабо?», включаются какие-то неизвестные механизмы. Появляется желание продемонстрировать итог.

У меня нет никакой определенности в том, чем мне хочется заниматься. Грубо говоря, я берусь за любой проект – и творческий, и нетворческий. Вместо кукол это имели возможность бы быть машины, недвижимость, пиар… Ты начинаешь продумывать, чем, к примеру, вверенный тебе коттеджный поселок будет различаться от подобных по цене, дабы люди выбирали для проживания как раз его.

Возможно идти в область связей с общественностью, заниматься имиджем политиков, продумывая все в подробностях. Возможно идти в телевидение и в кино. Умение что-то придумать и весьма интересно все преподнести – это годится для всего, чем бы ты не занимался.

Executive: Тогда как именно кухонные опыты с куклами трансформировались в независимый проект?

П.В.: Возможно, это из разряда чудес. Я говорю об этом полностью без шуток, потому, что верю, что успех — это как минимум 50% успеха бизнеса. Расчет развития обстановки у нас мало что решает: просчитать все, что происходит с бизнесом в Российской Федерации, нереально. Куклами на продажу я не занималась ни при каких обстоятельствах.

В то время, когда показался человек, захотевший инвестировать в «кукольный» проект и доверить данный проект мне… Это как любителю лепить машинки из пластилина предложить начать производство настоящих машин. Конечно, вместо того, дабы поразмыслить «Ах, как же мне повезло!», я поразмыслила «Что же я буду делать?!» С одной стороны, необходимо быть идиотом, дабы отказаться от того, дабы в тебя инвестировали , а с другой – это все-таки ответственность. Ты ж вправду не можешь!

Ты осознаёшь, что твои кухонные испытания с куклами из муки, соли и воды необходимо перенести в производственную плоскость. Ясно, что нужна разработка, да вот лишь как ее создать? Нет ни учебных пособий, ни специалистов под рукой – ни-че-го! И задать вопрос не у кого: у тех производств, что имеется в Российской Федерации, совсем второй принцип работы.

Но я все же дала согласие. Скорее, не я дала согласие, а он мне сообщил на первой встрече в мае 2006-го: «Давай сделаем таковой проект». Я ответила: «Давай».

Executive: Из-за чего инвестор захотел, дабы проект возглавили как раз вы?

П.В.: Я до сих пор о его обстоятельствах так и не знаю. Само собой разумеется, имеется предположения, но как они верные, неизвестно. Инвестор проекта – предприниматель полностью, твёрдый а также пара циничный. Он ничего обо мне не знал.

То ли ему кто-то что-то поведал, то ли он сам на меня вышел. Может, просматривал мой блог… Как он сделал выводы и решил – не знаю. Но однако.

Executive: Другими словами, мысль делать куклы принадлежала ему?

П.В.: Само собой разумеется. Я и поразмыслить не имела возможности о том, дабы из кукол, слепленных на кухне, возможно сделать бизнес.

Executive: Вы имеете возможность назвать имя инвестора?

П.В.: Нет.

Executive: Как складывался подготовительный этап?

П.В.: Отечественная первая встреча случилась в мае 2006-го. После этого он показался в июле, в промежутке между разъездами в мире, и задал вопрос: «Ты чего-нибудь делаешь?» Я ответила, что нет. Он сообщил: «Необычно. Мы же с тобой все решили.

Делай!» Я говорю: «Я ничего не могу». На протяжении его очередного визита в Россию — это было в августе – он решил забрать обстановку в собственные руки и внес предложение снять в аренду мастерскую, дабы я осознала, что все-таки обязана начать. Почему-то мне до последнего момента думалось, что это такая хохма.

Но в то время, когда зашла в снятое в аренду под мастерскую помещение, то все поняла. Помещение было громадное (как мне в то время показалось), лишь по окончании ремонта, и размешалось в пределах Садового кольца – таковой важный вызов. Правда позже оказалось, что везде были клопы, но они в арендную плату не входили и достались нам бонусом. Я возвратилась к себе, вся искусанная клопами, и поразмыслила: «Все равно неясно, с чего затевать».

Однако, бизнес начался. Пускай и с выведения клопов. А в том месте пошло-отправилось. Я делала что-то, что вычисляла нужным. Вопросов была масса. Из чего делать кукол? Будет ли это пластик, в случае если да, то какой и где его брать? Какое будет оборудование?

Какая разработка? Какие конкретно шарниры? Из чего куклам делать волосы?

В общем, на подготовительный этап ушло довольно много времени.

Executive: А как решали вопрос с подбором персонала?

П.В.: О, с этим было еще сложнее. С простыми бизнесами так как как? Открываешь сайт типа Job.ru и находишь соискателей по понятным тебе параметрам. Мне же было совсем не светло, как сформулировать требования к кандидатам.

Кроме того в то время, когда обзванивала привычных в надежде подобрать людей, то практически на пальцах все растолковывала. Уж не знаю, как меня осознавали. Но случилось второе чудо.

Люди, которых я искала, все-таки нашлись. Само собой разумеется, они понятия не имели, как делать кукол, но сумели перенести собственные знания в новую область. У меня как у человека, что всю жизнь получал написанием текстов и ни при каких обстоятельствах ни к какому производству не имел отношения, это в голове не укладывалось. Оказывается, разработка изготовления шарнирных кукол была достаточно близкой к ювелирной: те же инструменты, те же процессы. Но до этого нужно было дойти.

Само собой разумеется, если бы я знала, то сходу искала бы ювелиров.

Executive: Другими словами, сложилась та самая обстановка вызова?

П.В.: Подобные проекты увлекательны собственной новизной: предстоит сделать что-то, чего раньше не было. Это как изобрести велосипед, но не простой, а с претензией. Вот китайцы создают продукты без претензий. Они берут уникальное изделие, разбирают и стараются скопировать. Мы также имели возможность заказать шарнирных кукол из Америки, разобрать их, осознать особенности конструкции, но оказавшийся продукт не был бы уникальным.

Мне же принципиально весьма интересно изобрести собственный велосипед. В этом отношении выяснилось плюсом то, что я очень в куклы-то ни при каких обстоятельствах не игралась. Не обожала. Я механизмы обожаю – автомобили, самолеты, вертолеты, роботов. В юные годы мне нравилось наблюдать, как ремонтируют автомобили. Меня это очаровывало. Наряду с этим автомобиль я не вожу, не смотря на то, что хорошо в них разбираюсь. Таковой вот мальчуковый взор.

Возможно, исходя из этого в моих куклах основное – как раз механизм. Как-то раз заметила шарнирных кукол, мне стало весьма интересно. Мысль вызревала довольно продолжительное время, и, в конечном итоге, в то время, когда мы начали производство, то нарушили, думается, все существующие каноны. «Неточности» стали причиной неожиданному увеличению качества. Показалась кукла, которая не попала в один последовательность с аналогами, а создала собственную нишу и перешла из категории бытовых вещей в категорию вещей совсем иного качества.

В магазинах, где продаются муклы, они стоят в отделах дорогих подарков. Оценщик английского универмага Harrods по большому счету назвал их произведением мастерства.

Executive: А как вы сами их позиционируете?

П.В.: Имеется куклы для игры, с ними ясно; имеется куклы арт-класса — они стоят за стеклом и являются украшением интерьера. Мукла оказалась универсальной. Проходя мимо, владелица может пересадить ее, к примеру, со стола на монитор компьютера, пригладить волосы, исправить одежду на ней. Мукла привносит в повседневную судьбу девушки некоторый элемент игры. Неспешно хозяйка в это втягивается, ей делается весьма интересно.

Мукла по большому счету разрабатывалась с расчетом на игру. Мы весьма долго выбирали пластик, дабы он дорого смотрелся, был приятен на ощупь и не бился при ударе. Дабы не было острых осколков.

И в случае если дать ребенку фарфоровую куклу никому не придет в голову, то мукла провоцирует на то, дабы с ней играться: она подвижна. Ну а вдруг создаешь провокацию, то уж сделай так, дабы оправдать все надежды того, на кого эта провокация нацелена. Исходя из этого прочности мы уделили особенное внимание.

Executive: Вы проводили с муклами краш-тесты?

П.В.: Приложив все возможные усилия кидала их об стенке. Пол для краш-теста не подходит. В мастерской он древесный, а дерево смягчает удар: при падении на паркет не каждый фарфор разобьется. А стенки кирпичная. Возможно было, само собой разумеется, кукол и очень не париться. Но в то время, когда ты делаешь мелким тиражом сложный для фальсификации авторский продукт, в то время, когда тебя превосходно знают, ты за собственную продукцию отвечаешь. Мукла прочная, с ней вправду возможно играться.

Само собой разумеется, если она попадает в руки детям, это ее не выручает. Все-таки мукла — презент не детский. Муклы увлекательны по большей части взрослым девушкам, от 20 и старше. Наряду с этим мукла не выглядит как «Барби». Держать «Барби», допустим, на рабочем месте в офисе, не годится – не осознают.

А мукла позиционируется как дорогой презент. И выглядит соответствующе.

Executive: Среди клиентов либо ваших привычных большое количество коллекционеров, каковые бы собирали только мукол?

П.В.: Точно не знаю, но, думаю, такие имеется. Как ни страно, большое количество заказов приходит с севера. Коллекционеры, каковые собирают кукол как таковых, смогут приобрести у нас одну – легко вследствие того что мукла – это что-то новое и необыкновенное в кукольной индустрии. Но имеется конкретно коллекционеры мукол.

А первые большие партии по большому счету приобрели Газпром и Русал. По всей видимости, сотрудницам в качестве подарка.

Executive: Кто придумал наименование «мукла»?

П.В.: С заглавием отдельная история. Задолго перед тем, как начался проект, я услышала песню «Кукла-мукла» группы «Кооператив Ништяк». Я об этом коллективе ничего не знала, но кто-то из друзей, кто был в курсе моих кухонных опытов с куклами, отправил ссылку. Возможно, мне ее отправили вследствие того что первые изготовленные мною девочки были мало… гм… необычные.

Я-то песню послушала и забыла, но слово «мукла» осталось где-то в подкорке. Позже это же наименование внес предложение дизайнер Артемий Лебедев. По всей видимости, слово «мукла» так хорошо засело в подкорке, что я сразу же дала согласие. А практически несколько недель назад на одной из афиш я заметила наименование группы «Кооператив Ништяк» и сходу все отыскала в памяти.

Но, это не умаляет вклада Тёмы, что придумал назвать моих кукол муклами.

Executive: На сайте студии Лебедева Mooqla.ru имеется в портфолио…

П.В.: Студия создала фирменный стиль, сделала дизайн упаковки и дизайн сайта. В то время, когда в сети про мукол стали писать, то, само собой разумеется, упоминали Артемия Лебедева. Многие поразмыслили, что муклы – это его рук дело, а я – легко исполнитель его идеи. Тёму не обожают как успешного человека, а он еще по-барски кичится тем, что неизменно на ход в первых рядах всех.

Любой скептик вычисляет своим долгом уколоть его. Как персонаж Тёма мне весьма красив, хоть мы с ним близко и не дружим. Его компания создала для бренда антураж.

Executive: Сотрудничество длится?

П.В.: В намного меньшей степени, но однако. Они выполнили отечественный заказ по разработке фирменного стиля и сайта. Муклы кроме этого продаются через их вебмагазин.

Executive: какое количество мукол удается делать в месяц?

П.В.: Сто-сто пятьдесят. Любая модель ограничена тиражом в 50 экземпляров девочек из летней коллекции и в 300 экземпляров – из зимней. на данный момент у нас производятся 18 моделей мукол.

Executive: Истории для каждой муклы достаточно мрачные. Кто их придумывает?

П.В.: Писательница Линор Гаралик. Я ей в общем обрисовала задачу, она придумала школу, истории и имена для всех девочек. Часть текстов сделали копирайтеры Лебедева.

Позже я «причесала» все тексты под единый стиль.

Executive: Оказывает помощь ли в раскрутке проекта ваш статус и интернет «тысячницы» в Живом Издании?

П.В.: Пологаю, что не очень. Сам интернет сперва, само собой разумеется, помог: первые клиенты приходили именно из Сети. отзывы и Первичная информация распространились через интернет и через блоги. Сработало сарафанное радио.

Посредством социальных медиа, по сути, был охвачен всю землю. Но позже, в то время, когда муклы стали продаваться в оффлайне, оказалось, что многие клиенты в магазинах про мукол ничего не слышали. Так что Сеть – это легко инструмент для передачи новостей.

Информация расходится волнами: в случае если я вешаю у себя в ЖЖ одну фотографию, она кочует по сайтам и блогам в течении приблизительно 14 дней.

Executive: Вы упоминали о том, что пробовали зайти с муклами в английский Harrods. Проявляют ли интерес другие магазины за границей?

П.В.: Муклы имеется в парижской Galerie Lafayette и, само собой разумеется, в магазинах Москвы.

Executive: Неужто в респектабельные магазины удалось пробраться свободно?

П.В.: Имеется один парадокс, что мне, с одной стороны, занимателен как явление, но иначе очень не нравится. В случае если делать проект, выстроенный на провокации (а в отечественном продукте такая провокация имеется, причем полностью явная), то провокация делается занимательна клиентам, но начинает пугать продавцов. К примеру, в одном из наибольших столичных универмагов сперва дали согласие реализовывать мукол, а позже определили историю каждой девочки и отказались.

Какие-то девочки, какая-то школа, какие-то загадочные события… Похоже на патологию, рассудили в магазине. И решили с патологией не связываться.

Executive: И довольно часто так происходит?

П.В.: С опасением и насторожённостью сталкиваешься везде. Одновременно с этим всем ясно, что людям увлекательны загадочные а также пугающие вещи. Ты стоишь перед выбором. Возможно, само собой разумеется, сделать так, дабы понравилось всем. Тогда ты должен наступать себе же на горло, но основное — нарушать собственную стройную концепцию и становиться в один последовательность со множеством аналогов. Не смотря на то, что, иначе, «Барби» какое количество времени на рынке?

И все время ее хают: и история попсовая, и устарела она, и пропорции у нее не те. Критики найдутся на любой продукт. Однако, от того, что один магазин откажется ее реализовывать, «Барби» никак не пострадает. Кроме того в случае если ее запретят реализовывать в целой стране, очень сильно хуже все равно не станет. А у нас бизнес мелкий. В случае если какой-то большой магазин отказывается, для нас это уже чувствительно. Везде имеется цензура.

Вот у меня куча идей, но вот пройдут ли они цензуру – второй вопрос.

Executive: Что это за идеи?

П.В.: Я уже начала писать ежедневники девочек чтобы разместить их в Сети. Возможно в пику историям о Гарри Поттере выпустить книгу про школу в Миллвер-Оакс и ее обитательниц. Либо одна из следующих коллекций – девочки, каковые жили в данной школе 100, 200, 300, 400 лет назад.

Как неизменно, для каждой – собственная загадочная история. Одна утонула в озере, вторая упала с лошади и сломала шею, третья повесилась, четвертая погибла от загадочной заболевания… Окажется коллекция девочек-привидений из различных эр. Литературная составляющая – все же ближе к сериалу «Твин Пикс», нежели к «Гарри Поттеру»: мистическая, наполненная необъяснимыми чудесами, мрачная, но не готичная.

Из данной выдумки возможно сделать коммерческий продукт, но, дабы продукт вправду оказался, необходимы, по всей видимости, совсем затраты и другие усилия на продвижение. Магазины, вероятнее, сообщат: «Реализовывать куклы мертвых девочек? Да вы с ума сошли!» Вот отечественные муклы продаются в детском магазине «Винни» на Рублевке.

Представьте: приходит мама, которая берёт одну из отечественных девочек в прекрасном платье, а позже возвращается к себе, по визитке заходит на сайт и просматривает, что приобретённая кукла – призрак девочки, которая повесилась триста лет тому назад. Это же кошмар, скандал! Кроме того в суд смогут подать. Рынок к таким вещам еще не готов.

Особого магазина, где мукол новой коллекции возможно реализовывать с пометкой «Мертвая девочка», в Российской Федерации нет.

Executive: Ну, актуальная коллекция оказалась вовсе не мрачной…

П.В.: Это отечественный реверанс в сторону коммерции. Коллекция именуется Mooqla Fashion , девочки в ней выглядят как настоящие модели. Они стильные, наряжены в сложную и дорогую одежду и весьма похожи на настоящих девушек с подиума – такие же дистрофичные, изможденные, лишь постарше, чем из прошедшей коллекции. Но я все равно сделала их необычными, дабы уж совсем от идеи не отступать. Само собой разумеется, они необычные в намного меньшей степени, чем имели возможность бы оказаться.

Ответственная подробность: в историях девочек на сайте ничего не говорится точно. Лишь намеками. Все преподнесено так, как будто бы они были обвинены в каких-то грешках, но доказательств нет как нет. На уровне догадок.

А вот с привидениями сложнее. То, что девочки погибли – это факт. Вот их привидения.

Executive: Компания Mattel делает хорошей бизнес на торговле аксессуарами для «Барби». На ваш взор, в Российской Федерации с муклами такая игра стоит свеч?

П.В.: У нас имеется коллекции одежды для мукол. Костюмы продается раздельно. Но имеется неприятность с доставкой. Представьте, что все эти платья-трусики едут в второй город экспресс-почтой. Цена пересылки, к примеру, в Сургут, довольно большая. Не смотря на то, что фанаток это не пугает. Нам еще весьма на большом растоянии до Америки, где доставка развита лучше и стоит дешевле. Нам на большом растоянии до «Барби», которая в Штатах продается в каждом захолустном городе со всякими аксессуарами.

С небольшими вещами сложно. Их тяжело реализовывать. Не считая Питера и Москвы, пожалуй.

Executive: Вы еще не отказались от замыслов по мировому господству?

П.В.: У меня имеется желание развить бренд, сделать его русским аналогом Пикачу. В свое время о Пикачу не считая японцев не было человека, кто знал, а позже покемонами заболел всю землю.

Executive: На ваш взор, это вероятно?

П.В.: Думаю, да. Основное – заинтересовать, вызвать и поймать актуальный тренд, что мы уже, фактически, и сделали. Я сознательно делала мукол с этими необычными лицами, а не с шаблонно-прекрасными. Это ж скучно! Я старалась сделать атипично прекрасных девочек.

Муклы весьма дистрофичные, с живым взором, совсем фарфоровой кожей — они похожи на моделей, образы которых применяют в собственных рекламных кампаниях актуальные торговые марки. Представим фантастическую обстановку – Dior либо Chanel снимают рекламу собственных духов и в качестве модели выбираю муклу. Либо DolceGabbana делают для мукол коллекцию одежды.

Это необычно, для того чтобы еще ни при каких обстоятельствах никто не делал. А для актуального дома еще и экономия – гонорар муклы намного меньше, чем гонорар настоящей модели! На базе кукольных историй возможно писать мистические книжки, снимать кино, расширять коллекцию аксессуаров.

Это полностью быть может, но пока не рассматривается – нет четкой видимости того, как это сделать.

Может, случится очередное чудо, такое же, как чудо их появления. К примеру, появится вторая компания, которая сможет вывести бренд на интернациональный рынок. В случае если я верно не забываю, с «Гарри Поттером» случилась подобная обстановка. Джоан Роулинг и не считала, что ее книга станет началом поттеромании.

Однако, познание того, что идею возможно развивать, имеется. Но это пара другие суммы, другие вложения. И тогда возможно производить серии книг, делать фильмы по этим книгам, печатать комиксы, реализовывать под брендом Mooqla аксессуары и одежду для настоящих девочек и т.д.

И вот тогда возможно создавать отдельную вселенную. В принципе, бизнес-модель весьма похожа на ту, что употребляется, к примеру, у компании Disney, в то время, когда некоторый кинематографический либо мультипликационный персонаж делается отдельным брендом.

Executive: А странноватый имидж мукол не станет к тому препятствием?

П.В.: Мукольная история – она по большому счету пара необычная. Однако, в мире мукол прослеживается соответствие с тем, что происходит в мире дам – аноректичность, нескладность, какая-то подростковость… В настоящей fashion-индустрии это также имеется. Мы умело подхватили эталон.

Мукла отвечает современным канонам женской красоты, которая стала весьма необычной, нетрадиционной. Это не всем нравится, но это тенденция. Тренд плюс мистические истории – хорошая база. Те же «Барби» и куклы компании Bratz — все они уже устарели. «Барби» — это по большому счету женщина из 80-х: блондинка, карьера, успешность, Кен рядом. Bratz – это Америка 90-х: сумасшедшие прически, стиль R’n’B. А вот мукла была актуальнее некуда.

Я, кстати, об этом совсем не думала, в то время, когда их создавала. Но однако. Соответствие тренду разглядели глянцевые журналы, а не мы.

Позже был момент, в то время, когда мукол стали покупать девушки, пробующие соответствовать этому образу. Для них мукла – это воплощенная тенденция, которую возможно подержать в руках. Их личная Кейт Мосс. Мы совсем на это не рассчитывали. Я рисовала в голове что-то более утонченное.

Но мы были на пике тренда. Нас сейчас лишь с ним и ассоциируют. Такая история…

БУКТРЕЙЛЕР. Маруся. Проект Этногенез


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: