Выживет ли театр в кризис?

      Комментарии к записи Выживет ли театр в кризис? отключены

Выживет ли театр в кризис?

Эльдар Гарифуллин Редактор, Москва

Акции, облигации, фальшивое банкротство. Коммунистический зритель не осознавал этих слов в пьесах Александра Островского. на данный момент эти понятия особенно актуальны.

И не только для бизнеса.

В одном из ведущих театров Москвы – Малом театре – на данный момент ведется масштабная реконструкция: главное строение закрыто, но трудятся две сцены. По замыслам реконструкция должна была завершиться к 2018 году, но ходили слухи, что театр откроют уже в 2016 году. Изменились ли эти замыслы в кризисное время?

Об этом мы определили у председателя совета директоров Малого театра Тамары Михайловой.

Executive.ru: Уменьшилось ли количество зрителей в кризисные месяцы 2015 года если сравнивать с прошлым годом?

Тамара Михайлова: В декабрь и ноябрь 2014 года посещаемость мало упала. По всей видимости, люди были обеспокоены падением американского доллара и евро и больше интересовались приобретением бытовой техники.

Executive.ru: Имеется ли в театре сезонные месяцы по прибыльности? К примеру, в кинотеатрах февраль – прибыльный месяц, а сентябрь – не прибыльный.

Т. М.: У нас прибыльные месяцы – это октябрь, ноябрь, декабрь, январь. Февраль – хуже. Самые сложные – май, июнь.

Executive.ru: Вы как-то говорили, что гастроли Малого театра убыточные либо на грани рентабельности. А что будет с гастролями в кризисное время?

Т. М.: Пока остается под вопросом. Дело в том, что бывают разнообразные виды гастролей. на данный момент, благодаря определенному успеху, у нас появились предложения от коммерческих структур.

Это лучший вариант для нас, по причине того, что не требуется тратить деньги на рекламу и реализовывать билеты. Я опасаюсь сглазить, говоря, что в кризис мы не пострадаем. Но могу заявить, что те пьесы, каковые шли с аншлагами, так и идут.

Executive.ru: Сложно ли современную аудиторию завлекать на хороший репертуар театра?

Т. М.: Вы понимаете, Островский в советское время был не занимателен – неясно было, что такое «акции», «облигации», что такое «фальшивое банкротство». на данный момент это все актуально, и тяжело отыскать более современного драматурга, чем Островский.

Executive.ru: В Малом театре на данный момент ведется масштабная реконструкция. Вы говорили, что успеете завершить ее к 2016 году, не смотря на то, что по замыслам был 2018 год. Изменились ли замыслы по реконструкции театра в связи с кризисом?

Урезалось ли финансирование?

Т. М.: Нет, ничего не изменилось. Мы планируем открыть театр в 2016 году.

Executive.ru: Вы имели возможность существовать без национального финансирования? Небольшой театр – это прибыльный бизнес?

Т. М.: Для того чтобы масштаба театр не существует без национального финансирования. На содержание исторического строения тратятся важные деньги. Репертуарный театр в принципе не существует без национальной помощи. В случае если играться с двумя столами и стульями, в футболках и современных джинсах, предположительно, возможно приобретать прибыль с продажи билетов.

Но это будет уже не Небольшой театр.

«Театр для того чтобы масштаба не существует без национального финансирования»

Executive.ru: Планируется ли рост цен на билеты?

Т. М.: Это непростой вопрос, у нас с худруком Юрием Соломиным различные точки зрения на него. Он уверен в том, что в театр должны иметь возможность пойти педагоги, доктора – те люди, каковые приобретают не самую высокую заработную плат. Мне, со своей стороны, как директору, что занимается финансами, само собой разумеется, хочется поднять цена визита некоторых пьес, по причине того, что я знаю, что эти билеты позже перепродаются спекулянтами за солидные деньги.

Executive.ru: Вы как-то боретесь с перекупщиками?

Т. М.: А как с ними бороться? Фактически никак.

Executive.ru: Вы по образованию инженер, но трудились проректором в Щепкинском училище, а после этого стали директором Малого театра. Сложно ли было перестроиться?

Т. М.: В действительности я полностью технический человек, и для меня предложение стать проректором театрального университета было, само собой разумеется, откровением. Сперва было сложно, приходилось большое количество просматривать, поскольку Островского я просматривала, возможно, лишь в школе.

Executive.ru: А вам по работе нужен был Островский? Вы же не режиссер и не худрук.

Т. М.: Я была проректором по организационно-творческой работе в Щепкинском училище, и все, что касалось постановки, эскизов, костюмов, утверждалось конкретно мной. Исходя из этого мне нужно было большое количество просматривать, среди них и Островского.

Executive.ru: Штат театра около 700 человек. Сложно ли руководить таковой громадной командой? Вы взаимодействуете лишь с начальниками либо понимаете всех сотрудников в лицо?

Т. М.: Не могу заявить, что знаю всех в лицо. Моя главная функция – это менеджмент. В театре имеется намного более специалисты, чем я. Многие проработали тут всю жизнь.

Моя задача – создать им обычные условия и делать госзадание, которое нам дает Министерство культуры.

Executive.ru: на данный момент в кризис во многих компаниях урезают бонусы, надбавки, время от времени кроме того зарплаты. А как у вас в театре? Будут ли сокращения?

Т. М.: Мы до тех пор пока держимся. Я не могу вам сообщить, будут ли сокращения либо нет.

Executive.ru: А вдруг будут сокращения, то кого точно не выгонят с работы? Кто самый необходимый человек в театре?

Т. М.: В театре необходимы все. Спектакль – это громадное производство. В театре принципиально важно все: и верно загримированные артисты, и костюмы, подготовленные к спектаклю, и декорации, каковые должны быть своевременно поставлены и верно смонтированы. Наряду с этим все нужное для спектакля должно быть приобретено: у нас содержится больше тысячи соглашений.

Управленческая часть направлена на решение главной задачи, которой есть производство отечественного главного продукта – спектакля.

Фрагмент постановки «Бедность не порок» по пьесе Александра Островского

Executive.ru: А как не растерять звездный состав? Проводятся ли какие-то корпоративные мероприятия в театре?

Т. М.: Основной секрет – производить больше новых пьес. По причине того, что артисты весьма трепетно относятся к своим ролям и весьма волнуются потерять время и чего-то не сыграть. Исходя из этого, чем больше пьес, тем лучше.

Имеется два мероприятия, каковые возможно назвать «корпоративными»: окончание сезона и сбор труппы.

Executive.ru: Что происходит на сборе труппы?

Т. М.: Сбор труппы – это первое мероприятие в сезоне. В большинстве случаев, это сутки в сентябре, в то время, когда вся труппа (а это не только артисты, но все, кто трудится в театре) приходит ко мне по окончании летних каникул. Первая часть неформальная – люди радуются, обнимаются, делятся летними впечатлениями. Вторая часть – официальная, она проходит в зрительном зале. На сцену поднимается управление театра, у нас имеется прекрасная традиция сажать в президиум ветшайших артистов Малого театра.

И в праздничной обстановке Юрий Соломин говорит о замыслах театра на сезон, поздравляет юбиляров.

Executive.ru: Кое-какие пьесы по зарубежным пьесам у вас ставили режиссеры-носители языка, на котором написана пьеса. Изменилась ли как-то эта практика в связи с кризисом?

Т. М.: На ближайшее время замыслов по такому сотрудничеству нет. До тех пор пока ограничимся русскими режиссерами. Мы особенно и не собирались приглашать зарубежных режиссеров в текущем году.

Executive.ru: Имеется ли у Малого театра соперники?

Т. М.: В действительности, не может быть конкуренции в театре. В любом театре имеется что-то занимательное. У нас кроме того одинаковый спектакль смотрится любой раз по-различному. Имеется «Ревизор» с одним составом и имеется с другим.

Мы – хороший театр, и в то время, когда мы пробовали поставить современные пьесы, возможно, кроме того не самые нехорошие – публика восприняла это не отлично.

Executive.ru: К вопросу о современности: планируется ли модернизация театра в связи с реконструкцией? К примеру, автоматы в буфетах?

Т. М.: Нет, автоматов пока не будет. Я обожаю La Scala, и как-то данный театр не планирует меняться, кроме этого как и Венская опера. Модернизация в Малом проявится в вещах более ответственных, чем автоматы в буфетах.

У нас по окончании реконструкции покажутся удобства для людей с ограниченными возможностями: пандусы, подъемники, а также в кресла будет вмонтирована совокупность личного прослушивания для людей с нарушением функции слуха.

Executive.ru: Вы уже больше четырех лет являетесь председателем совета директоров. Чем вы гордитесь из того, что сделали за эти годы в театре?

Т. М.: Я буду гордиться тогда, в то время, когда открою Главную сцену.

Executive.ru: Поменяется ли репертуар театра в связи с кризисом? Планируются ли большие премьеры?

Т. М.: Это щекотливый вопрос, мы держим премьеры в тайне. Ближайшая – «8 любящих дам» по пьесе Робера Тома. В спектакле заняты ведущие актрисы Малого театра: восемь исполнительниц различных поколений.

Наравне с ведущими актрисами, на сцене трудится и молодежь, сравнительно не так давно пришедшая в театр.

Executive.ru: Чем, на ваш взор, театр может привлечь руководителей и бизнесменов?

Т. М.: Могу вам так ответить. Президент нефтяной компании «Лукойл» Вагит Алекперов пара раз был на отечественных спектаклях. Затем он обратился к Президенту Российской Федерации Владимиру Путину с инициативой о создании филиала Малого театра в Когалыме.

Президент поддержал эту инициативу, и сейчас в Когалыме строится филиал отечественного театра.

Executive.ru: На какие конкретно пьесы вы дадите совет сходить аудитории Executive.ru?

Т. М.: Сходите на «спектакли» и Ревизора по пьесам Островского. Я как-то была на «Ревизоре» с важной делегацией. Тогда отечественные гости были поражены, как актуален на данный момент данный текст, мы не заменили ни слова, и думается, что Гоголь написал это день назад.

Маша и Медведь — Лучшие серии 2016 года. Топ 10 самых популярных серий года!


Увлекательные записи:

Похожие статьи, которые вам, наверника будут интересны: