Умные люди ценят свободу или продают ее дорого

      Комментарии к записи Умные люди ценят свободу или продают ее дорого отключены

Умные люди ценят свободу или продают ее дорого

Александр Шенаев Редактор, Москва

Успешны ли вы, в случае если другие получают в много раза больше? О деньгах, успехе, тайности и мотивации личной судьбе ? Executive.ru разговаривает с Сергеем Белоусовым по окончании его возвращения в Acronis.

Летом 2013 года Сергей Белоусов стал председателем совета директоров компании Acronis (решения резервного копирования, восстановления и хранения данных). Эту компанию Белоусов основал в 2000 году, а через пять лет передал управление команде менеджеров, дабы плотнее заняться вторыми собственными растущими бизнесами, а также Parallels, Acumatica, а после этого и венчурным фондом Runa Capital.

К декабрю 2013 года в Acronis уже случились важные трансформации, в особенности в рядах топ-менеджмента. Вместе с Белоусовым в компанию пришла его управленческая команда, и пара топ-менеджеров из Микрософт, «Лаборатории Касперского» и других больших IT-компаний.

Но главные трансформации в первых рядах. Так как Белоусов собирается увеличить оборот Acronis в десять-двадцать раз до $5 млрд и вывести бизнес на новые географические рынки.

Из-за чего мощь и успешность ? это растяжимые понятия в бизнесе? Какая неприятность станет главной для человечества в ближайшие десятилетия? Что нельзя отнимать у людей, каковые создают лучшие продукты?

И как отличить здоровую компанию от больной?

Об этом и многом втором Executive.ru разговаривает с венчурным инвестором и известным предпринимателем Сергеем Белоусовым.

Executive.ru: «В неспокойные времена для компании будет лучше, в случае если у руля поднимется предприниматель, а не менеджер». Так вы аргументировали собственный возвращение в Acronis в одной из недавних статей. Что именно вас на данный момент не устраивает в Acronis?

Сергей Белоусов: Неспокойные времена ? это напротив прекрасно. Это вовсе не свидетельствует, что меня что-то не устраивает. Для чего люди едут на Аляску на протяжении золотой лихорадки ? это также неспокойное время? Тут два основных фактора: могу ли я что-то очень сильно сломать в Acronis? Нехорошее, что может случиться, ? все станет ненамного лучше прошлого, и это не верно уж страшно. Второй фактор ? смогу ли я сделать все намного лучше? Да. Я вижу новые возможности для компании, которых я не видел восемь лет назад.

Я попытаюсь максимально реализовать возможности с командой Acronis, дополненной новыми людьми.

Вместе с Сергеем Белоусовым (слева) в Acronis пришел Станислав Протасов (справа), основной человек в Parallels по разработкам. Фото: Parallels

Executive.ru: Другими словами, прошлые команды управленцев Acronis показали себя не на полную мощность?

С.Б.: Мощность ? в бизнесе понятие растяжимое. Допустим, вам в собственности торговая сеть «Лента». Не хорошо ли вы трудитесь, в случае если выстроили сеть гипермаркетов с оборотом в $3 млрд?

Наряду с этим существует Walmart с оборотом $500 млрд.

Вот меня довольно часто именуют успешным предпринимателем. Ну, какой же я успешный? У Acronis оборот пара сот миллионов долларов в год, а другие успешные компании в смежных областях имеют обороты в пара десятков миллиардов.

Это как обороты «Лента» и Walmart.

Executive.ru: Что станете поменять в компании?

С.Б.: Главные три области для улучшения: 1) новые заточенные технологии; 2) фокус на новые географические рынки, где Acronis возможно номер один, к примеру, на Россию; 3) фокус на облачные совокупности хранения, доступа, архивации, резервного копирования данных и надёжного доступа. Кардинальные перемены уже начались. С января 2014 года начнем деятельно объявлять о выходе новых продуктов, покупке копаний, найме лучших кадров.

Executive.ru: Чем ваша нынешняя мотивация отличается от той, что была в 2000-е годы, в то время, когда основывали компанию?

С.Б.: Раньше я был намного моложе, исходя из этого мало думал о мотивации. Легко делал. Тогда я относился к Acronis, как к некому методу получить деньги.

Наряду с этим в 2005 году я еще не видел, что Acronis может стать компанией с многомиллиардной прибылью.

А на данный момент Acronis для меня ? не столько метод получить, сколько возможность донести многим частным и бизнесменами пользователям о ответственном, несложном и эргономичном методе ответа нередких неприятностей с утратой данных. За восемь лет обстановка изменилась, и по сей день эти имеют значительно большее значение. Да, в этом сегменте большое количество компаний, но у многих разработки значительно не сильный, чем у Acronis , исходя из этого мы можем их догнать и перегнать.

Executive.ru: Среди них и Dropbox…

С.Б.: Dropbox ? не совсем отечественный соперник, но компания из данной области. Отечественные мобильные продукты предназначены для сверхценных данных, каковые вы никому не желаете показывать, а Dropbox трудится с данными, которыми вы желаете делиться с миром. Это различные эти.

Executive.ru: Другими словами, вы больше заточены на корпоратов?

С.Б.: Из-за чего? У каждого человека имеется серьёзные и своеобразные эти, каковые он не желает хранить в том месте, где к ним теоретически кто-то может получить доступ. Сейчас про каждого возможно отыскать большое количество компромата, в случае если получить доступ к его электронным данным.

Много лет назад люди верили: в то время, когда тебя желают убить, этого точно не сделают в церкви. Но убивают и в церквях, причем уже давно. Сейчас часть мирового населения не видит ничего нехорошего в том, что, скажем, у Агентства нацбезопасности США имеется копии всех данных.

Ангела Меркель не весьма нервничает, по причине того, что наподобие как в Агентстве трудятся хорошие парни, они всех защищают. Но это не верно. В том месте трудятся люди, они смогут ваши эти применять и в нехороших целях также.

Легко до тех пор пока к вашим данным мало доступа, а чем дальше, тем больше возможность того, что они смогут прямо либо косвенно быть использованы вам во вред.

Исходя из этого сохранить приватность ? это громадная глобальная проблема, которая в следующие тридцать лет станет одной из главных неприятностей людей.

Это как вирусы. В одной книге разъяснялось, что сильнейшие цивилизации покоряли вторых не за счет большого IQ, а по причине того, что они создавали больше еды ? плотность населения росла, распространялись вирусы. Выжившие люди производили иммунитет, а многие коренные африканцы, австралийцы и индейцы погибали от неприспособленности к вирусам, привезенными европейцами.

То же самое происходит с данными. Грубо говоря, сейчас вирусы ? это и компьютерные программы, и люди, каковые с вашими данными что-то делают. К примеру, в случае если ваша женщина встроит вам чип в голову и будет прослушивать все ваши беседы и отслеживать местонахождение, будет ли она довольна вашим поведением?

Возвращаясь к прошлому вопросу, я заявить, что Dropbox не есть сервисом, которому вы имеете возможность доверить каждые индивидуальные, корпоративные либо национальные эти.

Executive.ru: Что мешает «нехорошим юношам» заполучить эти, хранящиеся у вас?

С.Б.: В этом сущность истории со Сноуденом. Он растолковал, что Агентство нацбезопасности пришло к сотне компаний и взяло физический доступ к данным людей. СЕО Dropbox может вскрыть жесткий диск ? в том месте в мелком кусочке сохраняются эти пользователей.

А у нас нет физического доступа, по причине того, что данный жесткий диск находится в руках у миллионов тысяч людей и сотен компаний, он не в собственности нам.

Executive.ru: Возвратимся к вашему переходу в Acronis. Правда ли, что за вами в Acronis из Parallels и Runa ушли около десяти топ-менеджеров?

На декабрьской конференции TechCrunch Moscow Сергей Белоусов выступал уже в рубахе Acronis. Фото: tc.digitaloctober.ru

С.Б.: Из Runa со мной перешли два человека: Маша Дрокова, вице-президент по коммуникациям, и Гайдар Магдануров, мой советник. Из Parallels к команде Acronis присоединились ? Станислав Протасов, старший вице-президент по разработке, и Иван Луковников, вице-президент по разработке в бизнес-юните, что занимается облачными разработками. Но я так же, как и прежде являюсь совладельцем, мажоритарным владельцем и генеральным директором Parallels, и большинство команды осталась в том месте.

Executive.ru: Как необязательным было ответ людей о переходе?

С.Б.: Я их попросил, они были не против. Это простая история, ничего необычного тут нет. Базисный инстинкт подразумевает наличие вождя, альфа-самца.

Основной самец у горилл в праве заниматься любовью с любыми самками, а если он куда-то идет, то все должны идти за ним. В Российской Федерации пиарщики и журналисты довольно часто ассоциируют компанию с одним человеком. В действительности рост компании ? заслуга всей отечественной команды, и лишь вместе с ней я могу быть успешным. В этом смысле лучшая компания ? Микрософт, по причине того, что она ассоциируется со многими людьми.

Значительно лучше IBM, которая ассоциируется с брендом IBM. Как кличут СЕО IBM либо Intel? Вы понимаете?

В далеком прошлом закончились времена, в то время, когда возможно что-то сделать в одиночку. У меня имеется команда, с которой я могу достигать успеха, ? часть данной команды пришла в Acronis.

К примеру, все бизнес-проекты мы делаем с моим партнером Ильей Зубаревым пополам. По большому счету расширенная команда ? это приблизительно пара дюжин человек в любую секунду времени. Без них я не могу достигать хороших результатов.

Сложно растолковать распределение отечественных ролей, ответ мы принимаем совместно, но для внешней аудитории значительно чаще фигурирует Сергей Белоусов. У Цукерберга точно также имеется команда, у Джобса совершенно верно была команда, и она последовала за ним в Next, а позже обратно в Apple.

Единственное: кое-какие отвергнутые члены команды позже пишут мерзости, как Стив Возняк, а в остальном это неизменно команда.

Executive.ru: Была новость, что вы инвестируете $10 млн в столичный центр Acronis Lab и станете собирать в том направлении лучших IT-экспертов рынка. Где вы их станете брать?

С.Б.: Будем лично выращивать в вузах, переманивать. Само собой разумеется, это продолжительный процесс. на данный момент в Acronis Lab меньше десяти человек, а нам необходимо тридцать. Рынок труда программистов ? это не рынок футболистов. К примеру, олигарх, обладатель футбольных клубов может рассуждать, приобрести ли ему Месси либо нет. Для него вопрос лишь в цене.

Программисты приобретают примерно одинаково, но их нужно уговаривать, они желают делать крутые продукты, им нужна возможность и автономность развивать собственные таланты, им должно быть вправду весьма интересно. У нас весьма интересно!

Executive.ru: У вас имеется договоренности, к примеру, с Евгением Касперским о непереманивании?

С.Б.: У нас хорошие отношения с Касперским и отечественными главными людьми. Будь у нас такие договоренности, у нас бы не трудились крутые люди, по причине того, что у них имеется базисный инстинкт ? желание быть свободными. Продвинутые люди ни за что не захотят поменять свободу на что-то второе.

А вдруг захотят, то реализуют ее очень дорого, непропорционально полезности и своей себестоимости.

Наряду с этим, в случае если люди переходят из Касперского к нам либо напротив, мы стараемся сделать таковой переход вежливым. Неизменно спрашиваем, что человеку не нравится в том месте, из-за чего желает к нам, закончил ли он в том месте проекты. Другими словами, дабы это было честно, дабы никто не страдал.

Имеется компании, каковые мы не любим, исходя из этого стараемся из них персонал не нанимать. Серьёзна мотивация, а у людей, пришедших из недружественной нам компании, значительно чаще поломанная мотивация. Мотивация должна быть здоровой.

Executive.ru: Олег Тиньков как-то сказал, что основная мотивация ? деньги. Как оцениваете деньги в качестве главного мотиватора? Что, если не деньги?

С.Б.: Ответственны ли деньги? Да, они это неотъемлемая часть мотивации. Но мотивация разделяется на первичную и вторичную. Не легко поделить следствие и причину. У Олега, быть может, это первичная. Ну, не редкость.

Не смотря на то, что, думаю, он не верит в это, а просто любит публичные заявления.

Мне думается, что деньги для меня ? это не первичная мотивация. Но у моего партнера она первична. Быть успешным предпринимателем без материальной мотивации ? не легко.

У нас баланс.

Я в один раз говорю одному олигарху, также выпускнику Физтеха: «Дай денег, ты же хороший». А он ответил: «Нет, такие богатые, как я, не смогут быть хорошими, мы все жадные». Не смотря на то, что я пологаю, что в действительности он шутил.

Мне несложнее, и я не переживаю по этому поводу ? у меня имеется партнер, что играет роль жадного.

Executive.ru: Другими словами, не деньги ? основное?

С.Б.: Бизнес ? это неизменно история про зарабатывание денег для акционеров методом решения проблем конечных потребителей. Кроме того в уставе написано, что главная задача ? создание добавленной прибыли и стоимости. Acronis вправду желает вырасти в десять-двадцать раз меньше чем за десять лет.

Представьте график: слева ? больные жадные компании, у них деньги на первом месте; справа ? больные хорошие; а посередине ? здоровые, у них на первом месте желание осчастливить человечество. Они самые успешные, в сумме они больше всех получают и больше делают нужного.

Мы постоянно верили, что получить возможно, лишь осчастливив человечество, другими словами ? делая что-то нужное.

Executive.ru: Так звучат миссии всех больших компаний: Гугл, Facebook…

С.Б.: Я и говорю, что имеется здоровые компании, а имеется больные: патентные тролли либо private equity инвесторы ? они также получают деньги. Это все условно.

Executive.ru: Вы упомянули патенты. Как довольно часто сталкиваетесь с вопросами патентирования?

С.Б.: Патентные суды являются частью жизни IT-компании. на данный момент нас делает выводы компания Symantec. Патентный суд в среднем стоит $1-10 млн в год, и $2-30 млн за целый процесс. Исходя из этого делать выводы компанию, у которой нет таких денег, бессмысленно. На суд больше израсходуешь, чем получишь. У Acronis это шестой суд.

Это полностью стандартная практика для интернациональных технологических компаний.

В обязательном порядке необходимо создавать новые патенты: не для нападения, а для защиты. По причине того, что для растущих компаний патенты ? средство защиты, для громадных ? средство нападения на средние растущие. Но патентные войны ? это как грипп: в случае если моешь руки и делаешь вакцинацию, то в разы снижаешь риск заболеть.

Здоровая компания может тратить на патенты 1-2% оборота, включая патентные расходы и патентные суды. В случае если тратить меньше, то приходишь к тому, что тратишь больше. В Acronis будем создавать в несколько раз больше патентов, чем другие компании аналогичного масштаба. К примеру, у Parallels в двадцать раза больше патентов на единицу оборудования, чем у Касперского, не смотря на то, что Parallels многократно меньше. У Acronis похоже.

Это не прекрасно и хорошо ? у нас такая стратегия, у Касперского вторая.

Executive.ru: Патентные войны воздействуют лишь на юридический отдел? Либо сказываются на продажах и продуктах?

С.Б.: Если бы кого-то из начальников компании начали делать выводы за изнасилование десятилетней девочки, то, быть может, продажи бы очень сильно ухудшились. В противном случае, что мы судимся с Symantec, отечественных клиентов не тревожит совсем.

Executive.ru: Венчурный инвестор Мартин Цвиллинг говорит, что сейчас процветают компании с бета-лидерством. Вы какого именно лидерства придерживаетесь в Acronis?

С.Б.: Успешные и долговременные проекты ? такие как государство США ? основаны на бета-лидерстве. По причине того, что проекты с альфа-лидерством очень сильно завязаны на фаворита, что недолговечен. Мы желаем, дабы было бета-лидерство, дабы было большое количество фаворитов, по причине того, что творческим людям нужна самовыражение и свобода. Если они не самовыражаются, то им скучно, а если они скучают, то…

Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: